29 декабря 2020Кино
15468

Операция «С Новым годом»

10 праздничных кинооткрыток

 

К новому долгожданному 2021-му редакция Кольты собрала для вас мешок подарков. Разбирать его можно долго — хватит на все каникулы. В мешке вы сможете обнаружить:

комикс Виктории Ломаско
эссе Леонида Гиршовича
неопубликованные письма Ариадны Эфрон и Сельмы Лагерлёф
— плейлист с 20 лучшими треками за всю историю джаза
— музыку для новогодней вечеринки в стиле 1930-х
новые стихи Сергея Уханова
стихи Инны Краснопер
итоги 2020 года, подведенные в 2010-м
анекдоты из мира советской оперетты
рассказ Ольги Медведковой
онлайн-премьеру фильма Светланы Стрельниковой «Легенда о Зигфриде»
фильм-оперу Антона Гонопольского «Иммендо»

В общем, держимся вместе и будем держаться дальше!
С новым счастьем!

Новогодние праздники — это не только звон бубенцов и мелодии рождественских гимнов, шорох оберточной бумаги и запах цитрусовых. Если вы режиссер-auteur, то Новый год для вас точно — самый грустный праздник. В эту ночь телевизор превращается в черное зеркало (как у Сирка во «Всем, что дозволено небесами»), а светская вечеринка — в карнавал, маскирующий социальное неравенство будней (как в сентиментальной тин-драме Уита Стиллмана «Золотая молодежь»).

Новогодние праздники очень любят и авторы нуаров: крушение надежд выглядит особенно трагично на фоне сияющих елок. Да и экзистенциальное одиночество тоже становится особенно щемящим в ночь, которую все стремятся провести в кругу близких — если они есть, а не как у потерянной героини грустной транс-комедии с новогодним названием «Мандарин»: даже на ее первый концерт в клубе никто не приходит. В России Новый год как праздник вообще имеет довольно мрачный генезис: посмотрите первый советский фильм (мультипликационный), в котором упоминаются Новый год, елка и Дед Мороз, — это настоящая эссенция 1937-го (зайчата на лесоповале, тотальная паранойя, волк-оборотень и даже арест Деда Мороза по ошибке).

Но, конечно, есть в эти дни и место чуду. Эксцентричному чуду превращения персонажей Стругацких в героев поттерианы: Гафт в своем болоньевом капюшоне — форменный Волдеморт, Золотухин — чистый Гарри Поттер. Мрачной магии тайных обществ, контролирующих мир, как в «Широко закрытых глазах» (Николь Кидман божится, что все, показанное Кубриком в его последнем фильме, — чистая правда). Недоброй сюрреалистической иронии судьбы — как у Мотыля в его военной трагикомедии о фронтовых приключениях мечтателя Колышкина. И старому доброму чуду спасения мира и отдельно взятой ячейки общества — как в вечно свежем новогоднем боевике Джона Мактирнана, совершившем и еще одно чудо — превращение Брюса Уиллиса в суперзвезду.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202220036
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202221021