24 сентября 2013Медиа
135560

Юлия Березовская: «Мы на войне и будем держаться до последнего»

Гендиректор «Граней.Ру» о том, почему сайту понадобилась помощь

текст: Анна Голубева
Detailed_picture© Юлия Березовская

— Кто собственник «Граней»?

— Издание было основано на деньги Бориса Березовского. Он был нашим владельцем и спонсором первые несколько лет. В дальнейшем появлялись и исчезали другие частные совладельцы, но всегда принципиальным моментом было их невмешательство в редакционную политику. В последние годы «Грани» принадлежат в равных долях двум частным лицам — главному редактору Владимиру Корсунскому и мне.

— «Грани» ведь существуют в коммерческой модели? Вы продаете рекламу? Почему понадобилась помощь читателей?

— Рекламных доходов недостаточно. Это ситуация хроническая, «Грани» на протяжении многих лет последовательно резали косты, выезжая на энтузиазме и трудоголизме. И вот мы некоторым образом исчерпали резервы — резать и сокращать больше нечего. У нас есть грант от National Endowment for Democracy, это существенная часть бюджета, но количество рекламы увеличить в нынешних условиях не удается, поэтому мы пошли на эксперимент с читательским финансированием. Хочу отметить, что это первый случай, когда интернет-издание не вводит плату за контент, не собирает пожертвования, а предлагает пользователям приобрести рекламные показы на сайте. Хотя, конечно, понятно, что для наших читателей покупка «спонсорского рекламного пакета» — скорее жест гражданской солидарности, нежели способ самопродвижения.

— Я прочитала в вашем разделе «О проекте», что «Грани» образовались в 2000 году. Получается, это одно из старейших сетевых изданий.

— Да, мы запустились в конце 2000 года — и изначально были независимым СМИ с четкой позицией по всем ключевым вопросам тогдашней повестки, от чеченской войны до зачистки на телеканалах. У нас не было никаких иллюзий во времена ранней путинщины, мы выступали с критикой происходящего в стране задолго до того, как протест стал мейнстримом. Помнится, один из лучших нынешних публицистов, Иван Давыдов, в нулевых регулярно мочил нас в своих обзорах в «Русском журнале». Дело в том, что больше мочить было особо некого — интернет-СМИ было раз-два и обчелся. А теперь мы с ним, можно сказать, в одном окопе.

— То есть вы не меняли свою позицию с начала века?

— У «Граней» многое менялось: владельцы, кадры, формат, дизайн — но не идеология. В концептуальном плане издание прошло путь от медийной игрушки олигарха (который хоть и не вмешивался, но порывался нас закрыть) до, простите, платформы для всей внесистемной оппозиции. Мне кажется, в последние несколько лет наша деятельность стала максимально осмысленной. В этом нет особой нашей заслуги — нишу нам выгрыз кровавый режим. Особенно это заметно на фоне запуска целого ряда новых онлайн-СМИ (часть из которых уже успела закрыться) — с хорошим ресурсом, сильной командой, но без ясной миссии и концепции.

Это первый случай, когда интернет-издание не вводит плату за контент, не собирает пожертвования, а предлагает пользователям приобрести рекламные показы на сайте.

— А в чем вы видите свою миссию?

— Надеюсь, нам удалось стать полезным ресурсом для рядовых участников протеста. Мы видим свою миссию помимо прочего в том, чтобы оказывать медийную и моральную поддержку тем, кто вовлечен в борьбу, и тем, кто попал в жернова. И, как ни громко это звучит, — в том, чтобы поддерживать исторические традиции сопротивления. Мы стараемся предоставлять площадку для дискуссий между разными группами и течениями внесистемной оппозиции. Ярлык «маргинальности» или «демшизы», который часто вешают друг на друга эти группы, — отчасти результат незрелости общества, а отчасти успех пропагандистских усилий власти. В итоге левые активисты шарахаются от ЛГБТ, правозащитники — от Стомахина... Можно сказать, что наша миссия — демаргинализация.

Наш опыт показывает, что даже при сокращении производства контента бренд «Граней» продолжает работать. Востребовано то, что лежит в основе, — ценности, с которыми идентифицирует себя наш читатель. Ему нужны наша картинка событий, наша система приоритетов, наш язык — возможно, не самый родной для хипстеров, но близкий для людей более зрелых, помнящих историю протеста еще в «дохипстерские» времена.

— Каков годовой бюджет издания? Какой именно суммы вам сейчас недостает?

— Бюджет будет верстаться по результатам нашего спонсорского читательского проекта. Будем исходить из имеющихся ресурсов. NED выделил нам грант в 50 тысяч долларов (минус налоги). Нам сообщили, что в дальнейшем размер гранта составит максимум 60 тысяч долларов в год. Если читательское финансирование будет приносить 150—200 тысяч в месяц, это позволит сайту сохранить нынешний объем производства контента.

— Поступления какие-то уже есть?

— Список читателей-спонсоров на сайте в открытом доступе — на данный момент они выкупили показов на 100 с лишним тысяч рублей. Тут надо оговориться, что есть возможность помочь, сохраняя анонимность.

Левые активисты шарахаются от ЛГБТ, правозащитники — от Стомахина... Можно сказать, что наша миссия — демаргинализация.

— Сколько у «Граней» уникальных пользователей?

— 50 тысяч в день, месячная аудитория — 700 тысяч. Источники трафика прозрачны, как слезинка. У нас есть преданные читатели, и мы рассчитываем на финансовую поддержку постоянной аудитории, в том числе за рубежом, где «Грани» очень популярны, — в США, Германии, Израиле, на Украине. Русскоязычные читатели из этих стран составляют примерно треть общего трафика на сайте.

— Сколько у вас в день обновлений на сайте?

— Пара колонок, три-четыре поста в блогах (в том числе редакционные — «Дерьмометр» и «Пара фраз»), около 20 новостных заметок плюс видеоролики, фотогалереи и мелочи вроде «Календаря». Сейчас для нас регулярно пишут Лев Рубинштейн, Николай Руденский, Илья Мильштейн, Виталий Портников, Владимир Абаринов, Александр Подрабинек, Валерия Новодворская, Бенедикт Сарнов, Александр Скобов, Екатерина Шульман, Борис Соколов.

— Авторам вы много платите?

— Гонорары у нас очень скромные по московским меркам. Стандартное вознаграждение за колонку составляет 100 долларов. Многие авторы пишут бесплатно.

— А сколько человек работает в штате «Граней»?

— Десять. Мы в самом деле сократили все что можно и нельзя, включая расходы на офис (арендуем угол, куда приходит почта, наши редакторы работают удаленно). Производство «Граней» сейчас напоминает приготовление 10 блюд из одной тощей курицы, хорошая еврейская хозяйка должна это уметь. Готовим с душой.

— Что вы будете делать, если не сможете набрать нужную сумму?

— Твердо можно быть уверенными только в том, что нас не закроет в одночасье злой хозяин-барин — и не грохнет архив, как это сейчас модно. При худшем сценарии нам придется переформатировать сайт, делая упор на агрегацию, архивы и пользовательский контент. У нас для этого достаточно гибкая структура. Прежних «Граней» в таком случае уже не будет, но сайт останется. Впрочем, бывают сценарии и похуже — у нас вот уже имеются два предупреждения Роскомнадзора за публикацию фотографии запрещенной иконы Лоскутова с «Пусси Райот». Но мы на войне и будем держаться до последнего.

Комментарии

Новое в разделе «Медиа»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Парк ПобедыColta Specials
Парк Победы 

Танк в кустах: фотограф Александр Никольский замечает, как боевая техника вливается в мирное городское пространство

14 декабря 201813110