HIK. «HIK»

Жизнь, естественность и потоп: премьера альбома молодой группы, музыканты которой любят Чарли Паркера и Уэса Монтгомери

текст: Александр Великанов
Detailed_picture© HIK

Недавно появившееся в Москве «место силы» Dewar's Powerhouse — это не только модный бар-ресторан с концертами и дегустациями виски, но и студия звукозаписи для молодых музыкантов и лейбл, который занимается их продвижением. Четвертый релиз лейбла Powerhouse — дебютный альбом певицы и сочинительницы песен Александры Виноградовой и гитариста Юрия Чурчхелова, собравших группу HIK. К выпуску этой работы музыканты шли два с половиной года, преодолевая трудности; видимо, поэтому пластинка получилась такой зрелой и эмоционально наполненной, искренней и настоящей:


Александра Виноградова

Самая первая песня, которая вошла в альбом, появилась году в 2009-м. Тогда не было группы и даже мысли о ее создании. А вообще самая-самая первая песня, которую я написала, — это «Rabbit». Она появилась, когда я училась в школе, в 10-м классе.

Я начала писать песни на английском. Так получилось. После школы я жила какое-то время в Англии, и английский для меня был как родной. Поэтому и песни писались на нем. Песням-то уже много лет. А те, что на русском, — более поздние. Сейчас хочется писать больше на русском. Разница в звучании. Английский — такой мягкий, такой певучий. С русским гораздо сложнее, нужно быть настоящим поэтом.

С Юрой, гитаристом, мы как начали играть, так и не расставались. Помню, как он однажды пришел ко мне в гости. У меня стояла в углу старенькая акустическая гитара, которую мне папа на 14-летие подарил. Юра взял ее и как начал играть. Я даже не знала, что он так хорошо умеет. Решила ему поставить песенку «Rabbit», которую в гараж-бэнде сама записала. «Ну как?» — спрашиваю. Он говорит: «А кто это?» Не узнал мой голос — очень удивился, что это я пою. «Надо с тобой какой-нибудь проект сделать». Ну и все — повисло это в воздухе. Я тогда на 2-м курсе университета училась. А через пару лет позвала его подыграть на концерте в Тургеневской библиотеке. И больше мы не расставались. Хотя у нас была небольшая ссора, и я даже пару концертов играла с другим гитаристом, но это не то. HIK без Юры — не HIK, а просто Саша Виноградова.

На запись альбома мы собрали денег на Boomstarter.ru — 77 800 рублей. Собирали с миру по нитке. Нас поддерживали и друзья, и родители, но было очень много людей со всей России, которые отправляли нам деньги. Мы посылали открытки в Хабаровск, Сургут, Петербург, Рязань. Вообще мы не собирались идти на Boomstarter, все получилось само собой. Моя подруга устраивалась туда работать, и ей нужно было сделать пробный проект: она попросила нас стать ее проектом. Если честно, мы даже не рассчитывали на то, что у нас получится, и пошли на это просто ради Кати, потому что она туда очень хотела устроиться.

Затем Алина, которой мы нравились, позвала нас на студию plusplusplus, тогда располагавшуюся на «Шаболовской» в небольшом подвальчике. Как только мы получили деньги (надо сказать, что в итоге сумма была значительно меньшей из-за процентов, которые берет Boomstarter), сразу отправились туда. Приступили к записи, а через месяц студию затопило. И начался долгий период ожидания, который закончился только в апреле этого года. Но что ни делается, все к лучшему, потому что за это время мы хоть что-то про себя поняли. И в итоге дождались, что каким-то образом маленькая подвальная студия на «Шаболовской» превратилась в целый «концерн» Powerhouse. Затем еще полгода мы ждали нашей очереди, но и это было неспроста. Когда подошла наша очередь, на студии появился новый звукорежиссер, Паша Никольский. Мне кажется, все эти полтора года мы ждали, пока условия сложатся таким образом, чтобы записывал нас именно Паша.

Паша — «профессиональный звукорежиссер», как он себя в шутку, но на самом деле не в шутку, называет. Паша очень любит звук и прекрасно его чувствует, а главное — он изначально знал, как нужно все сделать. Когда мы первый раз пришли, он сказал, что понял, как нас нужно записывать. Каркас мы записывали одновременно: барабаны, бас, акустическая гитара и голос, а потом уже все остальное.

Юрий Чурчхелов

Эта пластинка значит для нас очень много. Этот альбом — отражение того, кем мы являемся на данном этапе жизни как люди и как группа, то, к чему мы пришли за эти годы совместного творчества. А шли мы к записи очень долго, преодолевая разные препятствия.

Нужно сказать, что с момента образования группы мы очень выросли как музыканты, и за это время наши песни обрели окончательную форму. Мы начинали с выступлений вдвоем (Саша и Юра) во дворе под гитару, потом были долгие и мучительные смены людей в группе. За эти 2,5 года с нами играли 7 барабанщиков, 5 басистов, даже виолончелист был. Это было тяжелое время поисков. Музыканты по разным обстоятельствам не оставались в коллективе надолго, и каждый раз приходилось разбирать материал заново. Это чудовищно выматывало, не оставалось времени на разбор новых композиций. Барабанщик, с которым мы прописали большинство песен на альбоме, ушел из группы на середине записи, потому что диссертация для него была важнее. Нам очень повезло с басистом, Артемом, появившимся уже во время записи альбома.

Во всех этих ошибках есть жизнь и естественность.

Запись, сведение и мастеринг тоже не дались легко. Помню, когда мы в первый раз пришли в Powerhouse, я сказал Саше: «Да не волнуйся, запишем за пару недель! Еще пару на сведение и мастеринг — и в начале лета выпустим...» В результате процесс занял у нас полгода. Наш звукорежиссер Паша Никольский настоял на живом методе записи, и это было совсем не просто для нас. Некоторые песни мы записывали по несколько дней, а, например, песню «Free» мы вообще записали с первого дубля.

Я считаю, что в результате всех наших трудов у нас получился весьма достойный альбом. Нам удалось передать настроение и энергетический посыл песен. Звучание тоже получилось очень живым и насыщенным. Может быть, пластинка придется не по душе любителям «вылизанных» и детальных фонограмм, на ней при желании можно найти помарки и ошибки. Но лично мне всегда было интересно слушать старые записи. Тогда студийное время стоило очень дорого и не было новейших цифровых технологий редактирования. Взять, к примеру, всех наших любимых музыкантов: Чарли Паркера, Уэса Монтгомери, Джими Хендрикса, Джимми Пейджа, Джо Пасса и многих других. Все они иногда ошибаются на записях: тут задел струну, там нечисто взял ноту и т.д. Но мы же люди, а не роботы. И во всех этих ошибках есть жизнь и естественность, они совсем не портят позитивных впечатлений от прослушивания.

HIK представит свой дебютный альбом 24 октября в Dewar's Powerhouse


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Сегодня на сайте
О пользе хорарной астрологии для жизни в Google-эпохуОбщество
О пользе хорарной астрологии для жизни в Google-эпоху 

Алексей Конаков о том, чему астрология может научить нас, поменявших искусство вопроса на технику поискового запроса и уверенных в рациональности окружающих нас политик и технологий, которую еще следует доказать

10 июня 20212910
Свободный человекColta Specials
Свободный человек 

Экскурсия по месту ссылки Андрея Сахарова в Нижнем Новгороде вместе с фотографом Маргаритой Хатмуллиной

10 июня 20211886