18 сентября 2013Медиа
106280

Персона COLTA. Леонид Парфенов: «Эфирной ностальгией не страдаю»

Телемаэстро о своей новой работе и новых настроениях

текст: Анна Голубева
Detailed_picture© Вячеслав Прокофьев / Коммерсантъ

В первый день своей новой жизни COLTA.RU решила предоставить слово тем, кто восхищает нас, озадачивает, волнует — и вызывает устойчивый интерес. Семь интервью людей, с которыми нам давно хотелось поговорить: от Роберта Уилсона, Цай Мин Ляня и Марты Рослер — до Леонида Парфенова.

— Каждый свой фильм вы делаете подолгу и вручную, не на конвейере. Какой смысл в этой ювелирной выделке на ТВ, где век продукта недолог, а потребитель не очень взыскателен?

— Мне неинтересно, если моя работа — не часть меня. И я не нахожу свой темп — по одному фильму и одному тому в год — низким. А про долговечность и востребованность... Вот канал «24_DOC» сейчас показывал пять серий фильма «Живой Пушкин» 1999 года выпуска. Я сам их смотреть не могу, для меня сегодняшним стандартам качества отвечают наши работы начиная с «Птицы-Гоголя» 2009 года. Однако вот ведь — ставят в эфир, берут права у НТВ. Но, конечно, снимаешь не потому, что думаешь: вот, и 14 лет спустя это кому-то понадобится. Просто не можешь иначе. Хотя пора бы с этими докблокбастерами и завязать, их время ушло, тут вы правы.

— Скоро выйдет ваш новый фильм о Сергее Прокудине-Горском. Это ведь специфическая задача — адекватно показать по ТВ фотографию. Как вы ее решаете?

— Практически это забота моего соавтора, режиссера и оператора-постановщика фильма Сергея Нурмамеда. Теоретически же было задумано взаимодействие фотографий Прокудина-Горского с нынешним видом тех же мест. Мы объехали несколько десятков точек съемок классика и ставили камеру по возможности точно там же, брали тот же ракурс. А дальше — разные приемы сопоставлений, например, с переходом ведущего из одного века в другой и обратно.

— Много точек в итоге получилось?

— Кроме регионов Центральной России и Русского Севера, снятых Прокудиным-Горским особенно подробно, мы ездили в Самарканд и Бухару, в Грузию — на эти окраины Российской империи наш герой совершил богатые экспедиции. А еще Москва, Петербург, Франция, где жил в эмиграции Прокудин-Горский и где живут его потомки, а также Вашингтон — оригиналы негативов находятся в Библиотеке Конгресса США.

— Почему, как вы думаете, фотографии Прокудина-Горского производят такое магическое впечатление?

— Эти 1900 сохранившихся негативов — единственный способ увидеть дореволюционную Россию не как ретро-картинку, а как снятое вчера. Тогда патина времени не мешает сравнивать и понимать, что той страны нет и преемственность с ее цивилизацией утрачена.

На съемках фильма о Прокудине-ГорскомНа съемках фильма о Прокудине-Горском© 35media.ru

— Ваша передача на «Дожде» после лета не возобновилась из-за проблем с финансированием. Есть ли у вас планы вернуться в эфир в обозримом будущем?

— Никаких конкретных планов нет, а в ТВ «на народные деньги» я никогда не верил. Если и делать другую передачу, то не продолжая тот пакет выпусков, который на «Дожде» уже вышел.

— А о чем была бы другая передача? Вот если бы вам сейчас предложили делать то, что вы хотите?

— Так не бывает — где хотите и что хотите. Нет телепродукта «вообще», без эфирной задачи.

Московские выборы — это начало конца управляемой демократии.

— Вы легко обходитесь без регулярного эфира? Бывает ли у вас тоска по этой мясорубке?

— Нет, я работаю там, где есть возможность, и эфирной ностальгией не страдаю. К этому сам «ящик» и приучает: твоего хотения мало, нужны эфирная потребность, люди, деньги, техника и прочее. Для меня тома книжного проекта «Намедни» — не менее авторский продукт, чем фильмы. И текст весь заново, а теперь уже два тома, вовсе не связанные с телепроектом. А еще отбор пятисот с лишним фотографий и прочих иллюстраций, верстка — это ведь все мое. Книга-альбом — такой синтетический формат, где соотношение частей ты чувствуешь только сам.

— Вы отодвигаете «Намедни» в послевоенные времена, но это уже не совсем получится «наша эра» — не та, что началась в год вашего рождения. Почему вы обратились к более отдаленному прошлому?

— Делать «Намедни»-1946—1960, нынешний, седьмой по счету, том, который как бы «нулевой», меня почти сразу стали уговаривать. Да я и сам понимал: «наша эра», эпоха коррозии и краха социализма, на самом деле началась с оттепели. Оттуда 60-е — эпохи ведь с десятилетиями не совпадают. А оттепель не понять без послевоенных «заморозков». Вообще весь книжный проект был начат из-за того, что «мы живем в эпоху ренессанса советской античности». А сталинская империя во всем ее могуществе — идеал для стольких соотечественников, властных в том числе. Мы ведь про этот СССР до сих пор не доспорили — нет национального консенсуса, не решили — это хорошо или плохо? Так что если и «вглубь», то скорее не времени, а самих себя. Надеюсь, актуальный получится фолиант.

© ИТАР-ТАСС

— Вы смотрите телевизор?

— Ну, изредка что-то новое надо посмотреть, чтобы получить впечатление и увидеть перемены в эфирной ситуации. Но это проще в удобное время в интернете. Вот был бы на выборах мэра второй тур и, может, уже невозможно было бы отвертеться от теледебатов — тогда я с огромным интересом посмотрел бы на Собянина и Навального вживую, не пропустил бы.

— А какое вообще впечатление у вас оставили эти выборы?

— Московские выборы — это начало конца управляемой демократии. Все-таки вправду нельзя обманывать всех и всегда. Мощь государственных СМИ едва спасла Собянина от второго тура — все, это не работает. Что, в следующий раз опять объявлять Отечественную войну 1812 года, призывая умереть под Москвой? А если б второй тур был — как тогда отказались бы от дебатов? И каким бы позорищем для власти они обернулись? И, конечно, результат Навального окончательно дискредитирует «системную оппозицию» — они по 20 лет в Думе сидят, а один беспартийный собирает больше, чем все эти партии вместе взятые. Никакие это не политики, и никого они не представляют, кроме собственных интересов.

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201932280
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201924590
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201932520