27 марта 2014Colta Specials
22776

Вот и все

Фотограф Степан Рудик исследует изнанку загробной жизни на украинских кладбищах

 

Гравировки на оборотной стороне могильных плит — настоящий калейдоскоп обрывочных воспоминаний, образов и пожеланий, обнаруженный на кладбищах Киева, его окрестностей, Харькова и Измаила в 2012 году. Если когда-то в курганы помещали коней, собак, украшения и оружие, то теперь умерших провожают в последний путь картинками с Эйфелевой башней, машиной дальнобойщика, медалями или театральными масками.

От автора 

Еще у первобытного человека проявлялось желание запечатлеть что-то из своей жизни и быта, тем самым питая, может быть, надежду на продление этого момента, даруя ему жизнь вечную. Первые рисунки, известные нам, изображают сцены охоты. То, что занимало большую часть времени и давало жизнь, — добычу пропитания. Главное в тогдашней жизни человека и было основной темой наскальных рисунков. Почти ничего не изменилось и в современном мире. Человек все так же жаждет оставить после себя след прожитой жизни. А потомство желает оставить в памяти что-то о своих предках, родных, друзьях. Сохранить образы тех людей, которые уходят, ведь с человеком уходит целый мир, которым он жил. И по-прежнему существуют «наскальные рисунки»: они теперь наносятся на надгробные плиты, на памятники на могилах ушедших людей. Нанесение гравировки, отображающей жизнь покойного, на надгробные камни — для Украины весьма распространенный ритуал, равно как и для других стран бывшего СССР. Этот вид «искусства» популярен среди обывателей, представителей среднего класса, и гравировщики в бюро ритуальных услуг без дела не сидят. Но только теперь эти рисунки стали изображать куда более широкий спектр страниц жизни. Это и то, кем был человек, — его профессия, род деятельности, образ жизни, разнообразные увлечения; это и его мечты, то, чего добился или не добился, к чему стремился, сцены из жизни, изображение мест, где бывал или где так и не удалось побывать. Хотя, по большому счету, это все та же добыча пропитания, добыча сырья, только более изощренная. Порой изображают красивый пейзаж, характерный для той местности, где проживал человек. Можно по таким изображениям уже что-то сказать о незнакомом человеке. Можно получить представление даже об историческом развитии народа, культуре страны. Это своеобразная иллюстрированная история целого народа, состоящая из индивидуальных историй. Мир живет дальше своей жизнью, но даже когда не будет на свете заказчиков и создателей этих надгробных рисунков, сами рисунки останутся. Безмолвные свидетели, сотворенные людьми для людей и представляющие в целом параллельный мир. С красивыми пейзажами, с красивыми людьми, с красивой бессмертной жизнью.

Сайт фотографа


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202240214
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202235764