5 марта 2013Медиа
10817

От УЖК до ГЦ

После отставок главредов «Газеты.ру» и радио «Коммерсантъ FM» Олег Кашин задумался об уроках, которые «гребаная цепь» может извлечь из опыта «уникальных журналистских коллективов» прошлого

текст: Олег Кашин
Detailed_picture© Colta.ru

Тех, кто что-то умел и ни на что не претендовал, быстро расхватали государственные каналы. Те, кто умел, но и претендовал, потусовались по новым каналам, которые то открывались, то закрывались, и по мере открытия-закрытия этих людей тоже расхватали государственные каналы. Те, кто умел, претендовал и не хотел при этом ни на новые каналы, ни на государственные, остались где были, в основном с повышением, но тоже ненадолго; у каждого потом происходило что-то такое, после чего и он уходил на государственный канал. Еще были те, которые ни на что не претендовали и просто тихо делали что умели (спортивные комментаторы, криминальные репортеры), и в их жизни до такой степени ничего не изменилось, что даже говорить о них не стоит; хотя на самом деле изменилось — двенадцать лет назад они не снимали «Анатомию протеста», а теперь снимают, но им же даже нравится, так что говорить о них действительно не стоит.

Были еще, в минимальном количестве, совсем отморозки, которые вообще никуда не попали. Один писал книгу «Здесь было НТВ» в черт знает скольких томах, другой, самый главный, кажется, стал телезвездой на Украине, то есть тоже, в общем, нигде. А самые буддисты тихо сидели все эти годы в своих огородных передачах и дождались «Дождя» — тоже, между прочим, вариант, всего двенадцать лет подождать.

Примерно так из 2013 года выглядят история разгрома НТВ и ее последствия. В этой истории не было ничего героического, но и катастрофы ведь не было, жизнь ни для кого не закончилась в апреле 2001 года, Сорокина осталась Сорокиной, а Дибров — Дибровым. Сейчас, кажется, только одному Альфреду Коху есть дело до того апреля — сидит эдаким привидением в Фейсбуке и повторяет: я тогда все правильно сделал, все правильно. А с ним даже не спорит никто, некому спорить.

Выражение «звенья гребаной цепи» сегодня — как «уникальный журналистский коллектив» двенадцать лет назад. Первый раз сказали — нормально, двадцатый раз — тоже, после сотого произнесения это уже не трагический всхлип, а заезженный мем. Уже даже не говорят «гребаная цепь», говорят «ГЦ» — как когда-то «УЖК».

Уже даже не говорят «гребаная цепь», говорят «ГЦ» — как когда-то «УЖК».

И в остальном все так же. На фотографиях с очередных посиделок в РИА Новости — лица звеньев гребаной цепи, Михайлов, который «и партнеры», пришел в ИТАР—ТАСС так же вовремя, как когда-то Добродеев в ВГТРК, и новости об отставках и увольнениях часто сопровождаются пояснениями типа «иду в ТАСС» или, наоборот, «в ТАСС не пойду»; если бы в 2001 году существовали соцсети, Елизавета Листова писала бы: «Не пойду на РТР». А потом бы пошла.

Журналистские увольнения и отставки последнего года, как бы много их ни было и как бы мрачен ни становился после них медийный, прости господи, ландшафт, — это все равно не более чем совокупность частных историй частных людей, никто из которых не готов к роли скучного борца за свободу слова. Кого-то мы обязательно встретим в ТАССе, кого-то в РИА, кого-то в «Российской газете», а кто-то останется на прежнем месте и будет писать то же, что и раньше, ну или новую «Анатомию протеста», если не повезет. Главный урок 2001 года — он именно об этом: ничего не случится, вообще ничего.

А второй урок — ну, мы видели людей, которые, не желая идти на компромисс, превращались в одно сплошное «Здесь было НТВ» (тут даже хочется извиниться перед Шендеровичем, что второй раз его вспоминаю, — но он самый показательный, конечно). Их опыт печален, но, по крайней мере, когда он есть, проще избежать его повторения.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202220727
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202221456