«Хадн дадн». «Ляоакын»

«Надеемся, что все будут визжать»: оригинальное московское инди-трио представляет новый «убойный» альбом

текст: Александр Нурабаев
Detailed_picture© Хадн дадн

Московское трио «Хадн дадн», обладатели Jagermeister Indie Awards 2018 в номинации Young Blood и создатели единственного в своем роде метажанра #ляоакын — этакой экстравагантной смеси синти-попа и бардовской песни, презентует второй полноформатный студийный альбом. Группа продолжает погружение в загадочный мир песен про батон хлеба, Таганрог и армян в Нахичевани, дополнив его образами рязанских пацанов, соседа Филиппа и даже Максима Горького. Чтобы помочь во всем этом разобраться, мы обратились к вокалистке Варе Краминовой.

— Альбом называется так же, как и оригинальный стиль коллектива. Новый альбом — это манифест ляоакына?

— Вы совершенно правы, это самый что ни на есть манифест ляоакына! Альбом почти полностью состоит из старых песен, которые мы наконец записали. Классика ляоакына. Ляоакын как стиль одновременно жизнерадостен и печален, гармонически разнообразен и песнецентричен, он содержит в себе очень много дерзости, нежности, русского чувства и восточного орнамента. В ближайшее время ляоакын как направление начнет развиваться самым интересным образом. Пока мы можем сказать только, что все, что соприкасается с ляоакыном, становится ляоакыном, а все, на что падает взгляд «Хадн дадн», становится «Хадн дадн». Следите за нами; все очень скоро прояснится.

Почти все песни на альбоме, кроме «Киви-кошелька», «Осени» и «Посвящения соседу Филиппу», были написаны более двух лет назад, во времена становления ляоакына и «Хадн дадн». Мы совершенно не представляли раньше, что делать с этими песнями и как их аранжировать, и терпеливо ждали момента, когда это решится само собой. Так и случилось: за эти два года Никита Чернат, бессменный барабанщик «Хадн дадн», блестящий музыкант и артист, человек-лавина, в совершенстве овладел искусством Ableton, стал повелителем бита и смог создать аранжировки, которые позволили ляоакыну материализоваться. «Киви-кошелек», «Осень», «Пожар» и «Максим Горький» были аранжированы мною, а Никитос сделал все остальное (и еще усовершенствовал в «Максиме» барабаны). По-моему, получилось в итоге цельно, весьма движово и авангардно.

Духовный подъем сочетался со сгущающимся безумием.

— Вас преследовал знаменитый «синдром второго альбома»?

— В отличие от «Тайного альбома», зрелого, задумчивого и печального, «Ляоакын» в большинстве своем состоит из кричащих танцевальных треков, он витиеват и стремителен, как русский рейв, пестр, как платок, и многослоен, как сюрреализм. «Тайный альбом» я делала одна, потом его мастерили и сводили Андрей Киреев и Миша Звездовский, а «Ляоакын» — это результат коллективного труда всей нашей группы. Никита занимался аранжировками и сведением, а Сережа Какуркин, наш лучший в мире басист, — сведением и мастерингом. Сведение и мастеринг альбома пришлись на первую неделю Великого поста — мы втроем бросили курить и заточились в деревне в одной комнате. Было непросто смириться с тем, что неожиданная плотная работа над альбомом сопровождается полным отказом от страстей; в приступах сдержанной ярости мы по очереди выбегали из комнаты, но тут же возвращались обратно — ведь бежать было некуда. Дни проходили увлекательно-тяжело и одновременно азартно и умиротворенно. Духовный подъем сочетался со сгущающимся безумием, из всех то и дело лезли черти, мы пили литрами чай «Добрый вечер», шелестели фантиками от «Озорной пчелки» и медленно забывали, кто мы, а мне под конец начали сниться звуковые дорожки.

Когда все было закончено, мы сели в два часа ночи в машину, помчались вдоль черных можайских лесов, остановились на окраине огромного поля, потушили фары и включили наш альбом. «Ну, нормально же...» — с неуверенностью сказал кто-то из нас, и остальные ободряюще поддержали его, хотя к тому времени уже никто ничего не понимал. Параллельно художественный руководитель «Хадн дадн», свет очей моих Антон Моисеенко и моя лучшая подруга Варвара Васильева по наводке нашего идеологического дизайнера Артемия Лебедева в стремительном творческом порыве красили баллончиком пол, то есть пестрый платок из подземного перехода, красили прямо у нас в квартире. Платок стал обложкой «Ляоакына», а жирные желто-белые полоски на коричневом полу не отмываются ничем и напоминают нам о тех недавних временах.

— В анонсе группы в соцсетях указано, «что альбом обещает быть бешеным». В чем это бешеность заключается — «Ляоакын» снесет всем башню своей мощью либо он настолько новаторский, что не все его поймут?

— Мы не знаем, как наша музыка отразится в сердцах дорогих слушателей, но надеемся, что все будут визжать: ведь это довольно убойная пластинка. Лично я мечтаю услышать «Свету», «Гулять» и «Наволочку» на турецкой дискотеке.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201931400
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201923940
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201931760