16 декабря 2021Современная музыка
15074

Саша Гагарин: «Винтажность — именно то, что нужно нам сейчас»

Лидер «Сансары», заслуженной екатеринбургской рок-группы, о новом альбоме «Станция “Отдых”», трибьют-проекте Мандельштаму и важности кухонных разговоров

текст: Александр Нурабаев
Detailed_picture© Антон Малыхин

Этой осенью екатеринбургские ветераны инди-рока группа «Сансара» выпустили 12-й альбом — «Станция “Отдых”». Лидер коллектива Саша Гагарин записывал его вместе с новым партнером, продюсером и мультиинструменталистом Антоном Макаровым, привнесшим в звучание фирменные ретро-нуарные краски. 17 декабря в московском «Мумий Тролль Music Bar» состоится его концертная презентация. По этому поводу Александр Нурабаев созвонился с Сашей Гагариным и выяснил, в каких условиях создавался альбом, каково быть папой популярной инди-певицы и чем так важен для него 2008 год.

— Так получилось, что я тесно общаюсь с Антоном Макаровым и уже давно знал, что вы вдвоем работаете над альбомом у него дома в Жуковском, и потому с интересом ждал релиза. Кстати, когда узнал название альбома, то сразу его считал. Не все знают, что станция «Отдых» — это и есть город Жуковский.

— Именно. Но при этом название альбома «работает» и для тех, кто в теме и для тех, кто не знает о чем речь, понимаешь. Люблю такое.

— Я не могу сказать, что наизусть знаю все предыдущие 11 альбомов группы «Сансара», но, по моему ощущению, новая пластинка выбивается из общего числа именно из-за звука с налетом винтажности, который сделал Антон. Какого мнения ты сам об этой пластинке?

— Мне как раз кажется, что не выбивается. Альбом, так скажем, в общей музыкальной канве группы последних лет. Он совсем не экспериментален, как, например, «69», где сплошь электроника и какофония духовых. «Станция “Отдых”» жанрово совсем не шаг в сторону. Есть лишь стилистические изменения. Появился новый человек — Антон Макаров, его музыкальная эрудиция и взгляд на эти песни. Поэтому да, так «Сансара» еще не звучала. Винтажность — именно то, что нужно нам сейчас.

— Постоянно меняться — твое творческое кредо?

— А иначе не очень интересно. Песни могут быть любые — три условных аккорда на гитаре или пиано, но их же можно оформить по-разному. Я учился в художественной школе, а не в музыкальной, так и ощущаю музыку. Есть теплые и холодные цвета, техники, материалы для рисования самые различные, их можно смешивать — к музыке вот такой же подход.

— Как пришла идея поработать с Антоном? Как ты о нем узнал?

— Началась пандемия, стадии отрицания и принятия быстро прошли, и я понял, что единственно верное решение — продолжать активно выпускать музыку. Пока еще не альбом, но синглы обязательно. Мы с Андреем Зеберти из «Свидания» стали записывать песню «Свет сердца» для совместного сингла, а поскольку Антон играл и играет в этой группе, то все дороги привели к нему, хотя я и раньше о нем слышал и с музыкой его был знаком. Осенью прошлого года стал ездить в город Жуковский, где он тогда жил — раз в две недели ты садишься на электричку с Казанского вокзала и выходишь на станции «Отдых». Это был прекрасный период, и я рад, что мы смогли смутное время локдауна превратить в очень воодушевленное состояние.

© Дмитрий Семенушкин

— Обычно на всех альбомах, которые Антон продюсирует, он сам придумывает аранжировки и на всем играет. Здесь такая же история?

— Да, так все и было. Я лишь давал общий сценарий песен, поправлял в деталях, высказывал пожелания. Я привык к такой работе, предыдущая альбомная трилогия «Игла» — «Ласточка» — «Мы станем лучше» была сделана похожим образом, но c Феликсом Бондаревым.

— А музыканты группы потом просто разучивают свои партии?

— Вот здесь начинается самое интересное. Формально да, но концертные версии песен — это же нечто другое. Группа совсем иначе проживает альбом на сцене. Это совершенно особенный skill. И наши концерты до сих пор самое главное, что влюбляет в группу большинство людей. Не релизы, а именно концерты. Это заслуга как раз всей банды. И мы это осознаём и ценим. Кроме того, и сочинять совместно у нас иногда получается. Песен, сделанных полным составов на репетициях, небольшое количество, зато они точно входят в условный best группы. «К осени», например.

— Что касается Антона и его методов работы, есть ли на альбоме места, которые слушаешь и кайфуешь, — ну не знаю, может, какие-нибудь неожиданные ходы, или инструменты?

— У меня в целом до сих пор осталось приятное послевкусие от работы, от того, что у нас получилось, — достаточно редкая история, потому что я быстро отбрасываю прошедшее, а тут тянется. Наши кухонные разговоры, конечно же, в памяти. В одну из таких бесед и название альбома появилось.

Если то, что отличает нас от остального животного царства, — речь, то поэзия — высшая форма речи.

— Проект «Сохрани мою речь навсегда», музыкальный трибьют Осипу Мандельштаму, недавно получил премию «Сделано в России» от издания Snob, с чем тебя и поздравляю, как человека причастного — ты ведь, как я понимаю, занимался отбором артистов.

— Лишь частично. Мы работали с музыкантами вместе с режиссером Ромой Либеровым, автором и продюсером проекта. Я собрал для него свой плейлист из групп, которые, как я ощущал, важны для трибьюта. Не со всеми получилось договориться, но я рад, что, например, OQJAV, Daniel Shake, «Свидание», «Курара» отметились. Причем принципиальным был момент, что артисты должны быть в музыкальном плане очень различны. Рома вот вел переговоры с Леонидом Агутиным, с IOWA. А еще существенная деталь, которую мне всегда хочется отмечать, это многоязычие альбома — Mgzavrebi поют стихи Мандельштама на грузинском, Alina Pash на украинском, Алина Орлова на литовском.

— Для меня «Луч» «Сансары» — одна из лучших песен на этом трибьюте. Какая история за этой песней?

— С нее началась наша работа с Антоном и над альбомом. Хотя в тот момент мы про альбом и не думали. Кроме песни я принес и музыкальный референс к ней и, как ни странно, это был Канье Уэст. У него есть песня «Runaway», в ней одна нота начинает монотонно играть и тянется через весь трек. Что-то похожее концептуально сделали и мы. А стихотворение я выбрал достаточно легко, но неожиданным образом. Заказал по почте сборник стихов, где стихи Мандельштама размещены по годам их написания. Получил бандероль, развернул пакет еще на улице и открыл книжку прямо на этом стихотворении «О, как же я хочу». Просто сразу начал его напевать, оно же очень мелодичное само по себе. Записал на диктофон и уже дома поискал эту мелодию на гитаре.

— А есть привычка читать нашу классическую поэзию? Есть ли любимые поэты?

— Конечно, да. Именно дружба с Ромой, а еще ранее с Сережей Даниловым, соавтором альбома «Пожары», дала мне новые ориентиры понимания языка, но самое удивительное, что мое отношение к слову сформировалось благодаря русской рок-музыке, которую я открывал в свои 18 лет, — Башлачев, Дягилева, Летов, Гребенщиков. Именно благодаря им, а не через уроки литературы я пришел к тому же Мандельштаму, Хлебникову, Борису Рыжему. Бродский писал, что поэзия — не развлечение и даже не форма искусства, а наша видовая цель. Если то, что отличает нас от остального животного царства, — речь, то поэзия — высшая форма речи. Полностью согласен.

— Твоя дочь Маргарита — довольно популярная инди-поп певица, выступающая под именем «О! Марго». Для тебя стало удивлением ее востребованность? И принимал ли ты участие в ее карьере?

— Поскольку я папа, родитель и человек, который присутствует рядом, то я естественным образом интересуюсь тем, что происходит в ее жизни. При этом без излишней умилительности отношусь к ее достижениям. Очень спокойно всё. Да, конечно, я как мог поддерживал Марго на начальном этапе, но сейчас очень рад, что она дает мне возможность быть лишь в роли наблюдателя. Чего и желаю всем родителям.

Есть теплые и холодные цвета, техники, материалы для рисования самые различные, их можно смешивать — к музыке вот такой же подход.

— С кем из российских коллег ты бы хотел бы спеть дуэтом?

— Мы с Вадимом Королевым стремимся друг к другу. Очень хочу петь с ним, но пока выжидаем момент. Мне очень нравится OQJAV, нравится поэтика Вадика. Я так не умею.

— Скоро группе «Сансара» исполнится 25 лет. Но я читал в одном интервью, что ты отсчитываешь историю «настоящей» «Сансары» с 2008 года, с альбома «Пожары».

— С 2008 года началась, так скажем, новейшая история. Близкая мне сегодняшнему.

— Да, и в ваших официальных сборниках указаны периоды с 2008-го по 2013-й и с 2013-го по 2019-й, а ранний период с 1997 года будто намеренно обделен вниманием.

— В пандемию мы переиздали все ранние альбомы, начиная с 2001 года. Я снова их полюбил. Понимаешь, когда мы начинали, никто же не владел никаким инструментом. Вот совсем. Поэтому мы очень долго учились. У нас не было Ableton’а и прочих средств выражения музыкальной мысли. Тем не менее, участие на старте Володи Шахрина из «Чайф» как продюсера первого альбома «Всевозможно» бесценно. А с альбома «Пожары» мы, наверное, почувствовали себя по-настоящему взрослыми, хозяевами собственного музыкального пространства.

— В том же 2008-м «Сансара» стала первой группой, которая стала распространять музыку бесплатно в сети.

— Да, но сейчас это звучит странно. Разве можно в этом быть первым?

— Ну так тогда об этом писали. Это вас Radiohead с [альбомом] «In Rainbows» вдохновил?

— Конечно. Это был как раз «Пожары», самый необычный из всей нашей дискографии. Он сделан в жанре spoken word. Мы взяли тексты нашего друга, поэта и художника Сережи Данилова и добавили для них музыки. Мы играем, а Сережа читает свои стихи, иногда переходя на пение. Для меня это один из любимых релизов. Мы на этой пластинке ощутимо свободны в средствах выражения. И с Сережей мы дружим до сих пор.

© Дмитрий Семенушкин

— С 2008-го же года началась твоя деятельность в качестве клубного арт-директора в Екатеринбурге, и вот теперь, спустя годы, ты работаешь концертным директором в столичном «Мумий Тролль Music Bar».

— В Екатеринбурге это были клубы «2КУ» и «Горностай», можно сказать, что легендарные места. Потом был перерыв, я занимался только музыкой и с удовольствием мотался между Екатеринбургом и Москвой, пока не поступило предложение от владельцев «Мумий Тролль Music Bar’а». Хотя я и сейчас живу на два города и научился со временем как-то разделять виды своей деятельности и быстро переключаться.

— Бывали ли случаи гордости за артиста, чье выступления ты организовывал в «Мумий Тролль баре»? Есть ли памятные концерты?

— Особенные концерты точно были и, конечно, есть какой-то список артистов, которых всегда удовольствием наблюдаю в МТ как зритель. Личных музыкальных вкусов никто не отменял, но знаешь я уже давно пришел к тому, что не делю людей по их музыкальным пристрастиям. Человек может быть интересен независимо от того, какую музыку он играет или любит. И вот я радуюсь, когда памятна встреча именно с человеком.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий»Вокруг горизонтали
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий» 

Известный социолог об огромном репертуаре неформальных практик в России (от системы взяток до соседской взаимопомощи), о коллективной реакции на кризисные времена и о том, почему даже в самых этически опасных зонах можно обнаружить здравый смысл и пользу

5 декабря 20222584
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговорВокруг горизонтали
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговор 

Что становится базой для массового протеста? В чем его стартовые условия? Какие предрассудки и ошибки ему угрожают? Нужна ли протесту децентрализация? И как оценивать его успешность?

1 декабря 202215188
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 20225660
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202214133
Чуть ниже радаровВокруг горизонтали
Чуть ниже радаров 

Введение в самоорганизацию. Полина Патимова говорит с социологом Эллой Панеях об истории идеи, о сложных отношениях горизонтали с вертикалью и о том, как самоорганизация работала в России — до войны

15 сентября 202214573
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202268278