16 сентября 2019Медиа
87152

Смех и грех на свадьбе Собчак и Богомолова

Анна Голубева о той самой свадьбе

текст: Анна Голубева
Detailed_picture© Дмитрий Буланов / ТАСС

Кто в ужасе от катафалка, кто в восторге. Кто-то говорит, что разочаровался в Ксении Собчак, а кто-то — в Константине Богомолове. Вот именно сейчас, понимаете, разочаровался.

«Да сколько можно про эту свадьбу!» — ругаются ригористы, и зря. Любая свадьба — шоу, законный повод глазеть, обсуждать, сплетничать. Тем более — свадьба публичных персон. Тем более — когда персоны на это рассчитывают. Ну и редкое это зрелище в наших краях: своей монаршей семьи у нас нет, личная жизнь президента — абсолютное табу, а Ксения Собчак исполняет в общественном поле что-то вроде роли дочки — ну, крестной дочки — власти. Песков и Сурков, два помощника президента, явившиеся на ее свадьбу с Богомоловым, это как бы удостоверяют.

На первой свадьбе с актером Максимом Виторганом ничего ведь такого не было — ни посланников свыше, ни сотен именитых гостей в Музее Москвы; скромная была церемония на 20 человек, и та тайком. Ну так это когда было-то — еще в 2013-м, вскоре после хождения Ксении Собчак в протест и задолго до ее хождения в президенты.

Нынешняя свадьба ставит некоторую точку в этих ее скитаниях, знаменуя возвращение блудной дочери в отеческие объятия тяжелого, но надежного люкса. И тут же новость о шоу, которое она теперь будет вести на Первом, — оно, даром что задумано давно, выглядит свадебным даром Эрнста. Масштабная церемония как бы демонстрирует, что Ксения нашла наконец своего, правильного, человека.

Человек этот сумел придать зрелищу правильный характер и размах. Эту свадьбу уже называют лучшим спектаклем Богомолова. И правда — удачный вышел перформанс, резонансный. «Собчак станцевала на свадьбе в корсете и чулках!» — лопается от счастья не газета «КП», а главное государственное информационное агентство — МИА «Россия сегодня». Оно опубликовало о бракосочетании Собчак и Богомолова около дюжины сообщений — и, в частности, важную новость, что жених похудел к свадьбе на 18 кг.

Первый канал рассказывает о церемонии и в дневных новостях, и в вечернем «Времени» — с акцентом, конечно, на катафалк; среди прочего звучит фраза «Говорят, что и все дальнейшее торжество было устроено в духе черного юмора». Кто, интересно, говорит — видимо, Эрнст, который был гостем торжества?

В шоу обыграно несколько свадебных традиций. После поездки в загс на катафалке новобрачный меняет демонические алые носки на кобеднишный костюм и чинно везет укрытую фатой новобрачную на лошадках в храм; она же через пару часов после венчания переодевается в алые подвязки ради эротического танца.

А ведь Богомолову и Собчак даже балаклавы не пришлось натягивать, достаточно было обвенчаться и позвать гостей на свадьбу.

Но превратить свадьбу в китч-парад — дело нехитрое: любая свадьба — априори китч-парад, что режиссер Богомолов просто немного, совсем слегка, подчеркнул. Гораздо интереснее, что запущенный им перформанс катится дальше, развивается, генерирует новые сюжеты.

Вот новобрачные направляются в Грибоедовский загс, лежа в макабрическом катафалке, — и тут их всерьез останавливает ГИБДД и штрафует за езду на месте гроба без крышки.

Вот они возлагают алые советские гвоздички — не к Вечному огню, а к статуе Владимира, святого покровителя президента. Фотка с памятником с ходу становится вирусной, попадает в паблик «Свадьба твоей одноклассницы» и всех веселит — но можно не сомневаться, что уже завтра свадебные кортежи начнут приезжать к Владимиру на полном серьезе.

Вот они приходят венчаться в Большое Вознесение — и уже через полчаса православные соцсети накаляются: да как таких можно венчать? Да они ж атеисты, вон Богомолов недавно в передаче у Легойды об этом говорил. Да они ж второбрачные! Да они же прелюбодеи! Чувства верующих закипают, и тому же Владимиру Легойде, официальному представителю Московской патриархии, приходится официально заявлять в официально запрещенном Роскомнадзором Телеграме (это отдельно весело), что брачующиеся «письменно засвидетельствовали не только искреннее желание сочетаться таинством Венчания, но и раскаяние в безнравственных и кощунственных поступках, которые они вольно или невольно совершали в своей частной жизни и профессиональной деятельности. И подтвердили твердое намерение не совершать ничего подобного впредь». Тут православные соцсети снова взрываются — что? У нас в церкви, оказывается, есть чин письменного покаяния?

Вот новобрачная исполняет на сцене Музея Москвы что-то вроде стриптиза — под краснознаменный военный хор, стройно выводящий «Войди в нее, войди в ее сны». И на другой день Национал-консервативное движение обращается в прокуратуру с требованием наказать общественно-политического деятеля Собчак за богохульство. Судя по заявлению, круг чтения консервативно настроенных граждан составляют издания типа «Грации», «Ежедневного журнала» и Ruposters. Богохульство оскорбленные верующие, спасибо им, описывают во всех подробностях, не то что ленивые светские хроникеры: «После имитированной молитвы гражданка Собчак разделась до нижнего белья и изобразила эротический танец. На сцене также присутствовали другие неизвестные граждане, которые были одеты в монашеские одежды (католического стиля), они также разделись на сцене до нижнего белья и танцевали вместе с гражданкой Собчак.

Она для Богомолова — просто профильная муза. Они созданы друг для друга. Могли ли они не встретиться в самом расцвете?

В помещении, сильно по виду напоминающем церковь, была кровать, на которой гражданка Собчак и ее муж изобразили постельную сцену в окружении раздетых “монахинь”. Граждане, изображающие монахинь на сцене, имитированной под церковь, были не только женщинами, но и мужчинами».

И снова бедному Легойде приходится выступать в Телеграме — уже с порицанием. А в светской части Телеграма в это время обсуждают, подал ли Сурков на свадьбе руку Венедиктову.

А ведь Богомолову и Собчак даже балаклавы не пришлось натягивать, достаточно было обвенчаться и позвать гостей на свадьбу.

Но это надо уметь — устроить пародию на свадебную вечеринку в родном невесте жанре корпоратива, переходящего в караоке, с Киркоровым, Лободой, Басковым — и вместе с гостями искренне рыдать от нахлынувших под эти песни чувств.

Искренность и трезвый пиар, трогательная, всем очевидная влюбленность — и список практичных подарков от Bosco, свадьба — и промоушен-шоу на Первом, фрондеры и госчиновники, дорогие друзья и дорогие спонсоры грандиозных планов нового худрука не самого грандиозного театра, любовь и расчет, смех и грех.

Константин Богомолов — мастер этого жанра, и не только на сцене: вспомните первое его выступление в качестве адепта мэра Собянина и противника протестов. Так мало кто умеет — чтобы пощечина общественному вкусу одновременно звучала аплодисментом начальству.

А уж Ксения Собчак — самая неоднозначная и самая проклинаемая медиаперсона, королева амбивалентности, вечная посредница между мирами, своя и чужая сразу всем — моде и журналистике, власти и оппозиции, элитам и массам.

Она для Богомолова — просто профильная муза. Они созданы друг для друга. Могли ли они не встретиться в самом расцвете? Он наконец получил свой театр. Она наконец получила шоу на Первом. Оба на пике — и каждому очень нужно то, что есть у другого.

Вот они стоят, два постирониста, держась за руки перед памятником князю Владимиру под красными звездами Кремля, — сами как памятник уходящей на наших глазах эпохе, где из фронды в лояльность и обратно можно было переодеваться так же просто, как из платья в платье на свадьбе.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий»Вокруг горизонтали
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий» 

Известный социолог об огромном репертуаре неформальных практик в России (от системы взяток до соседской взаимопомощи), о коллективной реакции на кризисные времена и о том, почему даже в самых этически опасных зонах можно обнаружить здравый смысл и пользу

5 декабря 20221856
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговорВокруг горизонтали
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговор 

Что становится базой для массового протеста? В чем его стартовые условия? Какие предрассудки и ошибки ему угрожают? Нужна ли протесту децентрализация? И как оценивать его успешность?

1 декабря 202214314
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 20224979
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202213608
Чуть ниже радаровВокруг горизонтали
Чуть ниже радаров 

Введение в самоорганизацию. Полина Патимова говорит с социологом Эллой Панеях об истории идеи, о сложных отношениях горизонтали с вертикалью и о том, как самоорганизация работала в России — до войны

15 сентября 202214049
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202268030