Как экскурсии в России превратились в язык городских сообществ

Айрат Багаутдинов комментирует законопроект об обязательной аттестации экскурсоводов

текст: Айрат Багаутдинов
Detailed_picture© Айрат Багаутдинов

На рассмотрение Госдумы был предложен законопроект об обязательной аттестации экскурсоводов, реакцией на который стало открытое письмо экскурсоводов, гидов и любителей экскурсий (за несколько дней его подписало больше тысячи человек). Обсуждение закона планировалось на 10 июня, но было отложено. Основатель экскурсионного бюро «Москва глазами инженера» Айрат Багаутдинов рассказывает, почему это касается не только профессионалов, но и всех нас.

Законопроект об обязательной аттестации экскурсоводов в последний месяц вызвал бурное обсуждение в туристическом и культурном сообществах. К сожалению, он показал линию раскола между разными сообществами.

С одной стороны баррикад — гиды, работающие с туристическим потоком и отстаивающие необходимость аттестации как способа защиты от недобросовестных коллег. С другой — экскурсоводы, работающие с горожанами, и всевозможные акторы, использующие экскурсии как медиа (историки, краеведы, искусствоведы, учителя, преподаватели вузов, работники культуры, городские активисты и т.д.). Последние выступают против аттестации как меры, способной ограничить разнообразие авторских и городских маршрутов, а также уничтожить экскурсию как инструмент трансляции знаний и ценностей.

С первыми вроде все понятно. Под словом «гид» исторически было принято подразумевать профессионала, обслуживающего туристический поток. Однако давайте разберемся, откуда взялись вторые.

Экскурсии в России и городские сообщества

Развитие как въездного, так и внутреннего туризма в нашей стране по очевидным причинам шло особенным путем. До развала Советского Союза его сдерживали железный занавес и невозможность частной предпринимательской инициативы. Помимо негативных последствий это вызвало достаточно неординарное отношение к экскурсионному делу. В отличие от многих стран, которые традиционно принято считать туристическими, в нашем обществе не сформировалось представление, будто экскурсии являются прерогативой туристической индустрии.

На новом этапе развития нашей страны, характеризующемся сравнительной экономической стабильностью, урбанизацией и развитием городских сообществ, мы стали свидетелями уникального феномена. Экскурсия стала жанром, инструментом, медиа для реализации разнообразных профессиональных задач, публичного высказывания, трансляции ценностей сообществ, защиты своих взглядов, преподавания.

Приведу примеры. Если ты искусствовед или историк архитектуры — через экскурсию ты доносишь до людей свой подход к интерпретации искусства и популяризируешь его. Наш проект «Москва глазами инженера», скажем, ставит перед собой задачу научить людей языку архитектуры. Экскурсии как инструмент популяризации истории архитектуры используют искусствоведы Александра Селиванова (Центр авангарда на Шаболовке и Музей Москвы), Николай Васильев (проект «Москонструкт»), Дмитрий Беззубцев, Андрей Бархин и многие другие.

Если ты музейный сотрудник — городские экскурсии могут стать реализацией миссии музея. Экскурсии по архитектуре города водит Музей архитектуры им. Щусева, а при Музее Москвы уже несколько десятилетий существует Городское экскурсионное бюро.

Если ты градозащитник — через экскурсию ты спасаешь наследие. Для крупнейшего в России градозащитного движения «Архнадзор» экскурсии являются одним из основных инструментов привлечения общественного внимания к наследию, находящемуся под угрозой уничтожения. В 2014 году регулярное дежурство экскурсоводов инициативной группы по защите Шуховской башни помогло спасти ее от уничтожения. И таких примеров много: церковь Воскресения в Кадашах, Хитровская площадь и так далее.

Если ты городской активист или урбанист — экскурсии для тебя могут быть способом популяризации ценностей городских сообществ. Петербургская активистка Ольга Полякова несколько лет назад создала проект «Открытая карта». Каждый желающий мог создать экскурсию, а Оля помогала ему собрать экскурсантов. Экскурсии у Оли проводили представители самых разных сообществ: экоактивисты, градозащитники, уличные художники, врачи и так далее.

Если ты экологический активист — через экскурсию ты сохраняешь среду. Мне памятен пример урбанистки и городской активистки из Казани Марьи Леонтьевой, с помощью экскурсий спасавшей рощу у Казанки.

Если ты социальный активист — через экскурсию ты доносишь до людей, что в мире есть другие люди, не такие, как они. Есть такой замечательный проект «Осязаемый Петербург» — с помощью экскурсий он привлекает внимание к трудностям маломобильных граждан. А еще у меня есть любимая история о петербургском бездомном, школьном учителе географии Вячеславе Раснере, которому фонд «Ночлежка» помог наладить экскурсионную деятельность — и он наконец обрел дом.

Если ты школьный учитель — через экскурсию ты доносишь до детей, что город, в котором они живут, наполнен историей и смыслами. У меня целый ряд друзей — учителя истории, которые на общественных началах водят для своих школьников экскурсии.

Если ты университетский преподаватель — через экскурсию ты формируешь профессиональное зрение у своих студентов. Вспомним более чем вековую традицию, когда преподаватель везет студентов-искусствоведов на летнюю практику в Петербург, Новгород, Псков.

Если ты работник культуры — через экскурсию ты формируешь локальное сообщество в своем районе. В последнее десятилетие регулярные экскурсии стали проводить сотрудники объединения «Выставочные залы Москвы», Московской библиотечной сети, районных домов культуры.

Итак, экскурсия в XXI веке — это не только продукт туристической индустрии. Экскурсия — это медиа (если хотите — жанр), которое может использовать любой человек для реализации своих знаний и творческого потенциала, профессиональных задач и гражданского долга. Как всякий жанр (книга, статья, картина, песня, фильм), экскурсия свободна, принадлежит всем и не может быть отчуждена в пользу какой-либо группы. Этот тезис мне представляется самоочевидным с точки зрения естественного права.

Я призываю коллег из туристической индустрии обратить внимание на этот интереснейший феномен и приветствовать его появление. Разве не этого мы добивались, развивая и популяризируя нашу профессию?

Сегодня созданный, развитый и популяризированный нами инструмент используют историки и искусствоведы, музейные работники и градозащитники, учителя и вузовские преподаватели, экологи и социальные активисты, библиотекари и работники культуры. Я считаю это, коллеги — экскурсоводы и методисты, нашей большой профессиональной победой. Теперь наша задача — продолжать развивать этот феномен.

«Москва глазами инженера». Экскурсия по зданию Киевского вокзала в Москве. 2018«Москва глазами инженера». Экскурсия по зданию Киевского вокзала в Москве. 2018© Юрий Феклистов
А что говорит закон?

Яблоком раздора между обозначенными в преамбуле сообществами стала идея об обязательной аттестации экскурсоводов. Однако мы должны поставить вопрос ребром: а может ли аттестация быть обязательной в нашей стране по закону?

Что говорят конституция и законы?

1.1. Конституция закрепляет право каждого гражданина на свободное получение, передачу, производство и распространение информации любым законным способом (ст. 29, п. 4) и гарантирует свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества и преподавания (ст. 44, п. 1).

1.2. Закон о защите прав потребителей закрепляет право каждого свободно выбирать услугу без какого-либо навязывания.

1.3. Трудовой кодекс закрепляет право нанимать на работу любого человека, имеющего право работать на территории РФ.

Что делает принцип обязательной аттестации?

2.1. Нарушает конституционные права граждан на распространение и получение информации и на свободу творчества и преподавания. Граждане лишаются права передавать свои знания и реализовывать свой творческий потенциал в жанре экскурсии.

2.2. Нарушает закон о защите прав потребителей, фактически навязывая потребителю услуги только одного рода — экскурсии от аттестованных гидов.

2.3. Нарушает Трудовой кодекс, фактически обязывая работодателей нанимать только аттестованных гидов вопреки своим бизнес-задачам.

Как видим, обязательная аттестация антиконституционна и противозаконна. Аттестация может быть только добровольной.

Каким будет наш путь?

Сторонники обязательной аттестации часто ссылаются на зарубежный опыт регулирования экскурсионной деятельности. Действительно, в ряде европейских стран — Италии, Франции, Испании, Великобритании, Австрии — исторически сложилась система обязательной аттестации экскурсоводов. В других странах — Германии, Швейцарии, Бельгии, Нидерландах, Дании — аттестация добровольная.

Как видим, каждая страна имеет свой путь. Россия до сих пор шла по второму пути — у нас тоже нет обязательной аттестации. Отчасти благодаря этому и возник описанный нами выше феномен превращения экскурсии из прерогативы туристских гидов в универсальный и популярный жанр для публичного высказывания, реализации разнообразных профессиональных задач, трансляции ценностей, защиты своих взглядов, преподавания.

Я считаю сложившуюся в нашей стране ситуацию замечательным достижением российского гражданского общества. Наш общий долг — зафиксировать в законе это достижение российской культурной и общественной жизни, туристического и просветительского бизнеса.

«Москва глазами инженера». Экскурсия «Архитектура советского модернизма. Главные имена и шедевры». 2018.«Москва глазами инженера». Экскурсия «Архитектура советского модернизма. Главные имена и шедевры». 2018.© Дмитрий Ласенко
Как учесть все интересы?

Коллеги из сообщества гидов-переводчиков в дискуссиях обозначают проблемы, стоящие перед сообществом туристских гидов. Это конкуренция с китайскими сопровождающими групп, которые зачастую работают в нашей стране нелегально. Это порой низкое качество контента у некоторых из наших коллег. Это необходимость гарантий качества работы экскурсовода для туристических компаний и самих туристов.

Проблемы эти очень разные — вряд ли они могут быть решены одной универсальной мерой. В России существует миграционное, трудовое и налоговое законодательство. Представляется избыточным специализированное миграционное, трудовое и налоговое регулирование для отдельно взятой профессии экскурсовода.

Одним из решений проблемы качества контента и гарантий для нанимателя и клиента видится добровольная аттестация. В таком случае гиды, кому это необходимо, получат возможность подтвердить свою квалификацию. А работодатели или клиенты, кому это необходимо, получат гарантию базового уровня нанимаемого сотрудника.

У меня есть еще одно занятное и грустное наблюдение: в России аттестация, даже добровольная, понимается как повинность, оброк. Между тем в ряде европейских стран аттестация гарантирует экскурсоводу привилегии от государства: возможность проводить экскурсии во всех (!) музеях (привет Музеям Московского Кремля, где на русском языке имеют право вести экскурсии только сотрудники), бесплатное дополнительное обучение и так далее.

Я согласен, что закон о туризме надо менять. Его надо менять в сторону развития профессии экскурсовода, а не ее ограничения. Практика добровольной аттестации, существующая в Москве и Петербурге, должна быть доработана и распространена на Россию. Она должна получить дальнейшее развитие. Государство в рамках своей деятельности по развитию туризма должно создать привилегии для аттестованных гидов: бесплатное переобучение, господдержка в случае кризисных ситуаций — дальше надо думать. Должен вестись реестр аттестованных гидов, который смогут использовать потенциальные работодатели и клиенты.

Одно представляется непреложным: решение профессиональных проблем не должно нарушать права всех остальных граждан страны. Хочется сказать чиновникам и законодателям: «Я простой историк архитектуры, экскурсовод и бизнесмен. Не мне же вам напоминать, что интересы сообщества экскурсоводов не могут быть значимее конституции?!»

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте