Выставочные итоги года глазами кураторов и художников

Броновицкая, Галеев, Хачатуров, Асс/Корбут, Жиляев, Селиванова

5 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureИлья и Эмилия Кабаковы. В будущее возьмут не всех© Ilya and Emilia Kabakov / Tate (Andrew Dunkley)
    Арсений Жиляевхудожник, куратор

    Начну неожиданно. Мне бы хотелось отметить в списке главных российских выставочных событий уходящего года проект Джермано Челанта «Post Zang Tumb Tuuum. Art Life Politics: Italia 1918—1943», показанный в миланском филиале фонда Прада. Методологически суть проекта Челанта — в создании выставки выставок, состоящей из 20 с лишним реконструкций экспозиций итальянского искусства (где нашлось место как продолжающемуся футуристическому эксперименту, который сам частично становится фашистским, так и реакции на него) в период между Первой и Второй мировыми войнами (читай — период государственного фашизма и правления Муссолини со всеми вытекающими для культурной политики следствиями). Содержательно тема больная, до сих пор провокативная и, к сожалению, актуальная. Сделано все виртуозно. От исследования до дизайна экспозиции, формальных ходов и контекстуализации работ — все на высшем уровне. Для тех, кто не видел живьем, рекомендую найти каталог. Материал стоит того, чтобы с ним ознакомиться.

    Рифм с российским контекстом здесь достаточно. Во-первых, отечественная культурная политика с ее милитаристской риторикой хоть и не дотягивает, к счастью, до пропагандистского накала правления Муссолини, но все же вызывает опасения в связи с вектором своего развития. Во-вторых, отсутствие консенсуса касательно искусства социалистического реализма открывает возможности для его нерефлексивного восприятия и инструментализации властью. В-третьих, история отечественных выставок ХХ века (речь не только о признанных хитах вроде «последней футуристической выставки», но и о комплексе проектов, связанных с авангардной музеологией, и в целом становлении выставки как особой формы общественной коммуникации) до сих пор, кажется, является темой, интересной только людям, проживающим в пределах Манхэттена. Этот список можно продолжать долго.

    В 2018 году до России доехала собранная Tate Modern в честь юбилея Октябрьской революции ретроспектива Ильи и Эмилии Кабаковых, признанных пионеров тотальной инсталляции — медиума, идеально подходящего для работы с (выставочной) историей искусства. Главным высказыванием на этот счет является «Альтернативная история искусства», показанная на открытии «Гаража» в 2008 году. Но в целом практика Кабаковых в силу специфики хранения инсталляций связана с постоянной необходимостью их реконструирования, пересборки. Да, возможно, это доставляет массу неудобств, однако создает особый метарефлексивный модус существования искусства. Еще один признанный классик работы с инсталляцией и, более широко, с выставочным медиумом или же музеем как таковым — Марсель Бродтерс. Беспрецедентная для России выставка его работ открылась в «Гараже». В отличие от Кабакова, искусство бельгийского критика институций современного искусства было встречено прохладно. Одно дело — приговское общение с котиком на тему «скажи “Россия”», другое дело — незнакомые коты, незнакомые контексты. Отечественная публика в своей массе не поняла и не приняла интеллектуальной эквилибристики автора «музея орлов». Но тем ценнее усилия «Гаража», согласившегося на столь радикальный просвещенческий жест.

    Другой важный проект 2018-го, ставящий проблему выставки как медиума, но уже на уровне кураторского высказывания, — «Генеральная репетиция» фонда V-A-C, Kadist Foundation и Московского музея современного искусства. По количеству имен, сложности экспозиционного дизайна, изощренности зрительской хореографии и концептуальному наполнению эта выставка сопоставима с лучшими мировыми экспериментальными биеннале. Проект стал своеобразной визитной карточкой для любителя кураторских изысков Франческо Манакорды. «Генеральная репетиция» — первое крупное событие после его переезда из Ливерпуля, где он трудился в местном отделении Tate, в Москву, где он занимается проектами V-A-C. Еще одна важная тенденция, которую стоит отметить на примере выставки, — безоговорочная капитуляция биеннале перед качеством и сложностью музейных экспериментов. «Генеральную репетицию» готовили менее двух лет, но возможность аккумулировать значительные кураторские, исследовательские и коллекционные ресурсы позволила сделать то, что в среднем не удается даже самым лучшим представителям жанра периодически повторяющегося интернационального шоу.

    Комната гениев. The Ugly Swans. 2018Комната гениев. The Ugly Swans. 2018

    Ну и, наконец, возвращаясь к Кабаковым и к рассуждению о ценности реконструкций как метарефлексивной методологии выставочных механизмов, хотел бы упомянуть проект Яна Гинзбурга «Комната гениев. Афоризмы Иосифа Гинзбурга» в школьной галерее «Среды обучения» The Ugly Swans. Это второе высказывание художника, проблематизирующее наследие до некоторых пор малоизвестного андеграундного нонконформиста. На выставке вольно реконструируется складская ячейка, которую художник арендовал в последние годы жизни для сохранения своего творческого архива. Проект вызвал активную реакцию со стороны художественного сообщества, объединив людей, редко совпадающих во мнениях. Андрей Монастырский отметил, что в России возникла новая волна концептуализма, имя которому из-за внимания к выставочной истории и механизмам хранения и показа — «экспонатизм». Анатолий Осмоловский отметил появление на руинах современного искусства нового типа объекта — «исторического объекта», который, несмотря на свою включенность в сети инсталляционных отношений, сохраняет аутентичность и магию присутствия.

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201939110
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201929880
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201938890