НОМ. «Вкус алкоголя»

Премьера песни с нового альбома «Семеро смертных». С комментариями лидера НОМ Андрея Кагадеева о гордыне и алкоголизме

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© НОМ

14 октября питерские классики НОМ — одновременно рок-группа, художественная секта и независимая киностудия — выпускают свой четырнадцатый альбом «Семеро смертных», который впервые за долгое время записан в студии, а не на домашних компьютерах. 2 ноября в Москве НОМ покажет большой театрализованный концерт под названием «Загробный цирк “Семеро смертных”». COLTA.RU представляет новую песню НОМ, у которой есть все шансы стать народной. С комментариями лидера группы Андрея Кагадеева.

«Вкус алкоголя»


— В пресс-релизе сказано, что вам потребовалось 27 лет, чтобы приблизиться к реализации альбома «Семеро смертных».

— Ну, это красиво выражаясь. В прошлом году мы отметили 27-летие группы НОМ, и тогда же возникла концепция нового альбома, по которой мы начали работать. До этого мы делали альбомы по-другому — пишутся песни, потом мы их собираем в альбом как впечатление за год. А тут мы писали по строгому концепту — как сочинение на заданную тему. За 27 лет мы никогда такого не делали, за исключением, возможно, альбома «Во имя разума», где была выдуманная история, которую мы представили в виде песен.

— Почему вы решили обратиться к теме смертных грехов?

— Летом мы были на кинофестивале во Вроцлаве и там зашли в городском музее на выставку Брейгелей, где была картина Босха «Семь смертных грехов» — такая небольшая дощечка, где были представлены фламандские людишки, развлекающиеся кто во что горазд — один жрет от пуза, другой еще чего-то... Она и послужила толчком, чтобы сделать свою версию.

Если так задуматься, для нас это не новая тема. У нас же ведь не религиозная проповедь. Все эти соблазны, дурь, крючки, на которые люди цепляются и на чем спотыкаются в течение всей своей жизни, — у НОМ всегда на них был свой острый глаз.

Сколько я дураков видал на своем веку.

— Какой ваш персональный грех?

— Как хотелось бы думать, у меня получился взгляд со стороны. Предполагается, что я философски на жизнь смотрю, с высоты своего опыта. Хотя за свою жизнь я наступил не на одни грабли. А практически даже на все. Ну и нельзя же писать о гордыне, любуясь самим собой в зеркале.

— Тогда какой, по-вашему, самый опасный грех?

— По моим наблюдениям, самый опасный и непреодолимый — это первый грех, самовлюбленность, те самые медные трубы. Мне практически не доводилось встречать людей, которые бы его побороли. Сколько я дураков видал на своем веку — выйдет на сцену, ему три человека похлопают, и ему голову снесет до конца жизни: «Да я же велик!» Ну и могу сказать, что дверцей ко всем грехам является бутылка с алкоголем (смеется). Это сто процентов. Через нее можно на все сразу налететь.

— За грех уныния у вас отвечает чужая песня — Егора Летова. Как так вышло?

— Эта песня делалась заранее к концерту-трибьюту, который потом отменился. Мне пришлось порыться в творчестве Летова, чтобы найти что-то подходящее для репертуара группы НОМ. Песню мы записали, а когда стали выстраивать концепцию альбома «Семеро смертных», мне не нужно было ничего сочинять — я ее сразу туда поставил. Мне кажется, она полностью соответствует теме — полное приятие и на все махнуть рукой, «х ** на все на это». Кстати, песня у Летова так и называлась — «На х **», это мы ей дали политкорректное название «В небо по трубе».

© НОМ


— У группы НОМ сейчас новый состав? Кто будет участвовать в шоу «Семеро смертных»?

— Альбом сочинялся как и раньше. Композиторы — Николай Гусев и Александр Ливер, барабанщик Вадим Латышев и балалаечник Алексей Зубков. Я и наш гитарист. Мы взяли две песни Копейкина, еще мы записали песню Михаила Елизарова. Женский вокал — Варвара Зверькова, которая работает с нами практически с детства. В шоу у нас будет 10 человек на сцене, такой биг-бенд, там будут новые люди, они сейчас репетируют программу. Но я бы сохранил небольшую интригу. Это вообще будет шоу анонимов. Концепция анонимного творчества, проповедуемого группой The Residents, мне всегда была близка. На самом деле надо обращать внимание не на личную жизнь артистов, сплетни или еще какую-то хрень — это не важно: слушайте музыку и смотрите на сцену.

— Группу НОМ в разное время называли и русскими Residents, и русскими Laibach. Вам самому какая группа больше нравится?

— Если брать стилистически и музыкально, то Residents — более самоценная группа. Мне близок их метод. То, что получается в результате, и не должно быть похоже на них — зачем нам копировать? Песни, которые похожи на Laibach, — это ироничные экивоки, так называемая лайбаховщина. Это не совсем всерьез, мы предлагаем зрителю такой штамп.

Переход в алкореальность прекратил наше сотрудничество.

— Как финальная песня на альбоме «Семеро смертных» — «Jedem das Seine»?

— Конечно, это нарочитый лайбах-кавер на Елизарова. Мы этого не скрываем.

— Альбом состоит из 10 песен, а программа концерта заявлена в двух отделениях.

— Должны же мы порадовать публику старыми хитами. Весь альбом длится 47 минут, а хороший концерт должен идти часа полтора-два. Я сам к такому привык. Поэтому первое отделение — это концептуальное новое шоу, а во втором отделении будет яркое, красочное веселье — ну как обычно, НОМ представляет свои песни, сочиненные за много лет существования.

— Вы сами на какие концерты ходите?

— Я всегда хожу на Ника Кейва, Einstürzende Neubauten, Laibach и Rammstein. На Laibach я, кстати, специально летал весной в Будапешт — у них была премьера нового тура в поддержку альбома «Spektr».

© НОМ

— Вы довольны тем, как приняли вашу предыдущую работу — кинофильм «Звездный ворс»?

— Да. В Питере он вообще шел в прокате полгода. Сложно было пробиться — директора кинотеатров в основном отказывались. И в московском «35 мм» отказались брать фильм в прокат — даже на неделю. «Вы не понимаете — сейчас никто не ходит на прокат. Давайте проведем хотя бы премьеру громко!» Когда у них за две недели до премьеры кончились билеты и случился аншлаг — они забеспокоились и стали на ходу заменять сеансы на «Звездный ворс». А я же им говорил... Зрители были довольны — они поняли, о чем фильм, они оценили нашу работу. Коммерчески фильм мог бы быть успешнее, если бы кто-нибудь вписался в его широкий прокат. Для этого надо заключать веерные договоры с кинотеатрами по стране, но это делается только через крупные компании, которые держат свою кормушку. Чтобы туда пролезть, им надо заплатить еще один бюджет фильма. А мы делали все сами.

— Недавно умер Сергей Кагадеев — приношу вам свои соболезнования. Он не принимал участия в альбоме «Семеро смертных»...

— Последние четыре года у нас никакой совместной деятельности не было.

— Вы совсем не общались — не обсуждали с ним идею альбома, ничего не показывали?

— Нет. Мы совсем не работали — это был принципиальный вопрос из-за образа жизни Сергея, из-за его пристрастия к алкоголю. Последним нашим опытом сотрудничества была его роль Волчестая в фильме «Звездный ворс». Это были два года абсолютно трезвой реальности и прекрасной совместной работы. Переход в алкореальность прекратил наше сотрудничество. И, к сожалению, Сергей, уйдя в 49 лет, своим примером подтвердил, что неспроста эти грехи названы смертными.

Альбом НОМ «Семеро смертных» доступен для предзаказа на iTunes

Московская презентация альбома пройдет 2 ноября в клубе «Известия Hall» 

Сегодня на сайте
Ecocup-10: куда идтиМосты
Ecocup-10: куда идти 

Подробный гид по очередному фестивалю «зеленого» дока и сопровождающей его образовательной программе

14 ноября 20191243