Что слушать в июне

Не только Моргенштерн: фолк-джаз Settlers, блуждающий биоробот «Психеи», ответ Шабаке Хатчингсу из Воронежа и другие примечательные релизы месяца

текст: Сергей Мезенов
4 из 11
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    4. «Ледоход»«Теперь»

    Квартет из Петербурга с подходом, выдающим в некоторых из участников группы людей с музыкальным (а в других — возможно, с филологическим) образованием. Два базовых для «Ледохода» инструмента — акустическая гитара и пианино (в деле также бас, электрогитара и намеченная в основном тонкой кисточкой электронная перкуссия); с их помощью квартет собирает статные и серьезные песни, для которых мелодия и художественный посыл текста куда важнее какого-нибудь грува. Иначе говоря, «Ледоход» строит свое творчество на жестах, заимствованных из парадигмы романтизма, — что само по себе уже довольно смелое и освежающее решение в наши «постпостметамета-» времена. Есть и такое соображение, что в комплекте с этими романтическими жестами частенько идет и предельно серьезное к ним отношение, которое не всегда может восприниматься полностью заслуженным в случае начинающего коллектива, — и «Ледоход» не то чтобы умудряется увернуться от такого. В первом же номере, выстроенном вокруг замечательно сконструированного мужского многоголосия, парад художественных образов природного толка венчается строчкой «Как я, улыбаясь, молчу, сочиняя стихи», пропетой довольно торжественно, а первый куплет следующего начинается со слов «Моя сторона дышит свободой на ладан», а заканчивается строчкой «Вершится весна». Есть еще номер «Секрет», в котором титульный секрет заключается в том, что «нет никого и незачем петь», и объясняющие более-менее весь поэтический подход «Ледохода» слова «Раньше поэты с Богом пели куплеты» в песне «Грусть». С музыкальной стороны «Ледоход» работает потоньше, и это порядком компенсирует его пристрастие к широким поэтическим жестам. Благодаря минималистскому подходу к ритм-секции их музыке свойственна некоторая приятная летучесть, и, когда они перестают засматриваться в прошлое, сочиняя вальсы и романсы (на альбоме есть номер «Вальс» и номер «Романс», выдержанные ровно в тех рамках, которые заявлены в заголовках), и позволяют себе немножко драйва, их разреженный старомодный подход начинает приятно искрить, как, например, в песне «Идти». Старосветский традиционализм, впрочем, иногда тоже приносит довольно удивительные плоды, как в той же «Грусти», сделанной в духе нервного фламенко. Наверное, стоит подытожить так: на сегодняшний день «Ледоход» со своими предельно серьезными разговорами о Сути Творчества, пожалуй, в меньшинстве, и, чтобы практиковать такой подход в мире, не особо благоволящем серьезному творчеству в романтическом смысле этого слова, требуются определенное упрямство и готовность идти против течения. Опять же, не думаю, что у идей, лежащих в основе песен «Ледохода», совсем перевелись последователи, — тот факт, что я сам однозначно не вхожу в их число, еще ни о чем не говорит.



    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202240794
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202236187