9 июня 2020Colta Specials
14842

Под «короной»

47 фотопроектов о жизни во время пандемии и самоизоляции

 

Сегодня в Москве отменяют режим самоизоляции. Для многих людей смена привычного уклада жизни стала тяжелым испытанием, но были и такие, которые провели взаперти время с пользой, открыв в себе новые возможности и таланты.

Во время карантина COLTA.RU объявила open call фотопроектов, осмысляющих пандемию COVID-19, всеобщий карантинный режим и их последствия для общества, среди профессиональных фотографов и всех желающих.

Из присланных заявок мы отобрали 47 проектов, сделанных в разных техниках и жанрах. В них зафиксированы самые разные взгляды на эти несколько «изоляционных» месяцев — от крика души женщины, запертой на кухне, до уличных арт-перформансов, осуществленных с хладнокровным нарушением режима.

1. Наталья Малютина. «У меня все дома»

Работа над проектом началась до пандемии COVID-19, но, по сути дела, во время добровольной самоизоляции моя жизнь мало изменилась. Как и прежде, я очень много времени провожу на кухне. Правда, сейчас я оказалась практически запертой на ней, так как дети и муж разбрелись по комнатам, перейдя на удаленную учебу и работу, а мне досталась кухня! Получается, что, с одной стороны, у меня все члены семьи дома, а с другой стороны — большую часть дня я провожу на кухне совсем одна.

Сейчас из-за пандемии я осталась без заказов и съемок, и мне пришла в голову идея подойти нестандартно к выполнению моих домашних обязанностей. Я решила рассмотреть кухню как место с позиции современного искусства. При этом была еще одна цель — показать абсурдность самоизоляции. Тут же прослеживается моя гендерная роль женщины — жены, матери и хранительницы домашнего очага, пытающейся вырваться из навязанных шаблонов и стандартов.

В данном проекте вы можете разглядеть отсылки к известным произведениям живописи и современной фотографии. Если не узнали, то это мое творчество.

Инстаграм

© Наталья Малютина
© Наталья Малютина
© Наталья Малютина
© Наталья Малютина
© Наталья Малютина
2. София Слоним. «Призраки»

Я никогда не любила одиночество. Мне даже в «узком кругу» было тесно. Я не представляла свою жизнь без постоянных новых знакомств, да и вообще я тот самый «несамодостаточный» человек, для которого локдаун стал страшным испытанием.

Когда я поняла, что друзей я увижу нескоро и все мои главные занятия отменили, я впала в какое-то состояние полужизни, в котором я не могла даже удержать камеру. Я стала выходить из дома с мобильником и снимать то, на чем останавливается мой взгляд. Люди, переставшие общаться друг с другом, нагоняли на меня грусть. Это был город призраков. И я тоже стала призраком, который не может подойти к человеку и перекинуться с ним парой слов. Улицы просто погрузились в тишину. Примерно тогда я увидела больше жизни в отражениях и играх света.

Инстаграм

© София Слоним
© София Слоним
© София Слоним
© София Слоним
© София Слоним
3. Никита Гольцов. «Кино с обратной стороны экрана»

Когда в самоизоляции миллионы людей не выдерживают пребывания дома, то сбежать от реальности и хотя бы на время забыть о делах помогают фильмы и сериалы. В своем проекте я решил объединить кино и фотографию, используя знаменитые образы и техники кинематографа, при этом поместив их в бытовую реальность.

«ВКонтакте»

© Никита Гольцов
© Никита Гольцов
© Никита Гольцов
© Никита Гольцов
© Никита Гольцов
4. Лена Альтшуль. «Delete»

Из-за пандемии COVID-19 я дома уже больше четырех недель. Внешне ничего не изменилось: я занимаюсь детьми, муж пытается работать удаленно. Но во мне поселился страх, и это не страх болезни или смерти. Я не могу его объяснить, но он превращает меня в беспомощного ребенка, неспособного нести ответственность за себя и своих близких. Мне страшно, пусто, темно и ничего не известно. Я наблюдаю, как постепенно исчезает и рушится то, что мы выстраивали годами, и я не в силах на это повлиять. Мой мир меняется, рассыпается и точно становится другим. Все медленно стирается одной кнопкой Delete. Конечно, я знаю, что справлюсь! Но пока я хочу, как в детстве, спрятаться в «домике» за шторой, чтобы торчали только ноги. А вы, пожалуйста, сделайте вид, что меня не видите! И я вылезу сама, когда вынесут праздничный торт.

Сайт

© Лена Альтшуль
© Лена Альтшуль
© Лена Альтшуль
© Лена Альтшуль
© Лена Альтшуль
5. Антон Поляков. «Untitled»

Антон и его кот Вася жили в обычной квартире типовой панельной девятиэтажки в городе Тирасполь. И все бы ничего, но в один из дней они оказываются отрезаны от внешнего мира. В этот момент выясняется, что в квартире появились новые обитатели. Чтобы разобраться в ситуации, на помощь приходит Владимир Ильич Ленин.

Сайт

© Антон Поляков
© Антон Поляков
© Антон Поляков
© Антон Поляков
© Антон Поляков
6. Татьяна Смирнова. «Личная зона карантина»

В период карантина ограничения в свободе сильно изменили мое физическое и психологическое состояние. Я стала бояться заболеть. Теперь каждое утро начинается с вопросов: болит ли горло, есть ли температура, дышу ли я носом или он заложен, могу ли я встать без боли. Мне приходится фиксировать, собирать картину состояний, ощущений, отождествляя себя со своим телом.

Заболеваемость, настоящая или мнимая, — это гамма ощущений организма и его частей. Бывало, что я тревожилась и возвращалась в детские воспоминания. Чувствовала слабость и уязвимость. У меня иногда появлялись бессознательное давление, жжение, изменение температуры, сжатие в частях тела.

Фотография помогает показать то, что сложно сказать словами. Я больше понимаю себя, свои светлые и темные стороны, хотя не перестаю бояться болезни и смерти.

«ВКонтакте»

© Татьяна Смирнова
© Татьяна Смирнова
© Татьяна Смирнова
© Татьяна Смирнова
© Татьяна Смирнова
7. Марина Токарева. «Опасные простые вещи»

На пластиковых поверхностях коронавирус живет дольше всего — от трех до семи дней. Мы ежедневно с ним взаимодействуем, но насколько это безопасно? А что, если я принесу вирус домой, просто купив бутылку воды? Упаковка — промежуточный продукт, который в итоге становится мусором. Инфицированный мусор утилизируют в больницах как опасные отходы. Но не в быту — сейчас количество потенциально опасного мусора катастрофически увеличивается. Размышляя о природе страха перед предметами повседневности, я обнаруживаю себя в ситуации недоверия к настоящему и тревоги за будущее.

Сайт

© Марина Токарева
© Марина Токарева
© Марина Токарева
© Марина Токарева
© Марина Токарева
8. Елена Чихичина. «Страшно… интересно»

Мои дети стали расспрашивать меня о том, как мы пережили предыдущую пандемию. У меня нет опыта, которым я могла бы поделиться. Я изучала историю в школе и знаю про чуму и испанку. Я смотрела фантастические фильмы про апокалипсис, когда в мир вторгается неизвестное зло. Но мне ничего не известно про вирус, который в 2020 году атаковал человечество. Мои страхи подпитываются образами из старых книг и из киносценариев. Я не знаю, надо ли мне что-то предпринимать, не понимаю, как долго мы будем находиться в изоляции, что произойдет с обществом по окончании пандемии. Страх перемежается сомнениями, дни похожи один на другой. Я заперта в тесном пространстве со своей семьей. Пытаясь уйти от такого положения, от заточения, первые дни карантина я шла поздно вечером во двор. Одиночество давало отдых, но темнота нагнетала тревогу. Когда режим самоизоляции был ужесточен, я стала искать свободу внутри себя. Создавая яркие натюрморты из подручных вещей, я превращала коронавирус в гламурную вещицу, модное слово. Но сочетание разнородных материалов не давало долго задержаться на этом ощущении. Я попробовала примерять на себя разные наряды, чтобы мысленно перейти в иное измерение. Мне было непривычно в этой одежде, неуютно перед камерой, я не могла контролировать процесс. Но это было и увлекательно. Я все больше ощущала себя как в кино. Когда мне страшно и одновременно интересно, что же будет дальше…

Сайт

© Елена Чихичина
© Елена Чихичина
© Елена Чихичина
© Елена Чихичина
© Елена Чихичина
9. Екатерина Васильева, Мария Кокунова. «#stayathome»

Два фотографа, Екатерина Васильева и Мария Кокунова, с 13 апреля ведут визуальный диалог в период пандемии COVID-19 с целью отрефлексировать происходящее в мире в рамках собственного дома. Екатерина находится в Стокгольме, где не был введен карантин, а Мария проживает в поселке Ульяновка Ленинградской области. Они предлагают зрителю интерпретировать их временные инсталляции и фотографии, расшифровать символы, метафоры и аллегории и собрать свой собственный пазл условно в рамках игровой терапии в это непростое время.

Сайт Екатерины Васильевой

Сайт Марии Кокуновой

© Екатерина Васильева
© Мария Кокунова
© Екатерина Васильева
© Мария Кокунова
© Екатерина Васильева
10. Анастасия Мальцева. «Watching the clouds»

Изоляция — это сложно. За все время «на карантине» мне все же приходилось выходить из дома: ведь, если ты не работаешь, ты больше не сможешь купить себе еды и накормить кота. Но все остальные дни, когда ты дома, ты остаешься совершенно один и наблюдаешь за новым отношением к своему жилищу и к тому, что вокруг тебя.

Не знаю, насколько легче или труднее находиться на карантине вместе с кем-то, так как я оказалась в «одиночной камере». В такие моменты время как будто замирает, ты больше никуда не спешишь, и это приводит в замешательство.

Вначале появляются чувство страха, инстинктивное чувство самосохранения, спасения себя от других и других от себя. Кажется, что все изменяется очень быстро и нет пути назад. Потом приходит тоска. На улице становится теплее, ты наблюдаешь за соседними домами, тщетно подглядывая в чужие окна, занавешенные от непрошеных гостей. Ты пытаешься наполнить комнату чем-то живым: медитируешь, встречаешь рассвет, неторопливо слушаешь музыку. Время остановилось, и ты встречаешься с самим собой.

Балкон — твое новое место для встреч: с соседями, со звуками извне, с людьми, которые все еще или уже не соглашаются оставаться дома.

Но даже в самые сильные моменты отчаяния откуда-то появляется такое светлое и теплое чувство — это ощущение надежды, ощущение радости и жизни, которая никогда не переставала.

Flickr

© Анастасия Мальцева
© Анастасия Мальцева
© Анастасия Мальцева
© Анастасия Мальцева
© Анастасия Мальцева
11. Александра Смирнова. «Станция метро “Приморская”»

Серия этих кадров — одна из немногих возможных прогулок по нашему нестабильному и безопорному миру. Она собрана при помощи Google-карт в районе станции метро «Приморская» в Петербурге: модернистский Ленинград, криминальное прошлое, остановившееся время. Сегодня кадры выглядят как фиксация движения, как наивное, бытовое и иронизирующее «вчера», в которое хочется вернуться.

Инстаграм

© Александра Смирнова
© Александра Смирнова
© Александра Смирнова
© Александра Смирнова
© Александра Смирнова
12. Валерий Латыпов. «Онлайн-съемка как замена живому общению и возможность выжить в изоляции»

Прошло две недели после начала изоляции. Сериалы пересмотрены, книги перечитаны, на стенку слазил уже, музыкальный альбом написал, и все равно настал момент, когда не хватает живого общения.

Я думал, что онлайн-съемка не вызовет таких эмоций, как офлайновая, но, как говорится, дорогу осилит идущий.

Начал снимать FaceTime — и понравилось, за полчаса мы успевали зарядить друг друга, поддержать. Я позвонил друзьям из Лос-Анджелеса, Лондона, с Бали, с кем не виделся по нескольку лет, и меня затянуло. Cделали со «Снобом» проект, который представляю вашему вниманию, — «Редакция в изоляции»; получился очень теплый и живой репортаж.

Сайт

© Валерий Латыпов
© Валерий Латыпов
© Валерий Латыпов
© Валерий Латыпов
© Валерий Латыпов
13. Юлия Скоробогатова. «Жизнь в самоизоляции в России и Нидерландах»

В условиях пандемии каждая страна самостоятельно решает, как ей действовать и какие вводить ограничения для населения. Где-то выбирают строгую изоляцию, где-то — более мягкий режим, но с определенными условиями. Наверное, общим можно считать закрытие школ, детских садов, многих магазинов и, конечно, перевод значительной части сотрудников на работу в удаленном режиме. В результате во всем мире родители вынуждены больше времени проводить со своими детьми. Две семьи из двух стран — России и Нидерландов — с разной степенью ограничений для населения. У них намного больше общего, чем может показаться вначале. Вся съемка проводилась удаленно с помощью FaceTime.

Сайт

© Юлия Скоробогатова
© Юлия Скоробогатова
© Юлия Скоробогатова
© Юлия Скоробогатова
© Юлия Скоробогатова
© Юлия Скоробогатова
14. Карен Мнацаканян. «Безликие»

С введением режима повышенной готовности в условиях распространения новой коронавирусной инфекции многие мои знакомые стали носить защитные маски. В связи с этим со мной начали происходить курьезные случаи. Однажды на улице ко мне подходит женщина в маске, здоровается, спрашивает, как у меня дела. Я смотрю на нее и не могу узнать. А спросить неудобно. Перекинувшись со мной парой фраз, она ушла. Я так и не смог понять, с кем разговаривал. Сложилось такое впечатление, как будто человек потерял свое лицо. Я стал замечать, что безликие люди окружают меня везде: на работе, в магазинах, на улице. Смотрю на лица в масках и не знаю, кто это. Они все стали похожи друг на друга.

«ВКонтакте»

© Карен Мнацаканян
© Карен Мнацаканян
© Карен Мнацаканян
© Карен Мнацаканян
© Карен Мнацаканян
15. Андрей Андреев. «Прогулка. Место преступления безлюдно»

Проект существует как фотодокументация серии перформансов, публикуемая в Instagram Stories на протяжении режима «нерабочие дни» в связи с COVID-19. В ситуации с введением политической системой России ограничений на передвижение населения, пропускной системы, штрафов за нарушение самоизоляции, закрытием отдельных районов и населенных пунктов пустое пространство осмысляется как благоприятное условие для совершения незаконных действий.

Инстаграм

© Андрей Андреев
© Андрей Андреев
© Андрей Андреев
© Андрей Андреев
© Андрей Андреев
16. Наталия Ходыкина. «Есть контакт!»

Уже давно многие аспекты работы и общения ушли из реального мира в цифровой. Мы привыкли не ходить в гости к друзьям, а переписываться с ними, оставаясь у себя дома. Все считали это абсолютно нормальным и естественным, но, как оказалось, ровно до того момента, как у нас отняли возможность живого общения.

Больше всего от этого пострадали те, чья работа связана с непосредственным общением с людьми. Кто-то сразу сник, закрыл свой бизнес и обратился за пособием по безработице, кто-то просто выжидает. Я хочу рассказать о тех, кто быстро сориентировался и нашел свое место в новой реальности.

Идея этой истории пришла мне в голову после того, как я узнала, что дочь моих знакомых занимается синхронным плаванием в онлайн-режиме. Я связалась с несколькими людьми разных профессий. Это оказалось совсем несложно. Мы наладили трансляцию во время их работы, я дистанционно настроила камеру и сделала скриншоты.

Инстаграм

© Наталия Ходыкина
© Наталия Ходыкина
© Наталия Ходыкина
© Наталия Ходыкина
© Наталия Ходыкина
17. Мари Лова. «#кинозаокном»

Когда за окном происходит что-то «интересное», я делаю фото или видео и выкладываю его на Фейсбук, мои друзья в комментариях оставляют свои фото «интересного», что происходит рядом с ними в данный момент времени. Так я документирую изоляцию, строгую и не очень, в России, Канаде, Индии, Украине, Италии, Финляндии и других странах. C 5 апреля по 20 мая 2020-го... это проект с открытым финалом, мы не знаем, когда изоляция закончится и когда она начнется снова...

Сайт

© Мари Лова
© Мари Лова
© Мари Лова
© Мари Лова
© Мари Лова
18. Женя Соломатина. «Пауза. Время узнать себя»

Эта серия снимков сделана по видеосвязи в период карантина 2020 года. В то время, когда многие из нас оказались наедине с собой и необходимостью замедлить обычный ход дел. В такие времена мы думаем о личном, возможно, воссоздавая хронологию своей жизни и узнавая себя.

В разговоре, задавая вопросы о том, какие события юности повлияли на героинь этой серии, я получала неожиданные ответы. Перебирая в памяти этапы взросления, мы вместе пытались осмыслить, что такое женственность и как это ощущение влияет на наше отношение к себе и окружающему нас миру. В каком возрасте и через какие состояния мы начинаем чувствовать ее первое явление, тот особый импульс, который транслирует наше тело. Почему это чувство непостоянно и что влияет на его присутствие.

Мы все очень разные, и в этом есть красота. Фотографии — только попытка примирить разногласия, подобраться к истине и показать героев, вызвав у зрителя интерес, внимание, а не стереотипное суждение.

Инстаграм

© Женя Соломатина
© Женя Соломатина
© Женя Соломатина
© Женя Соломатина
© Женя Соломатина
19. Алена Мельникова. «Самоизоляция в свободном режиме»

Моя весна 2020-го должна была пройти за учебой по обмену в Германии — с новыми социальными контактами, работой над фотопроектами и семинарами в больших аудиториях. Учеба и большие аудитории переехали в Zoom и Adobe Connect, а фотопроекты стали попыткой не впасть в тоску, апатию и вопросы об упущенных возможностях.

Надо признать, что съемка в незнакомом городе и особых ограничениях дает поле для визуальных экспериментов, а обсуждение фотографий с преподавателем — ощущение полезности процесса и нового опыта.

«ВКонтакте»

© Алена Мельникова
© Алена Мельникова
© Алена Мельникова
© Алена Мельникова
© Алена Мельникова
20. Софья Дмитрева. «Innerlichkeit»

Эта серия — об опыте эскапизма во время пандемии.

На карантине, как и многие, я осталась совсем одна, и эти условия напомнили мне о том, как хорошо может быть в одиночестве. Когда все обязательства, отношения и нерешенные задачи отступают на второй план, пространство квартиры и 200 метров вокруг вдруг на несколько мгновений наполняются шорохами, музыкой, внутренним движением и прорываются в бесконечность. Мимолетность этого ощущения, когда тоска и одиночество становятся приятными, я попыталась удержать с помощью фотографий.

Инстаграм

© Софья Дмитрева
© Софья Дмитрева
© Софья Дмитрева
© Софья Дмитрева
© Софья Дмитрева
21. Катя Яковлева. «Звездолет COVID-19»

Мы стали инопланетянами этой поверхности и этой планеты — или, сидя на карантине, незаметно перелетели на другую.

В любом случае быстрая и незаметная замена нашей планеты на другую многое бы объяснила!

Какое название у нее?

Инопланетянин, приземлившийся здесь и вышедший на прогулку, уже неотличим от каждого из нас.

Мои фотографии — это инопланетная прогулка после потери одной планеты и в процессе обретения другой.

Инстаграм

© Катя Яковлева
© Катя Яковлева
© Катя Яковлева
© Катя Яковлева
© Катя Яковлева
22. Дарья Милюхина. «душно»

Серия фотографий отображает личное состояние во время самоизоляции.

Непрекращающееся ощущение духоты и тесноты в замкнутом пространстве, которое как будто сжимается со временем.

Окна — как основной источник восприятия окружающего мира, ты как в аквариуме. Балкон становится улицей, квартира — жизнью.

Сайт

© Дарья Милюхина
© Дарья Милюхина
© Дарья Милюхина
23. Арсений Несходимов. Из проекта «Дневники Карантингая»

Эта серия автопортретов была сделана в апреле, во время пандемии. Это своего рода комикс о человеке с перевязанным носом, так как маски не продаются в аптеках, а поскольку любая маска теперь обязательна, он вынужден носить медицинскую повязку на носу. Мой Карантингай — это обычный среднестатистический человек в самоизоляции. Его мир разваливается на части. У него больше нет работы и нет денег, чтобы платить за квартиру, он совершенно не понимает, как жить дальше. Все, что он пытается делать, — это эффективно проводить время: читать книги, делать зарядку, заниматься творчеством, но с каждым днем у него остается все меньше и меньше сил, и он медленно приходит в состояние уныния.

Сайт

© Арсений Несходимов
© Арсений Несходимов
© Арсений Несходимов
© Арсений Несходимов
© Арсений Несходимов
24. Ольга Грачева. «окна во двор»

Дом напротив точно такой же, как мой. Два параллельных здания и сотни жителей наблюдают друг за другом всю жизнь, но так пристально и чувственно — впервые.

Изоляция нарушила ход почти всех процессов моей жизни, но вид из окна не изменился, он стал моим спутником. И все, что было за эти два месяца, было на его фоне.

Инстаграм

© Оля Грачева
© Оля Грачева
© Оля Грачева
© Оля Грачева
© Оля Грачева
25. Екатерина Даненова. «Изоляция»

Какого цвета безысходность? На фоне происшедших недавно событий весь мир оказался в крайне непривычной ситуации. Люди, запертые в четырех стенах, загнанные в угол, запуганные новостями. Что ждет их впереди? Что будет потом?

Сейчас каждый человек чувствует себя «как тигр в клетке». Ходя от стены к стене в попытке не сойти с ума.

Монотонность дней. Лишенные разнообразия, все дни становятся похожими один на другой: однообразно-скучными. Многие люди остались в непривычном одиночестве.

Что останется и что умрет потом, в этой попытке пересечь границу и вернуться обратно в реальный мир? Сможем ли мы жить так, как раньше, или погрязнем в этих бледных цветах безысходности и неизвестности, где мы не можем решать ничего? Не можем сделать абсолютно ничего? Это недостаток силы. Но, даже не имея достаточно силы, мы можем противостоять тем, кто обладает властью и манипулирует жизнью.

Фейсбук

© Екатерина Даненова
© Екатерина Даненова
© Екатерина Даненова
© Екатерина Даненова
© Екатерина Даненова
26. Полина Родина. «В подвешенном состоянии»

Надежность, спокойствие, уверенность — все эфемерно. Мы жили, планировали, загадывали на будущее, но теперь впереди неизвестность. На день, на год, на всю жизнь. Мы все в подвешенном состоянии.

Инстаграм

© Полина Родина
© Полина Родина
© Полина Родина
© Полина Родина
© Полина Родина
27. Елисавета Ардашова. «Разомкнутость»

Это серия про узоры, про ощущение физической замкнутости и бесконечного поиска внутренних путей, про странные предметы, которые обнаруживаются в данности повседневного, становятся замеченными и начинают торжествовать, обретая новый смысл.

«ВКонтакте»

© Елисавета Ардашова
© Елисавета Ардашова
© Елисавета Ардашова
28. Елена Ливенцева. «Мне было страшно...»

Изоляция покрыла мое пространство налетом белой меланхолии. Мне было страшно потерять связь с внешним миром, с природой, возможность свободно передвигаться. В мое сознание постоянно вмешивалась внешняя тревога и искажала восприятие. Я чувствовала защиту, находясь дома, но это было также ощущением ловушки, в которой иногда не хватало воздуха.

Пандемия влияла на мои ощущения, на мои мысли, самочувствие, на мою кожу. В это время я решила использовать фотографию как способ удержать себя в состоянии гармонии и не потерять связь с тем, что может помогать мне и моим близким переживать это тревожное время.

Инстаграм

© Елена Ливенцева
© Елена Ливенцева
© Елена Ливенцева
© Елена Ливенцева
© Елена Ливенцева
29. Анна Титова. «Пыль»

Один из первых многочисленных страхов, с которыми я живу в плотной связке, — страх удушья. Еще в детстве, лежа в кровати, я часто не могла уснуть, ощущая острую нехватку воздуха, звала маму. Никто не обращал внимания, списывая все на фантазию.

Уже больше недели я круглосуточно нахожусь в старой пыльной квартире, и мне трудно дышать. Кажется, еще немного — и воздух закончится, а легкие заполнит пыль. Но страха больше нет, есть только нарастающий ком злобы, который не разбить никаким творческим импульсом.

Инстаграм

© Анна Титова
© Анна Титова
© Анна Титова
© Анна Титова
© Анна Титова
30. Дария Землянова. «Lockdown Portraits»

С рождения меня преследует двойник — моя сестра-близнец. Мы долго стремились как-то отделиться друг от друга, при этом мы делили одну комнату, занятия, круг общения. Постепенно это разделение произошло: сначала в последних классах моя сестра перешла в другую школу, а потом уехала учиться в Санкт-Петербург. Со временем я осознала, что совершенно не знаю этого человека, так похожего на меня внешне и генетически.

В марте 2020 года моя сестра вернулась в родной город, чтобы проводить странное время всеобщей самоизоляции ближе к семье. Мы самоизолировались вдвоем в одной квартире и за три прошедших месяца знакомимся друг с другом заново. Как фотографу, мне хотелось отразить этот процесс нового узнавания и опыт вынужденного пребывания в одном пространстве в творчестве, чтобы получше запомнить. Так родился мой проект «Lockdown Portraits».

Инстаграм

© Дария Землянова
© Дария Землянова
© Дария Землянова
© Дария Землянова
© Дария Землянова
31. Мария Ионова-Грибина. «#covidrealpeople»

Когда заболели мои первые знакомые, я решила рассказать об этом друзьям в своей ленте Фейсбука, снимая портреты заболевших и записывая их истории. В моем окружении многие не верили в коронавирус и относились к ситуации несерьезно. Никто не носил защитные маски, все гуляли и общались.

С середины марта я уже находилась дома и почти не выходила на улицу. Я начала снимать онлайн — при помощи видеосвязи и интернета.

Сначала это были только портреты заболевших, но постепенно история расширилась. Я снимаю портреты врачей, портреты волонтеров, портреты тех, кто не смог вернуться домой из-за закрытия границ, портреты тех, кто давно сидит дома и не может выйти, портреты тех, кто поженился в разгар пандемии, детей, которые учатся теперь онлайн, портреты беременных женщин, которые не могут «перенести» свои роды и вынуждены рожать в такое непростое время.

Вокруг нас тонны информации о пандемии, мы видим огромное количество цифр статистики. Через эти портреты я рассказываю истории людей, связанные с ситуацией во всем мире, с пандемией COVID-19. Мой проект дает цифрам голос и собственное лицо.

Сайт

© Мария Ионова-Грибина
© Мария Ионова-Грибина
© Мария Ионова-Грибина
© Мария Ионова-Грибина
© Мария Ионова-Грибина
32. Ирина Гейнц. «Time to watch out»

Я предложила всем желающим поделиться видом из окна и своими мыслями, написанными на стекле. Такая коллективная практика дает возможность высказаться, отвлечься, а главное — почувствовать, что вы не одиноки в это страшное время. Получился общий дневник самоизоляции.

Сайт

© Ксения Карташева
© Ирина Гейнц
© Анна Миронич
© Анна Рыбалева
© Полина Куницина
33. Сергей Исаков. «Мертвец на доставке»

Взгляд на эпидемию COVID-19 в Москве глазами курьера.

Жизнь одновременно остановилась и резко поменялась. Закончились съемки и деньги, новые реалии быстро заставили меня найти новую работу. Какая-то безнадежность и одиночество не покидали меня от заказа до заказа, решения нашего правительства добавляли внутреннего гнева и общей паранойи. Одна из немногих вещей, державших меня на плаву, — камера, через которую транслировался весь поток моих чувств.

Инстаграм

© Сергей Исаков
© Сергей Исаков
© Сергей Исаков
© Сергей Исаков
© Сергей Исаков
34. Полина Чмелевская. «#phototime»

Режим самоизоляции — это вызов для всех. Этот период — не повод ограничивать себя в творчестве. Это повод развить себя и открыть новые границы своих возможностей.

Фотографы запустили челлендж #facetimephotochallenge, в котором съемка проходила по видеосвязи. Людей по всему миру эта идея не оставила безучастными.

Я также не осталась в стороне. Мне не хотелось ограничивать себя рамками квартиры. Я создала проект, в котором попросила поучаствовать своих друзей.

Задача состояла в том, чтобы сделать снимки повседневной жизни на самоизоляции, увидеть индивидуальность каждого человека. Хотелось показать красоту человека в его естественности...

Инстаграм

© Полина Чмелевская
© Полина Чмелевская
© Полина Чмелевская
© Полина Чмелевская
© Полина Чмелевская
35. Андрей Романенко. «Вне свободы»

Снимая различные фотопроекты в Москве и по малым городам России, я привык к частым командировкам. Самолет, поезд, машина. С 29 марта вводится режим самоизоляции. Несколько дней у тебя растерянность. Как жить, вести дела, отсутствие общения... Потом радость от уменьшения количества звонков на мобильный телефон и деловых писем на email, возможность закончить копившиеся месяцами домашние дела.

Через три недели изоляции тебе начинает не хватать пространства квартиры. Начинаешь разбирать домашние фотоархивы с путешествиями. Вспоминать контакты старых приятелей. Онлайн-концерты, мастер-классы быстро надоедают. Общение с внешним миром сводится к выходу на балкон, экрану компьютера и созвонам с родными. На улице практически никого нет, и ты фиксируешь «признаки жизни» на соседском балконе, одинокого прохожего, след самолета. Жизнь все равно пробивается через искусственные преграды, как стебелек дерева сквозь асфальт.

Сайт

© Андрей Романенко
© Андрей Романенко
© Андрей Романенко
© Андрей Романенко
© Андрей Романенко
36. Дарья Сетевинец. «Remains of the Day»

Фотопроект «Remains of the Day» («Остатки дня») представляет собой визуальное исследование изменения городской среды в период пандемии. Несмотря на то что сейчас мы находимся в самом сердце ее распространения, меры самоизоляции потихоньку ослабляются, что дает зеленый свет отторжению шокового состояния жителей Москвы и ближайшего Подмосковья: люди снова заполняют общественный транспорт и возвращаются в привычный им ритм жизни.

В фотографиях же выражена попытка освещения нынешней ситуации через взлом «обычности». Медиум обращен к маркерам и знакам этих изменений — к мусорным ведрам, стоящим у конечных станций веток метро. Внутреннее пространство мусорного ведра — относительно привычное зрелище, будничная банальность, но изменившаяся среда заполнила его новыми следами — медицинскими масками, смешанными с типичными остатками обыкновенного мусора в час пик. Эти остаточные явления возвращают предмет фокуса в дискурс внутри социального поля, в котором оперируют сами предметы и их «бывшие» носители.

Сайт

© Дарья Сетевинец
© Дарья Сетевинец
© Дарья Сетевинец
© Дарья Сетевинец
© Дарья Сетевинец
37. Света Эйтик. «Тревожная серия»

«Уважаемые жители и гости Подмосковья! Борьба с коронавирусом касается каждого из нас. Мы просим вас строго соблюдать режим самоизоляции и социальной дистанции. Оставайтесь дома и берегите своих близких. Выходите из дома только в случае крайней необходимости: для приобретения продуктов и лекарств. Будьте осторожны. Ситуация сложная, но вместе мы справимся».

Инстаграм

© Света Эйтик
© Света Эйтик
© Света Эйтик
© Света Эйтик
© Света Эйтик
38. Роман Кузнецов. «Самоизоляция. Автопортреты»

Автопортреты, созданные во время самоизоляции, в период с 21 апреля по 24 мая 2020 года, в районе Павшинская пойма г. Красногорска и в окрестностях.

Инстаграм

© Роман Кузнецов
© Роман Кузнецов
© Роман Кузнецов
© Роман Кузнецов
© Роман Кузнецов
39. Вика Буковская. «Скайпоскоп»

Чтобы исследовать карантинную жизнь, я изобрела скайпоскоп. Мой экран повидал Америку, Англию, Австралию, Францию, Испанию, Италию, Германию, Грузию, Украину, Индию, Иран, Бразилию, Индонезию, Японию. В самоизоляции по всему миру узники «короны» всматривались в объективы своих окон. Я полностью положилась на выбор случайности. Если вирус может быть где угодно, я тоже так буду. Я буду смотреть на поверхность, покрытую тонким слоем пыли. На двухмерное пространство цифровых искажений, помех, облаков из пикселей, где все двигается, дышит, пульсирует вместе со мной. И нет этому конца. Заканчивается только пленка в моем скайпоскопе.

Сайт

© Вика Буковская
© Вика Буковская
© Вика Буковская
© Вика Буковская
© Вика Буковская
40. Кира Голикова. «Улыбайся, за тобой следят»

Я приехала в Китай в октябре 2019 года, чтобы работать учителем английского в частной школе. Каждый день я должна была делать селфи — чекиниться в приложении, которое считывало выражение моего лица, геолокацию и время прихода в офис. Программа оценивала мою улыбку от 0 до 100 баллов. Также я должна была держать в курсе свое начальство о перемещениях вне города, а все покупки и движение финансов фиксировались в специальных китайских программах.

Когда на выходе из моего жилого комплекса из-за вспышки коронавирусной инфекции начали проверять температуру и документы, я не удивилась. Вскоре была внедрена система онлайн-чекинов, которые отслеживали людей на входе в метро, супермаркет, жилой комплекс, автобус. Из-за незнания китайского мне было непросто ориентироваться в ситуации, и первое время я боялась выходить из дома. Однажды я увидела, как местные жители перелезают через небольшой забор на парковке у парка и ходят туда гулять. Я начала делать так же. Выходя, я снимала на айфон или камеру, которую теперь прятала в большой карман пальто. Эти случайные снимки вряд ли могли заинтересовать кого-то еще, но создали альтернативный визуальный ряд рейтинговым улыбкам из рабочего приложения.

Сайт

© Кира Голикова
© Кира Голикова
© Кира Голикова
© Кира Голикова
© Кира Голикова
41. Марина Шукурова. «9+»

День объявления режима полной самоизоляции я застала в Хвалынске, городе своего детства, куда приехала навестить родителей. Я решила переждать пандемию в сельской местности, застряв в маленьком городке на берегу Волги. Девять дней карантина растянулись для меня на два месяца. Моя жизнь, в отличие от жизни города, где и так безлюдные улицы никого не удивляют, кардинально изменилась, затормозившись, как и многие мировые процессы. Я пыталась заняться спортом, но бросила эту затею. В основном я лежала на кровати, смотрела телевизор и в потолок. И ела папины пироги. Может быть, этого мне и не хватало для переосознания себя. Впрочем, я в это не особо верю.

Сайт

© Марина Шукурова
© Марина Шукурова
© Марина Шукурова
© Марина Шукурова
© Марина Шукурова
42. Александр Кормилицин. «Пандемия. Страхи»

Фотопроект «Пандемия. Страхи», опираясь на средства художников и фотографов-сюрреалистов, гипертрофирует, доводит до вымышленного максимума наше нынешнее состояние, позволяя тем самым приспособиться к нему психологически.

Значимый визуальный сюрреалистический прием, используемый в проекте, — изображение какого-либо признака, связанного со страхами людей, в несвойственном ему крупном размере. Также используется фон, окрашенный в ассоциативный красочный цвет, связанный с определенным страхом, дабы ослабить его воздействие.

Важную роль в проекте играют повседневные вещи, приспособления (особенно медицинские объекты), которые из-за вынужденной изоляции приобрели для нас особый смысл.

Инстаграм

© Александр Кормилицин
© Александр Кормилицин
© Александр Кормилицин
© Александр Кормилицин
© Александр Кормилицин
43. Маша Иванова. «В городе пропали мальчики»

Весной 2020 года мы остались дома одни. Без свидетелей, без отвлекающих раздражителей. Один на один с собой. Что это — уникальный шанс или тюремная пытка?

Современные технологии позволяют имитировать события реальной жизни, оставаясь наедине с самим собой, не впуская никого в свое пространство. Благодаря этим же технологиям можно проводить дистанционные съемки. Когда есть только ты и лишь голос фотографа сообщает тебе, как встать и куда посмотреть.

Бесплотной гостьей я зашла в комнаты к пятерым молодым мужчинам, чтобы побыть с ними в период пандемии, полюбоваться и сохранить в кадре их образы. В итоге этот проект и получился о том, как трансформируется творчество в заточении.

Инстаграм

© Маша Иванова
© Маша Иванова
© Маша Иванова
© Маша Иванова
© Маша Иванова
44. Евгения Корешилова. «Стена»

МЧС: «На 01.05.2020 в Вологодской области 199 случаев заражения COVID-19. Введены карантинные мероприятия. Пожалуйста, оставайтесь дома!»

Прошел месяц с тех пор, как впервые рекомендовали остаться дома, самоизолироваться. Месяц, как у меня закончился двухнедельный карантин после возвращения из Берлина. Где во время нашего пребывания закрыли выставочные и музейные площадки и нам пришлось исследовать уличное пространство по путеводителям. Мы проходили десятки километров между точками, отмеченными на карте, определяли свое местоположение относительно Берлинской стены, которой нет.

Именно в Германии началось строительство моей стены. Я контролировала движения рук, старалась ничего не трогать, аккуратно поправляла очки и соблюдала социальную дистанцию. Привезла стену домой, продолжила ее строить в квартире. Протянула вдоль пути на работу и обратно, вокруг кабинета, вокруг рабочего места. Моя стена становится выше, моя стена остается глухой. Я задыхаюсь. Мне хочется ее разрушить, но как разрушить то, чего нет?

Сайт

© Евгения Корешилова
© Евгения Корешилова
© Евгения Корешилова
© Евгения Корешилова
© Евгения Корешилова
45. Василий Пиндюрин. «59°57'10.0"N 30°13'12.7"E»

Мы заворожены. Дрейфуем во времени, словно космический корабль, сбившийся с курса. Хорошо, что у нас еще есть гравитация, иначе мы, неподготовленные, совсем бы утратили ориентиры. Это удивительно и пугающе, у нас есть еще связь с Большой землей, но мы так далеко от ее поверхности. На шестом этаже. Следим за всеми новостями, смотрим и удивляемся — будущее, которое мы наблюдали в фантастическом кино, наступило.

Мы поражены. Время ускорилось, дни становятся слишком похожи друг на друга. То ли страх, то ли еще что-то охватило, мы не можем оторваться от экранов. Пристально следим, нужно быть в курсе, нужно все знать о том, что происходит. Ходят слухи, что нас спасут. Наверняка есть уже какие-то средства, но пока все они звучат как бред или фантастика.

Мы заражены. Уставшие и скованные, бродим от стены к стене, ждем. Я фотографирую себя и свою семью, делаю быстрые снимки, делаю медленные постановочные кадры, собираю натюрморты, разбираю, фотографирую. Делаю фотографии черно-белыми, возвращаю цвет. Пробую разное освещение — дневной свет, искусственный свет, свет с цветными фильтрами и без. Делаю все, чтобы материализовать спасительный сценарий — найти порядок и координаты во всем этом безумии.

Сайт

© Василий Пиндюрин
© Василий Пиндюрин
© Василий Пиндюрин
© Василий Пиндюрин
© Василий Пиндюрин
46. Александр Чернавский. «Вечеринки не будет, приходите»

Зима 2019 года. Еще ничто в Москве не предвещает карантина, пустых ресторанов и закрытых школ. Милые люди на домашних вечеринках, где следы праздника напоминают о людях, которые уже разошлись по своим делам… Что остается после единения? Как выглядит одиночество по итогам веселья? Кто поддержит тебя в изоляции от мира — и какие воспоминания оживят твое личное одиночество? Эта небольшая серия — сентиментальная «документальная фантазия», где нет узнаваемых лиц, нет веселых людей — но есть воспоминания автора, есть рефлексия о том, как выглядит переход от праздника к спокойному одиночеству. Люди учатся рассказывать истории о том, как они остались одни. Но мы были вместе — и мы знаем, как это будет снова, в своем предчувствии прошлого будущего.

Все представленные фотографии сделаны на домашних вечеринках в 2019–2020 годах.

Сайт

© Александр Чернавский
© Александр Чернавский
© Александр Чернавский
© Александр Чернавский
© Александр Чернавский
47. Максим Сарычев. «Куда пропали все цветы?»

«От Нидерландов до Кении и США миллионы срезанных цветов, выращенных на продажу, уничтожены из-за падения спроса на цветы во время глобального локдауна весной 2020 года» — это одна из многочисленных новостей о коронавирусе, поглотивших все каналы информации. Скорость медиапотоков зашкаливает. Статистика заболевших поступает почти в реальном времени, но это вызывает только беспокойство и страх.

Мы можем наблюдать за смертью прекрасных цветов, но мы не видим фотографий жертв вируса в новостях. Право на приватность и контроль за распространением личной информации не позволяют нам видеть чужие страдания. Эта боль невидима для нас. Личные трагедии остаются в одиночестве, изоляции и — из-за опасности вируса — в отдалении даже от родных и близких.

Сайт

Розы. 8,854 / 242,896. 19 мартаРозы. 8,854 / 242,896. 19 марта© Максим Сарычев
Тюльпаны. 16,387 / 418,169. 24 мартаТюльпаны. 16,387 / 418,169. 24 марта© Максим Сарычев
Герберы. 52,403 / 1,096,043. 3 апреляГерберы. 52,403 / 1,096,043. 3 апреля© Максим Сарычев
Пион. 65,179 / 1,249,429. 5 апреляПион. 65,179 / 1,249,429. 5 апреля© Максим Сарычев
Калла. 167,478 / 2,467,110. 20 апреляКалла. 167,478 / 2,467,110. 20 апреля© Максим Сарычев

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Слова из глубиныЛитература
Слова из глубины 

Алексей Скоробогатов о книге «Венецианка и другие стихотворения» Роберто Муссапи в переводе Марка Гринберга

7 июля 20201917
Череда проклятийМедиа
Череда проклятий 

Лучшие сериальные премьеры июля: «Текст. Реальность», «Дивный новый мир», «Проклятие: Начало» и другие

7 июля 20201868