17 января 2022Искусство
12479

«Влиять на город все начнут потом»

Куратор Алиса Багдонайте об итогах международной конференции в Выксе, местном контексте и новой арт-резиденции

текст: Анна Железова, Александра Наумова
Detailed_picture© Ольга Киселева

Выкса известна своим блокбастером «Арт-овраг», арт-резиденцией и связкой индустриальности и современного искусства. Теперь создатель «Арт-оврага», благотворительный фонд «ОМК-Участие», стал инициатором и организатором события международного профессионального уровня, которое превратилось в место встречи для профессионального сообщества в рамке и контексте гостеприимства — как физического, так и «гостеприимства идей»: с 25 по 28 ноября на пяти городских площадках прошла международная конференция «Искусство и практики гостеприимства». Мы поговорили с куратором арт-резиденции «Выкса», главным куратором фонда «Голубицкое» и руководителем конференции Алисой Багдонайте о том, какие решения предложила конференция, что будет в новом здании арт-резиденции «Выкса» и как конференция работала с местным контекстом.

— Эта конференция о связке искусства и гостеприимства, и художники здесь выступают профессиональными экспертами помимо традиционного участия в культурной программе. Как вы конструировали их участие в этих двух ролях в программе конференции?

— Художники — это двигатели художественного процесса, ради них работают институции, в том числе и арт-резиденции, тем более для арт-резиденций художник — центральная фигура, на которую ориентируется все остальное в их устройстве.

В рамках основной программы мы говорили с художниками об их опыте — положительном и негативном. Благодаря этому разговору мы могли получить не только практическую информацию или отзывы о работе, но и новую перспективу, где главным сюжетом оказывается не размеренная или ритмичная жизнь резиденции от гостя к гостю, но художественная практика, которая участием художника в арт-резиденции не начинается и не заканчивается, а простирается сквозь пространство и время, и резиденция — только одна маленькая остановка на большом пути.

Принимая во внимание этот угол зрения, нам, устроителям арт-резиденций, стало понятно, что художника следует поддерживать не столько в его пребывании в арт-резиденции здесь и сейчас, не столько в его работе над конкретным проектом для нашего места, которое мы развиваем, а безусловно и всегда давать ему что-то — не потому, что нам это сулит выгоду, а потому, что так нужно. Другими словами, нам следует поддерживать не текущую деятельность, а искусство.

Ну и отдельно нужно сказать, что присутствие художников позволяло нам рассмотреть заданную тему с разных менее прагматических сторон, в том числе поговорить о «гостеприимстве идей», которые благодаря работе художника создаются, возвращаются из прошлого, получают переосмысление и новую жизнь.

— Большое внимание уделено арт-резиденциям: обсуждались условия опен-коллов и их разнообразие, художники обсуждали условия пребывания и то, чего они ждут от резиденций, эмоциональные и рациональные преимущества, инклюзивность и экологичность. К каким стейтментам им удалось прийти?

— Главным утверждением конференции стало «нужно хорошо работать», с которым, с одной стороны, не поспоришь, с другой стороны, его оказалось очень легко поставить под вопрос, каковы критерии этого «хорошо» — для всех они разные. В разговорах мы поняли, что некоторые изначально заданные даже самые «положительные» установки могут поместить участников сцены в невыгодные позиции, ограничить возможности, гибкость, эксперимент. В обсуждениях оказалось, что заданные рамки можно расширить множеством способов. Так, помимо неоценимой практической и теоретической пользы, которую привнес каждый участник вместе со своим видением, вопросами и опытом, ценность конференции для меня не в том, что мы пришли к каким-то стейтментам, а в том, что мы поняли, что нет однозначно чего-то единственно верного или хорошего, расшатали некоторые предубеждения и вместо четкого единого мнения по вопросу услышали многоголосье.

© Анатолий Козьма

— Сейчас специально для выксунской резиденции перестраивается модернистское здание бывшего кафе «Волна». Я знаю, что оно было спроектировано специально для задач резиденции. Что теперь изменится в работе резиденции с переездом в новое здание — как для художников, так и для горожан?

— Возможность работать в здании, специально адаптированном под нужды арт-резиденции, — большая привилегия.

Преимущества такого здания для художников очевидны. В нем появятся большие просторные мастерские, в которых удобно работать, отдельный вход в жилой сектор, чтобы не встречаться с гостями, когда нужно сосредоточиться или хочется побыть наедине, удобные комнаты для жизни в живописном месте рядом с прудом.

Для жителей Выксы, на мой взгляд, тоже много преимуществ: заброшенное здание превращается в привлекательную культурную точку с красивой архитектурой и интересной программой для взрослых и детей; вместо забора, ограждавшего старое здание арт-резиденции, возникнет гостеприимное, разомкнутое в город подсвеченное пространство, способное украсить и район, и город.

Новое здание рассчитано на комфорт тех, кто придет на выставки и встречи, а также тех, кто приведет детей на творческие мастерские. Мы постарались также сделать его удобным для маломобильных посетителей. Пользу принесла и конференция: ее участница, художница и активистка Алена Лёвина, посетила будущую арт-резиденцию и сделала важные замечания о ее удобстве и инклюзивности для художников с ограниченными возможностями. Архитекторы взяли их на карандаш и постараются учесть на следующих этапах реализации проекта.

Помимо удобства есть важная вещь, которую сообщает этот проект: здания, относящиеся к эпохе советского модернизма, прекрасны, они могут избежать преждевременного сноса и вместе с ним — нагрузки на экологию, если будут приспособлены к новым функциям. Архитектурный фокус конференции был посвящен модернизму, жизни и восприятию памятников этого периода в современном мире.

— Арт-резиденция «Выкса» привлекает художников к работе с местным контекстом, и это является одним из главных критериев при отборе. Сейчас это остается основной идеей резиденции или вы развиваете для нее новые смыслы? Как повлияет работа конференции на работу арт-резиденции «Выкса»?

— Когда мы в первый раз написали «местный контекст» в «Заре» в 2014 году, мы руководствовались очень простой мыслью: хотели создать повод для встречи резидентов, которые приедут откуда-то, и зрителей, которые здесь живут всегда. Еще «локальный контекст» в заявке стимулирует больше узнать про место назначения до подачи заявки, это подготавливает и к проекту, и к приезду и создает эмоциональную связь с городом. Конечно, местоориентированные проекты — это не единственно возможный формат жизни резиденции, но я считаю, что это то, с чего всегда можно начинать, потому что в нашей стране есть большой запрос на узнавание себя, на новый взгляд на локальную идентичность и, судя по всему, современное искусство может предложить самый широкий спектр возможностей разговора о месте, о самых болезненных и непережитых эпизодах истории и памяти.

— Такие большие события обычно проходят в больших городах, где сосредоточен основной культурный процесс. Эта конференция проходит в малом промышленном городе. Что на что здесь влияет больше — конференция на город или город на конференцию?

— Мне посчастливилось принимать участие в подобных конференциях в японском городе Киото, а также в Финляндии, в городе Рованиеми, соразмерном Выксе, милом и тихом. Примечательно, что Рованиеми строил архитектор Алвар Аалто, и с воздуха его планировка выглядит как голова северного оленя. Я думаю, в небольшом пешеходном достопримечательном городе удобно разместить конференцию, она оживляет местный ландшафт. В случае с лапландским Рованиеми, куда приезжает много туристов в зимний сезон, это была для города еще и возможно поддержать городскую туристическую инфраструктуру проведением конференции летом, в низкий для этого места сезон, так что выбор места — часто прагматическая задача.

Кстати, в отличие от перечисленных конференций, наше событие в Выксе было в гораздо большей степени направлено на местных жителей — как минимум в части культурной программы. Однако я все равно вынуждена признать, что даже такая горизонтальная практически ориентированная конференция — это мероприятие, в первую очередь, для профессионалов сферы культуры. Им нужно встретиться, обменяться информацией, получить заряд интеллектуальной энергии друг от друга и от докладов практиков, исследователей и теоретиков. Влиять на город — на Выксу и другие города, представители которых приехали к нам, все начнут потом, по возвращении домой, когда приступят к работе.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202252894
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202247337