TAPENIGHT и мрачные мысли

Дуэт из Петербурга, у которого получается играть отвязный рок, — о том, что такое постпоп, и о том, как они попали в трибьют «Мумий Троллю»

текст: Александр Нурабаев
Detailed_picture© Сергей Ломакин

TAPENIGHT — это недавно появившаяся группа Димки Батарина и Андрея Манолли, бывших участников петербургского коллектива Super Collection Orchestra. В новом проекте музыканты придерживаются тех же эстетических принципов, что и в прежнем, то есть принципов создания музыки, не ограниченной жанровыми рамками, только преподносят ее немного под другим соусом: сказывается тот факт, что лидер группы Димка Батарин — прежде всего гитарист, и потому шумные, отвязные рок-номера TAPENIGHT запоминаются лучше мечтательного арт-попа или меланхоличного постпанка. За год существования у дуэта уже вышли альбом «Новый мир», мини-альбом «На дне» и несколько клипов, а также дуэт принял участие в нашумевшем трибьюте «Мумий Троллю» — «Карнавала. Нет. ХХ лет». Есть все основания полагать, что чем дальше, тем чаще мы будем слышать это название. Александр Нурабаев встретился с участниками TAPENIGHT и расспросил их об альбоме, уходе из SCO, о новой идеологии «постпоп» и о мрачных мыслях, что не дают уснуть.

— История TAPENIGHT начиналась с вашего ухода из группы Super Collection Orchestra. По каким причинам это произошло?

Димка: Все просто — у нас начали расходиться видения. Мы вдвоем решали основные вопросы, и в какой-то момент разошлись представления о концепции и ведении группы, поэтому решили разойтись полюбовно. Я сказал, что хочу уходить: у меня другая мысль, и я хочу ее нести.

— Классическая ситуация, когда два лидера не ужились в коллективе.

Димка: Да, все именно так.

— Полагаю, это был ценный опыт. Чему ты, Димка, научился у Ника?

Димка: Многому. На самом деле очень сложно сказать — он меня и в музыкальном плане направлял, и подсказывал, что нужно и что не нужно. Он талантливый тип, а я его в других моментах учил и направлял. Мы друг друга дополняли, и это было классно.

— Ваш альбом «Новый мир» довольно эклектичный — все песни очень разные. Тут тебе и постпанк, и почти гранж, и инди-поп, и клубная электроника. Получается, вы продолжаете следовать принципам freepop, или «свободной поп-музыки», заявленнымSCO?

Димка: Так сложилось, что мы придумывали всю эту историю с Ником и выстраивали определение freepop, и довольно сложно просто взять и от этого уйти. Еще у меня есть мысль называть все, что мы играем, постпопом, потому что вся музыка, которая сейчас нами сочиняется, похожа на поп-музыку, которая выходит после той музыки, что когда-то уже была. У нас было много раз, когда ребята говорили: «Эта песня знакомая, но я не могу вспомнить», — и они не могут найти, потому что ее на самом деле нет, а может, и есть, но она вызывает ностальгию. Поэтому у меня есть ощущение, что определение «постпоп» очень неплохо подходит к нашей музыке, потому что она вызывает ностальгию по прошлому, но в новой обертке.

Андрей: Я думаю, это связано не только с новым коллективом; просто мы слушаем много разной музыки, и это было до этого всего. Наверное, в этом и был центр притяжения разных музыкантов — все делают разную музыку, но мы продолжаем делать это, потому что нам это нравится.

— В заглавном треке ты поешь «О дивный новый мир» — это же очевидная отсылка к Олдосу Хаксли?

Димка: Да, я очень люблю Хаксли, и эта фраза пришла в голову случайно. Изначально песня была написана на английском и называлась «I'm living in a paradise». Так сложилось, что я захотел написать что-то антиутопическое, и в то время происходило очень много переменчивых событий — я принес Андрею демку, мы немного отредактировали текст и записали ее. Я всегда мечтал о чем-то таком.

Постпоп вызывает ностальгию по прошлому, но в новой обертке.

— Идеи песен исходят в основном от тебя или Андрей тоже вносит свою лепту?

Димка: По-разному. Бывает, я приношу какие-то демки, иногда с Андреем джемим. «Лай собак» мы сочинили полностью вдвоем с нуля. Мы даже не парились насчет темпа. У нас разные подходы к сочинению, и не бывает такого, что мы придерживаемся какого-то одного стиля и по нему пишем. Мы открыты разным механикам сочинения и опыту.

— Ты сказал, что изначально песня была написана на английском: я так полагаю, еще во времена Super Collection Orchestra. Таких песен большинство на альбоме?

Димка: Есть песни, которые мы играли в Super Collection Orchestra, но было бы странно их выпустить и не исполнять сейчас. Поэтому мы поговорили с парнями и выпустили их в TAPENIGHT. На самом деле все происходит быстро — песня может дорабатываться в течение недели и поменяться за один день. И «Living in a paradise» я переименовал в «Новый мир» за вечер.

— Вы играете вдвоем — Андрей на барабанах, ты на гитаре в тех треках, где она используется, ну и идет подложка с аймака. Не планируете расширять состав?

Димка: У нас есть мысль, что если будет верный человек, который будет мыслить так же, то можем взять. Мы открыты новым идеям, это будет интересный опыт, расширение звучания и укрепление группы. Мы просто идем по своему пути. Мы делаем и когда почувствуем, что сильно надо, то будем искать. Ну а пока нет ощущения, что мы прям не можем без одного человека. Сейчас нам хватает энергетики.

— В прошлом году вы засветились в трибьюте «Мумий Троллю». Как вы попали в этот проект?

Димка: До нашего менеджера Артура с нами работала Оля Чучадеева. Она предложила поучаствовать в трибьюте. Мы выбрали песню, у меня была идея, что я бы хотел с ней сделать, и мы по итогу это с Андреем и сделали. Она сказала, что это здорово, и мы одни из первых сдали песню. Это было благодаря Оле — она показала нас Илье, Илье понравилось, потом ему понравилась наша демка, и все это произошло очень быстро.

Андрей: На самом деле мы собрались туда, еще не понимая масштабов проекта. Нам было интересно попробовать, и со временем мы узнали, кто там будет выступать, какие артисты.

Димка: Нам нравится писать музыку, делать аранжировки и придумывать фишки. Хочется постепенно расширять свои умения и закреплять нынешние скилы. Мы были в неведении, но нам понравился проект, и было классно писать музыку.

— У вас есть какое-то особое отношение к «Мумий Троллю»?

Димка: Нас постоянно спрашивают на эту тему. Я действительно как-то сидел дома и пересматривал и пересматривал клип «Невеста» на телеэкране в большой комнате. Я не понимал, о чем он поет, но мне нравилась манера, и это было интересно.

Андрей: Я тоже это слушал — в машине у папы; я понял, что это круто. А потом я начал их слушать уже осознанно.

— На какой музыке вы росли?

Димка: У меня отец — бывший барабанщик, и у нас дома всегда играла музыка. Когда я был маленьким и ничего не понимал, я включал «Иванушек International» и их песню «Тучи». Первое мое слово в жизни было «тучи». И Shura — я его заслушивал, и родители были в шоке, что вообще происходит. Потом я слушал Элвиса Пресли и Gorillaz — они со мной навсегда. Bon Iver очень люблю, Little Dragon. Из электронной сцены очень много артистов — кого-то одного сложно выделить. Вдохновителей очень много — от эмбиента до хардкора.

Андрей: Трудно кого-то выделить, потому что очень много музыки. Помню, как маленьким на музыкальном центре записывал песни с радио и забирал их в свой микс, который потом слушал. Я любил тяжелую музыку, метал, потом стал слушать более легкую музыку, электронных диджеев — я познакомился с этим в Питере.

© Сергей Ломакин

— Когда вы поняли, что музыка — это ваше?

Андрей: Помню, я услышал барабаны у группы «Звери» и очень захотел играть. Начал учиться, попросил родителей купить мне ударные и с тех пор не расставался. Чем бы я ни занимался, я всегда продолжал играть. Тогда я понял, что хочу связать свою жизнь с этим.

Димка: У меня по-другому складывается. Я слушал музыку всегда — кассеты и диски всегда со мной были. А писать и заниматься я начал с 18 лет. Мне на день рождения подарили электрогитару, и я очень плотно этим занялся. Даже сейчас это естественная часть жизни — я просто это делаю, потому что мне это нравится.

— Хватает ли вам средств от музыки на жизнь?

Димка: Не, не хватает.

— Я слышал, Дим, ты переводами с английского подрабатывал?

Димка: Была пара проектов как мини-помощь, а так у меня этим мама занимается профессионально. Она — носитель. А сам я работал техником в клубе Mosaique в Питере, сейчас работаю в «Грибоедове» техником. Я продолжаю заниматься музыкой, потому что мне это помогает держаться на плаву. Нет такого, чтобы мы себя чувствовали комфортно в плане финансов, — наоборот, все очень непредсказуемо, и не поймешь, что будет через неделю. Учитывая нынешнюю ситуацию, непонятно, будет работа или не будет.

Андрей: Я работаю в студии звукозаписи и посвящаю этому большую часть времени, ну и проект TAPENIGHT. Это все мои дела.

— В песне «Пустое сознание» c EP «На дне» очень мрачный текст — «Ночь… Мрак… Кровь… Drug… След… Власть… Ложь». Есть ли за ней какая-нибудь душераздирающая история?

Димка: Да на самом деле это образ. Я могу увязать это с творческим человеком — перед сном тебя терзают мысли, они друг друга перебивают, не дают тебе покоя и загоняют. Когда ты в разорванном состоянии, они растаскивают тебя на куски. Там в припеве «Прочь», и это отпор мыслям, которые тебя не отпускают. «Пустое сознание» о том, что порой так здорово, когда ты ловишь тишину и гармонию. Я поэтому начал медитировать — это помогает мне собрать внутренний мысленный стержень в голове, чтобы успокоиться и притормозить, потому что мне кажется, что с каждым годом темпы жизни растут. Это актуальный вопрос.

— И часто у тебя такие мрачные мысли по ночам?

Димка: В прошлом году было много таких историй, когда я лежал перед сном и думал, что делать. И это была не одна мысль — их были сотни в сознании. Они перебивают друг друга, и ты от этого шума в голове не можешь заснуть. А в этом году я начал жить немного по-другому — я стал высыпаться, поставил в начале года цели, которых хочу достичь, и мне это помогает. Это элементарно высыпание, зарядка с утра, я засыпаю без телефона, просыпаюсь без телефона, меньше сижу в соцсетях, делаю больше дел, и теперь отношение к тому, что происходит, более позитивное. Я почувствовал определенный ритм. А прошлый год был хаотичным со своими сюрпризами.

— Я так понял, что часть твоих песен была написана изначально на английском. Это из-за мамы?

Димка: Нет, просто все мои вдохновители из-за рубежа. Классно пропевать мелодии, не внося в них значение, но мы поставили себе планку научиться писать что-то достойное на родном языке. Чтобы люди слушали и говорили, что это здорово. В одной строчке должно уместиться то, что умещается в абзаце, — этого надо добиться, мы учимся и постепенно научаемся. К сожалению, есть мнение, что русский язык в песнях звучит ужасно, но в один момент я понял, что это твой родной язык и он многогранен. Как можно его не ценить и попробовать не научиться? Я живу в России, поэтому надо идти навстречу языку и слушателям, которым понятнее, о чем ты говоришь, когда ты поешь на русском.

— На том же EP есть лирическая песня «Cigarettes of Love», которая, думаю, пользуется любовью у женской части вашей аудитории. «Сигареты любви» — красивая метафора. Что ты в нее вкладываешь?

Димка: Интересный вопрос. Тогда я очень любил Мака ДеМарко и Конана Мокасина. Я смотрел очень много лайвов Мака ДеМарко и особенно интервью, где он курит, — он затягивается, думает, что сказать. Мне казалось это романтичным, и в тексте рассказывается о мальчишке, который потерялся. Но он знает, для чего он живет, и ему классно в этой жизни, он просто немного не может себя найти. И он зависает на крыше, покуривая сигарету и смотря в небо, и для него есть этот момент. Мне кажется, эта история очень интересная и вызывает теплые ощущения. Мне кажется, суть в этом.

© Сергей Ломакин

— У вас вышло уже три клипа. Неплохо для группы, которой всего год. Многие группы за годы не могут позволить себе хотя бы один приличный, поскольку нет на это денег. Я полагаю, что и у вас с деньгами не очень, но есть много хороших друзей.

Димка: Да, я как раз хотел сказать, что команда очень важна и большую роль играют твоя команда и приближенные. Я считаю, что мы на том уровне, на котором сейчас оказались, во многом благодаря друзьям и окружению. Мы со многими общаемся, и все знают, что мы долго горим музыкой и действительно подарили этому делу не один год. Мы продолжаем, сочиняем, выпускаем что-то новое, аудитория потихоньку растет. С клипами было так же — у нас есть подруга Аня Ященкова, она ведет свой журнал «Ященкова и стаканы». Очень творческая и необычная девчонка, и она как режиссер тоже хотела себя раскрыть. Она будет продолжать этим заниматься. Мы с ней давно знакомы, и, когда я уходил из Super Collection Orchestra, мы с ней обговаривали, что будет здорово снять за год несколько клипов. Она наберется опыта, а нам нужен контент, нужно развлекать аудиторию и шлифовать свой стиль. Мы решили вместе поработать, снять несколько клипов, и с ней мы сняли все три клипа. Первый — «Все орут», второй — «На дне» и третий — «Клубничная».

— На «Все орут» снято очень драйвовое видео с кровавым сюжетом про маньяка-убийцу, которого ты, Димка, играешь. Расскажи про съемки клипа.

Димка: Аня собрала людей, у нас был человек, который занимался локациями, — может, это и была Аня. Она подобрала локации, мы встали рано утром, поехали в одно место, потом в другое. А удушение вообще снималось на кухне в баре — она со всеми договорилась по знакомству, и это было весело.

— Какие у вас планы на 2021 год?

Димка: Вообще у нас в марте выходит сингл. Потом мы хотим выпустить летний мини-альбом. У нас есть демки, и мы думаем, какие песни войдут и какие не войдут. Будем смотреть, как мы будем все это успевать и укладывать, потому что очень хочется поднять музыку на следующий уровень, чтобы народ услышал и сказал, что у парней год прошел не зря. Сейчас мы этим занимаемся, хочется увеличить количество лайвов, мы репетируем, чтобы лучше играли и пели, чтобы придумывали новые фишки и звучание. Планы на продуктивность — работать, красиво отдыхать и качественно прожить этот год.


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Сегодня на сайте