27 января 2022Кино
15838

«Чемпион из Освенцима»

Денис Вирен — об амбивалентности польского фильма об Освенциме, выходящего в российский прокат

текст: Денис Вирен
Detailed_picture© «Пионер»

Польские фильмы нечасто попадают в России на большой экран, хотя в последнее время ситуация стала меняться. В прошлом году были закуплены ленты «Снега больше не будет» Малгожаты Шумовской и «ЗОЖ» Магнуса фон Хорна, а 2022-й начинается с картины Мацея Барчевского «Чемпион из Освенцима» («Mistrz», 2020 год): ее выпускает «Пионер» к Международному дню памяти жертв Холокоста.

Концлагерная тематика представлена в польском кинематографе десятками игровых и документальных картин. Один из первых фильмов послевоенного кино — «Последний этап» (1947) Ванды Якубовской — во многом задал тон последующим работам. Он вспоминается и сегодня, во время просмотра «Чемпиона из Освенцима», поскольку новая картина также «интернационализирует» Холокост (об этом процессе в историческом ракурсе подробно писала польская исследовательница Катажина Монка-Малятыньская). Здесь нет акцента на национальности заключенных: для нацистов все они — просто «грязные поляки». Впрочем, в рассказанной истории этот момент действительно не столь принципиален.

В своем полнометражном дебюте Мацей Барчевский обращается к поразительной биографии Тадеуша «Тедди» Петшиковского — легендарного довоенного боксера, польского вице-чемпиона, попавшего в концентрационный лагерь Аушвиц с первым транспортом и получившего номер 77. Режиссер вместе с известным оператором Витольдом Плученником (снявшим, например, знакомую любителям польского кино биографическую драму «Икар. Легенда Метека Коша» (2019) Мацея Пепшицы) показывают в прологе, как лагерь фактически создается руками самих заключенных. Это не такой уж распространенный сюжет: обычно концлагеря предстают на экране уже как отлаженные конвейеры смерти.

© «Пионер»

Сцена первого, внезапного и импровизированного, поединка в картине Барчевского происходит на каменоломне — этот сеттинг, пожалуй, более зрелищен, чем лагерная кухня (где все случилось в действительности). Противником Тедди выступает немецкий капо (надзиратель из заключенных): общее спортивное прошлое словно снимает между ними барьер, капо начинает явно симпатизировать знаменитому «мастеру уклонов из Варшавы». Несмотря на то что к моменту первого боя Петшиковский пребывает уже далеко не в лучшей физической форме, именно блестящая техника помогает ему побороть противника.

Комендант лагеря понимает, что Тедди можно использовать, дабы развлекать подчиненных, и польскому боксеру предоставляют особые условия содержания. Барчевский показывает, что в концлагере существовали как бы параллельные миры: с одной стороны, регулярные транспорты евреев, сразу же направляемых в газовые камеры, отчаянные попытки побега, оканчивавшиеся смертью на ограждении из колючей проволоки, с другой — концерты классической музыки и поединки для увеселения нацистских палачей.

© «Пионер»

Главный герой прекрасно сознает двусмысленность своего положения и делает все возможное, чтобы помогать братьям по несчастью: он делится с ними хлебом, который получает за каждый выигранный бой, тайком носит лекарства из стерильного лазарета СС в так называемый лазарет для заключенных, на деле представляющий собой грязную общую камеру. Однажды Петшиковский видит, как на телеге увозят тело очередного побежденного им соперника, расстрелянного после проигрыша, и понимает, что происходящее не имеет ничего общего со спортом, — но в то же время его победы дают заключенным огромную моральную поддержку и надежду. Разумеется, это не может не беспокоить нацистов, которые в определенный момент ставят задачу сломить Тедди любой ценой.

© «Пионер»

«Чемпион из Освенцима» обращает на себя внимание прежде всего актерской работой Петра Гловацкого. Роль Петшиковского была написана специально для этого яркого и талантливого артиста, который давно и много снимается, но преимущественно на втором плане. Гловацкий готовился сыграть Петшиковского больше года, долго сидел на специальной диете и научился боксировать. Внешне он совсем не напоминает боксера, но создает в картине убедительный, эмоционально многоплановый образ большой внутренней силы. Кажется, именно это для Барчевского самое важное. Не случайно он был одним из продюсеров ленты Лукаша Пальковского «Лучше всех» (2017), повествующей о спортсмене, поборовшем страсть к наркотикам и ставшем чемпионом.

© «Пионер»

В последнее время в Польше снимают много байопиков о важных личностях польской истории. Знакомая тенденция, не правда ли? Разные режиссеры очень по-разному выполняют этот своеобразный заказ. Можно сказать, что в «Чемпионе из Освенцима» исторические, лагерные реалии — лишь некий фон. Режиссер не претендует на лавры венгра Ласло Немеша, предложившего в «Сыне Саула» (2015) радикально новый художественный подход к теме лагерей смерти. Барчевскому, очевидно, ближе голливудская модель с присущим ей известным схематизмом, ему не чужд пафос, порой эстетически небезупречный. Но в первую очередь его фильм — это история человека в нечеловеческих условиях, рассказ о неугасающей воле к жизни, даже когда кругом только смерть. «Я всегда знал, кем бы хотел быть», — произносит главный герой в финальном разговоре с начальником лагеря. Именно это, как можно догадаться, и помогает ему выжить.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202240616
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202236066