The Diasonics. «Origin of Forms»

Кинематографический фанк от московской группы, которую оценили в Европе

текст: Александр Нурабаев
Detailed_picture© The Diasonics

Что вы знаете о русском фанке? Скорее всего, ничего, кроме разве что имен некоторых резидентов клуба Козлова, играющих либо стандарты и каверы, либо собственный англоязычный материал, более-менее известный в российской джазовой тусовке. А меж тем за последние 10 лет в мировых фанк-кругах Россия серьезно укрепила свои позиции благодаря прежде всего нижегородцам The Soul Surfers, выпустившим на заграничных лейблах и уже продавшим по всему миру около 25 000 виниловых пластинок. За «серферами» последовали другие отечественные коллективы: The Great Revivers, The Vicious Seeds и самое свежее явление — москвичи The Diasonics, у которых выходит дебютный альбом «Origin of Forms» на итальянском лейбле Record Kicks. Исполняют The Diasonics инструментальный психоделический фанк и соул в лучших образцах жанра с заметным влиянием советской киномузыки примерно того же периода. Именно за этот оригинальный грув — или, как пишут в западной прессе, cinematic funk — и ценят музыку The Diasonics: к примеру, авторитетный британский журнал Uncut в январском номере оценил «Origin of Forms» на 8 из 10! Мы не могли пройти мимо такого события и задали несколько вопросов басисту и основному идеологу группы Максиму Брусову и перкуссионисту Антону Катырину.

— Как вы попали на зарубежный лейбл?

Максим: Состав «Диасоникс» собирался примерно в течение полугода: конец 2018-го — начало 2019 года. Изначально мы понимали, что не выпускать эту музыку на виниле будет преступлением. Было очевидно, что первые же записи, которые мы сделаем, будут выпущены на западном лейбле. Мы начали общаться с Funk Night, Mocambo и прочими европейскими и американскими фанк-соул-лейблами, а также с российским [лейблом] Spasibo. Отзывы были очень положительные, и так или иначе все лейблы были готовы работать с нами. Мы выбрали американский Funk Night для первых релизов, затем был немецкий Mocambo, а в процессе работы над полноформатным альбомом мы уже начали общаться с итальянским Record Kicks. RK понравились наши первые синглы «Gurami/Gradients», и так как это лейбл, который занимается не только выпуском виниловых пластинок, но также и цифровыми релизами, дистрибуцией и лицензированием, было решено, что релиз нашего альбома случится на Record Kicks.

Антон: Мы еще писали на австралийский лейбл Hopestreet Recordings, так как там выпускаются такие крутые артисты, как Karate Boogaloo, Bombay Royale, Surprise Chef. Но лейбл работает только с местными артистами. Зато они помогли нам познакомиться с Генри Дженкинсом — их звукорежиссером, который в итоге сводил весь наш материал. Record Kicks мы, кстати, выбрали потому, что там выпускаются уважаемые нами Calibro 35. А мастеринг делали на Golden Mastering в Штатах, где делают мастеринг ведущим артистам Daptone Records. Так что, можно сказать, пластинка облетела всю планету.

© The Diasonics

— Я понимаю, что The Diasonics — инструментальная группа, но все же треки с приглашенными вокалистами в случае с подобными группами — довольно распространенная практика. Почему на альбоме нет вокальных номеров?

Максим: На данном этапе нам сложно представить вокал в нашей музыке. Мы экспериментируем с вокализами (на альбоме в том числе можно услышать вокальные линии), но в песенном формате с голосом, пропевающим текст, мы пока не видим нашу музыку. Мы делаем аранжировки таким образом, что гитарная или клавишная партия выполняет функцию голоса. Инструментальная музыка более универсальна и интернациональна, это музыкальный язык, понятный каждому. При этом мы всегда открыты к новому, и если нам покажется, что в композицию нужно добавить текст, то мы непременно это сделаем.

— Зарубежные рецензенты определяют вашу музыку как «кинематографический фанк». Насколько вы с этим согласны?

Максим: Согласны полностью. Мы сами являемся большими поклонниками киномузыки и изначально намеренно ставили для себя ориентиром кинематографичное звучание. Музыка кино вроде бы сама по себе должна быть дополнением к картинке, но получается так, что при прослушивании киномузыки в отрыве от изображения у человека появляются очень ясные образы, начинает играть фантазия. Может, дело в культурной памяти, натренированности слуха, но я думаю — это чистая магия. Именно к такой магии в своем звуке мы стремимся.

The Diasonics — не единственная российская фанк-группа, выпускающаяся на винилах на зарубежных лейблах и имеющая хорошие отзывы и уважение в глобальной фанк-тусовке, но в России о них знают единицы. Я говорю главным образом о The Soul Surfers, а также о The Great Revivers, The Vicious Seeds. Почему так? И что может изменить ситуацию?

Максим: Это касается не только фанк-музыки, но и всей музыки, не завязанной на русском слове или на каком-то очень ясном, откровенном приколе. В кино примерно та же ситуация — да и вообще в целом в искусстве, думаю, тоже. Людям в нашей стране не до искусства, это факт, но при этом вряд ли кто-то, услышав грувовую песню из советского кино, сможет сдержать восторг. Поэтому в каком-то смысле с фанком в России все в порядке. Эта та музыка которая имеет очень широкий спектр практического применения: музыкальное сопровождение для кино, сериалов, радио, ТВ- и YouTube-шоу, а также тематические вечеринки — основной путь для фанк-музыканта в нашей стране.

Антон: Мне, во-первых, кажется, что само слово «фанк» не очень известно людям, частенько даже сверстникам приходится пояснять, что это за музыка такая. А во-вторых, есть мнение, что в Америке танцуют под ритм, в Европе под музыку, а у нас под слова; может, в этом дело. Да и потом, элитарность — это не так уж и плохо.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202221442
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202221900