Theodor Bastard. «Fjorn Gaden» / «Лес»

Питерская этно-экспериментальная группа выпускает новый полнометражный альбом «Волчья ягода» — первый за пять лет. Премьеры песен и клипа

текст: Сергей Мезенов
Detailed_picture© Александр Корвус

Петербургский коллектив Theodor Bastard за 20 с лишним лет прошел интересный путь от сольного экспериментального проекта Александра Старостина, больше известного под творческим псевдонимом «Федор Сволочь», до одного из самых известных в стране коллективов, экспериментирующих с этнической музыкой разных культур. Группа выпускает «Волчью ягоду», первый альбом за пять лет, — сумрачное полотно, на котором архаические инструменты и фолковые мотивы переплетаются с трип-хоповой атмосферой, созданное за пять лет силами команды, включавшей в себя в общей сложности полтора десятка человек.

Федор Сволочь представляет песню «Fjorn Gaden», заключительный трек альбома «Волчья ягода», вдохновленный древнеисландскими сагами, и клип «Лес», давшийся группе немалой (хотя и в основном искусственной) кровью.

Федор Сволочь о песне «Fjorn Gaden»

С «Fjorn Gaden» интересная история: мы добавили ее на альбом в самый последний момент как завершающий трек, даже не успели указать ее на полиграфии диска. Такие спонтанные решения для альбома, который писали пять лет, особенно ценны. Я люблю этот момент сдачи работы, как будто вся головоломка, весь этот детективный триллер по ловле самих себя за хвост наконец завершились и пазл сложился. Такое внутреннее озарение, благодаря которому ты делаешь последний штрих и альбом идет в печать. Удивительное ощущение. Изначально альбом «Волчья ягода» заканчивался на мрачной, безысходной ноте. Нам, с одной стороны, нравилась эта недосказанность, а с другой — в эти непростые времена захотелось оставить для слушателя и самих себя лучик надежды.

Сама основа этой песни изначально была написана Яной (Яна Вева — вокалистка группы. — Ред.) в одиночку и планировалась для одного из саундтреков к компьютерным играм, которые мы пишем как композиторы. Но когда я услышал заготовку, то сразу сказал ей: «Никому не отдаем, песня создана для альбома». Я был под большим впечатлением от хоровой аранжировки и напора звука. И, когда добавил туда барабаны, все зазвучало просто отлично. Работа над компьютерными играми и музыкой к ним довольно сильно, мне кажется, повлияла на нас в композиторском смысле. Мы стали смелее обращаться с инструментами и материалом, появилась какая-то уверенность. Сочинение музыки для игр дало нам довольно мощный опыт — мы работали и с хорами, и с симфоническими коллективами, делали нотные аранжировки. Это большая школа для композитора, которая требует дисциплины и самоотдачи.

© М. Лавринов

«Fjorn Gaden» по тексту создана на основе «Младшей Эдды» средневекового исландского писателя Снорри Стурлусона. «Эдда» сохранилась в семи манускриптах, датируемых от 1300 до 1600 года. Не скажу, что в песне у нас прямо осмысленный древнеисландский текст — скорее, избранные из него цитаты. В них нам просто очень понравились звучание некоторых слов и некоторые образы. Цели добиться некой аутентичности совершенно не стояло. Мы вполне современный коллектив и совсем не занимаемся реконструкцией.

Для «Fjorn Gaden» получилось подобрать замечательный исполнительский состав. Например, тут можно услышать Александра Платонова, обладателя одного из самых низких басов Петербурга. Он когда-то блистал на оперно-театральных сценах, но сейчас ударился в русский фольклор. Удивительная метаморфоза! Также в песне помимо вокала Яны звучит вокал Екатерины Долматовой, нашей постоянной бэк-вокалистки и по совместительству вокалистки других петербургских фольклорных коллективов. Еще в треке можно услышать интереснейшие инструменты, сделанные нашим другом, замечательным мастером Ильей Доброхотовым. Он исполнил партии на никельхарпе — это традиционный шведский инструмент, который иногда называют «шведской клавишной скрипкой». И еще на йоухикко — финском и карельском инструменте, в простонародье «смычковом кантеле». Это придало песне определенный северный колорит.

О клипе «Лес»

Клип «Лес» снимался на Карельском перешейке. Изначально нам с Яной пришла в голову такая идея: мы решили попробовать дремучую песню оформить современными танцами. В тот момент такой контраст показался очень правильным — никаких пошлых средневековых нарядов, которых почему-то от нас все ждут (почему?). А именно современный танец и современные танцовщицы в обычной одежде. Даже кроссовки планировались и форма типа Adidas. Было что-то по-хорошему дикое в этой идее. Сразу вспомнилось, что был один такой танцевальный проект из Петербурга — «Футарк Данс»: они присылали года два назад свое видео, где танцевали под нашу песню — и танцевали хорошо и современно. Мы написали им. Так все сошлось.

Утопали в снегах, блуждали в лесах. Техника мерзла и отключалась. Дроны падали. Машины ломались.

Постановщиком танца стала Елизавета Антонова, руководитель «Футарк Данс». Мы долго репетировали это всё в гимнастическом зале. Всё вместе, в том числе и съемку. Понимали, что на морозе полуголые танцовщицы долго не выдержат и нужно снимать предельно точно, быстро и компактно. Девчонки были молодцы, справились, хотя и замерзли. Но они не просто танцевали, там же еще актерская игра. Это важно. Больше всего досталось Яне в искореженной машине — я до сих пор без боли не могу на это в клипе смотреть. Потому что мы, пока снимали, не могли ее оттуда достать и обогреть. И она лежала там среди осколков стекла на холодном металле в минус семь градусов весь день в одном платьице. А еще искусственная кровь, которую использовал наш художник по гриму, дико замерзает и просто льдом прожигает кожу. Короче, пытка.

Изначально клип задумывался несколько другим по сценарию. Но на второй день съемок неожиданно выпал снег, сломав все наши планы. Поменялся и сценарий. Клип стал больше природным, появились в кадре дикие звери. Но мы не отказались от современности; получился, я считаю, такой фантастический реализм. И я рад, что так произошло, хотя изначально это убило все наши бюджеты. Снимали мы своими силами: оператором был Слава, наш виолончелист, вторым оператором — Сергей, один из танцоров «Футарк Данс». Я традиционно сам себе режиссер, Яна — сценарист и художник, Кусас, наш перкуссионист, — пиротехник, барабанщик Серега сопровождение всего съемочного процесса сделал. В общем, вышла настоящая коллективная работа. Утопали в снегах, блуждали в лесах. Техника мерзла и отключалась. Дроны падали. Машины ломались. Автобус у нас завяз в грязи на лесной дороге. Но в результате все получилось, и я уверен, что никто другой за нас не сделал бы это лучше!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте