Новое имя: Kito Jempere

Дебютный аудиовизуальный альбом музыканта из Санкт-Петербурга — интернациональная электроника не для танцев

текст: Александр Великанов
Detailed_picture© Ivan Chernov

Дебютный альбом Kito Jempere «Objects» и звучит, и выглядит так, что невозможно установить страну его происхождения. Строгий бит, модные синтезаторы, обильная перкуссия и даже саксофонные включения — такую электронную музыку делают и в Скандинавии, о которой напоминают названия треков, и в Англии, в которой прописан уважаемый лейбл Freerange Records, выпускающий музыку Kito Jempere. На поверку выясняется, что Kito Jempere — это персональный проект петербургского музыканта Кирилла Сергеева, которого можно было видеть в ансамбле Uniquetunes и диско-биг-бенде Saint Petersburg Disco Spin Club. Впрочем, в работе над «Objects» принимали участие друзья Кирилла — много друзей.


— Что об альбоме «Objects» необходимо рассказать, чтобы его правильно восприняли?

— Это все же мой первый сольный альбом за все время занятий музыкой. Сочинил я его достаточно быстро: 10 треков за 10 дней. Я помню, что мы ехали с женой в Петродворец и я решил взять в дорогу альбомов — взял на CD давно купленный Squarepusher «Ultravisitor», Pixies «Bossanova», еще купили последнюю пластинку Джеймса Блейка, и я почувствовал, что хочу альбом.

Очень глупо с маркетинговой точки зрения, у меня тогда еще только готовился первый сингл «Confusion» для Freerange — артиста по сути еще не существовало, но я решил и сделал. Выделил 10 дней подряд и каждый день делал по треку (музыкальное наполнение — какие-то сэмплы, барабаны), потом части дописывал с помощью своих друзей, они у меня очень классные, и мы с легкостью взаимодействовали. Почти во всех треках помогал крутить синтезаторы Леонид Липелис, для «Jarvi» синтезаторы мы крутили с Саней Лестюхиным (Poima / Lesca / Eat My Beat Mr. Lenski), в «Gas Station» на саксофоне играл Лео Суходольский (мы раньше играли с ним в Uniquetunes), на басу — Дима Мидборн из On-The-Go, Антон Малинен сыграл на родес-пиано, Сережа Липский — гитарист SPDSC и 1/2 моего любимого дуэта Simple Symmetry — сыграл на гитаре, в «Jarvi» и «Lumo» перкуссии были записаны Рикардо Ариэлем Торибио из Доминиканы, там он их и писал, мне выслал по интернету. Единственная песня на альбоме принадлежит Яне Блиндер, мне очень нравится, как она тут спела, это на самом деле был ауттейк с записи SPDSC, мы планировали песню с Jay Shepheard, но в итоге я сделал сам, она хорошо легла в альбом, став совершенно другой.

Я всю жизнь трачу время на музыку, но значит ли это что-то, я не знаю.

Миксинг мы делали с — не побоюсь этого слова — ухо-гением Ромой Уразовым, он сейчас в Лос-Анджелесе работает с Риком Рубином. Рома вообще внес неоценимый вклад в мою музыку — он, как никто другой, все слышит и все понимает, очень крутой режиссер. Мастеринг делал японский музыкант Kuniyuki Takahashi. Саша Лециус делает видео к каждой песне. Обложку рисовал Паша Рипли, очень талантливый художник, многие не видят сразу (что хорошо), но тут образ собаки на обложке. Саму упаковку делали ребята из «Тайги» (Дворцовая, 20 в Санкт-Петербурге), у них там типография Harmony. Дима Ошмарин, мой друг, придумал, как это все должно собираться и быть со стороны промдизайна, все обложки — из необработанного картона, все делали вручную. Я и сам принимал участие, мы собирали все копии тут, в Санкт-Петербурге, в «Тайге», нас было от 4 до 12 человек, и это был конвейер. Очень крутой опыт, так что если вы держите мой диск или пластинку, то скорее всего именно эту коробку я тоже держал (либо выдавливал буквы, либо клеил, либо собирал — купить можно напрямую из США на www.fmorgana.bandcamp.com).

А если говорить о музыкальной составляющей, то тут все, что я любил всегда, — мои основные влияния, переживания и т.д. Единственное — по воле случая сочинение альбома попало на мой хаус/техно-период, так что тут почти все положено на бочку 4х4.


— Танцевальная электроника — это жестко сегментированный жанр, где важно точно обозначить стилистику, прописать теги, чтобы оказаться в нужном разделе juno.co.uk или в правильной коробке рекорд-шопа. На какой полке и в какой коробке ты бы хотел разместить «Objects»?

— Я ненавижу обозначать жанры, но на juno.co.uk альбом уже лежит в deep house, отчасти туда и дорога. Если бы у меня был свой магазинчик, я бы разместил его на полке лицом (так как он выглядит реально неожиданно — сама упаковка и т.д.), а рядом, наверное, все же внежанровые вещи. Я создавал альбом, который можно слушать, танцевать под него я бы не советовал (разве что под пару треков).


— Почему ты взял себе «финский» псевдоним — чем тебя не устроил Kirill Sergeev

— Действительно, Kirill Sergeev был вариантом, даже был вариант просто Kirill. Эта история с новым именем началась, когда, еще не помышляя о таком, я работал под Saint Petersburg Disco Spin Club и разделял просто сольный продакшен с нашими биг-бенд-концертами. Меня все устраивало, и я как раз подписывал пластинку на английский лейбл Freerange Records, его босс Джейми Оделл (его папа Роджер Оделл — барабанщик когда-то знаменитой группы Shakatak), более известный как Jimpster, как-то спросил меня, не хочу ли я взять новое имя, дескать, «SPDSC как-то слишком ассоциируется с диско/re-edit-историей, а у тебя совершенно другой продакшен». Надо было что-то придумать. Достаточно быстро я вспомнил, что мне мама в детстве говорила, что я был рожден под символами японского императора — дождь, четверг, большой черный пес, поэтому Emperor of Japan > Japan Emperor > Jemperor > Jempere пришло сразу, при замене последнего слога на действительно финский манер как-то само прилипло Kito, тут и почти Kirill, и kiitos («спасибо» по-фински), и что-то опять же японское (Kyoto).

— В одном интервью я прочел твое признание, что у тебя нет ни чувства ритма, ни чувства гармонии — и что ты предпочитаешь по вдохновению рубить треки на сэмплере Akai MPC. Что-то изменилось за это время?

— Признание было не ироническое. Все так и осталось, но я играть стал больше, стучать стал больше, так что где-то с гармонией стало получше, где-то с ритмом.

— Расскажи про лейблы, на которых выходит Kito Jempere, — что такое Fata Morgana и что такое Freerange Records? Почему они?

Fata Morgana — это лейбл под альбом, тут меня очень поддержал мой друг Юра Розенман, лейбл-босс Glenview Records в Америке. Я также работаю на Glenview, так что это был наш тест-проект, название придумал Дима Ошмарин, мы стартанули аудиовизуальный лейбл по сути, а сейчас будем разбираться, как быть дальше, я думаю — там и психоделик-рок может быть.

Freerange — это один из самых уважаемых дип-хаус-лейблов, так что для меня честь быть частью этого лейбла.

— Что будет происходить дальше с проектом SPDSC? Будете ли вы еще выступать живьем?

— Мы записали пару песен недавно, сейчас они сводятся Ромой в Лос-Анджелесе, так что есть какие-то планы на релиз, но пока промолчу. Я, конечно, буду участвовать. SPDSC для нас — это не проект или группа, это еще один способ всем увидеться и потусить. Я живу в Петербурге, все ребята — в Москве, так что каждая встреча — кайф. Поэтому я люблю концерты и особенно гастроли. Играть будем, но редко. Если кто-то зовет 9 человек потусить и поиграть музла — мы приедем, потусим и сыграем.

— Чего проект Kito Jempere, по-твоему, должен добиться — например, через год или пять лет?

— Я не хочу об этом думать. Что значит «должен» — в плане «заслуживает»? Я всю жизнь трачу время на музыку, но значит ли это что-то, я не знаю. Посмотрим. Время расставит все.

Комментарии
Сегодня на сайте