Zorge. «Что мы знаем о равновесии?»

Евгений Федоров представляет новую песню и второй альбом группы Zorge — «по-хорошему безответственную рок-пластинку», сделанную под винил

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Максим Зурабиани / Zorge

Едва в социальных сетях утихли восторги по поводу юбилейного концерта Tequilajazzz в Москве, посвященного 20-летию, как Евгений Федоров и его нынешняя группа Zorge объявили презентацию второго альбома «Что мы знаем о равновесии?» — 7 декабря в питерском «Космонавте» и 14 декабря в московском «16 тонн». COLTA.RU представляет песню с этого альбома с комментариями Евгения Федорова.


— Как вы решились с минимальной паузой после большого концерта в честь 20-летия Tequilajazzz делать презентацию нового альбома Zorge?

— Не было смысла разносить это по времени. Во-первых, потому что мне уже много лет — мне надо торопиться. Я вообще без шуток это говорю.

А во-вторых, мы много вещей в своей биографии делали неправильно, не по правилам шоу-бизнеса. И это создало нам определенную репутацию и давало нормальный результат. Я надеюсь, что и сейчас так произойдет. Я не могу сказать, что группа Zorge стала очень заметной для русской аудитории. Но хочется верить, что на фоне мощного финального аккорда, который на днях дала группа Tequilajazzz, станет заметнее и наша актуальная работа.

Мне уже много лет — мне надо торопиться.

— Как ты для себя объясняешь то, что Zorge не стала очень заметной для русского слушателя? Все дело в том, что люди так прикипают к старым песням, что не могут оторваться?

— У группы Tequilajazzz все так же было в самом начале: очень интригующий и бурный старт, потом ровное существование и незаметное перетекание в разряд тяжеловесов. У Zorge на это не было еще времени — группе без малого три года. С учетом нашей огромной страны, географических просторов и вполне объяснимой инерции слушателя нет ничего странного, что люди, которые приходят на концерты, хотят слушать не новые песни, а те, что были написаны десятилетия назад. Это большая проблема: мы тоже любим эти песни, мы очень любим эту аудиторию, и тут себя надо вести очень мягко и аккуратно, чтобы, не растратив старое, показать что-то новое. Жаль, что многие слушатели относятся к Zorge как к сольному проекту лидера некогда известной группы, которые чаще всего бывают недостаточно яркими и проходят незамеченными. При том что, на мой взгляд, музыка Zorge становится только качественнее, и каждый человек, у которого есть уши, должен это слышать.


— Ты сейчас параллельно репетировал две программы — Tequilajazzz и Zorge; в чем для тебя наибольшая разница между этими группами? От чего ты ловишь наибольший кайф?

— В Zorge совершенно другой уровень отношений между музыкантами. То, как проходит работа на репетициях, — я даже не назову это работой. Это очень вдохновляющая жизнь. Это просто блаженство от того, что можно взаимодействовать с музыкантами высокого уровня и при этом говорить друг с другом о понятных вещах.

— Какие изменения в саунде ты видишь по сравнению с первым альбомом Zorge?

— Стало больше электроники — это сразу же заметно. Но мы не полагаемся на нее как на основополагающее звучание. Стало больше красок. Звук стал более расслабленным. Потому что синдром второго альбома мы пережили еще на первом. Я стал наконец-то избавляться от перфекционизма, происходившего от неуверенности в себе. Стало больше шероховатостей, которые мы допустили специально. В хорошем смысле слова это безответственная рок-пластинка, что должно украшать любую рок-запись.

Мы сразу делали пластинку под винил. 47 минут. Строго на две стороны.

— Что сразу бросается в глаза — это еще и более лаконичная запись...

— Мы сразу делали пластинку под винил. 47 минут. Строго на две стороны: с 6-го номера начинается вторая, там интро номер 2 вступает — вторая жизнь второй стороны. Или третья... На первую пластинку еще мы старались не пустить негативных эмоций — и сделали в этом ошибку. В этой есть все — и раздраженная реакция по поводу некоторых вещей, которые происходят на планете.

— Надо, наверное, еще раз подчеркнуть, что песни Zorge — это коллективный продукт, а не сольный проект Евгения Федорова, хотя ты в каждом интервью об этом говоришь...

— Абсолютно коллективный. Песни были написаны в основном тремя участниками, которые живут в Питере, — мною, Марком Лаубером и Митей Гольцманом. А Дима Зильперт, который живет в Москве, получал от нас песни по интернету, прилетал на репетиции в Питер, а потом мы вместе с ним все переделывали.

— Вопрос, который интересует многих: последуют ли за московским юбилеем Tequilajazzz еще какие-то концерты — раз был такой успех.

— Мы не планируем реюнион-тура. На мой взгляд, московский концерт был красивым финальным аккордом. Мы получили много раздраженных комментариев от питерских поклонников на тот счет, что большой юбилейный концерт состоялся в Москве, а не в Петербурге. На что я всегда спокойно говорю, что в Питере он тоже состоялся. 4 сентября в клубе Fish Fabrique — ровно в годовщину нашего появления. Все, кто хотел нас поздравить, там были. Но, может быть, мы пересмотрим наши планы насчет петербургского появления. Пока еще ничего не решено.

Комментарии
Сегодня на сайте
La traviataКино
La traviata 

«Тайна падшего ребенка» Джерри Шацберга в «Гараже»

25 июня 20196650