1 сентября 2020Современная музыка
7958

«Свидание»: «На наших концертах слэмились футбольные фанаты»

Группа, претендующая на звание главных инди-романтиков страны, — о панковском прошлом и новом альбоме

текст: Александр Нурабаев
Detailed_picture© «Свидание»

Группа «Свидание» всерьез претендует на звание главных инди-романтиков страны. Проникновенные, меланхоличные песни с вкрадчивым вокалом лидера коллектива Андрея Зеберти отражают весь спектр чувств влюбленного человека — от безмятежной эйфории до горечи расставания и угасания былой страсти — и полюбились уже довольно широкому кругу романтически настроенных слушателей. В прошлом году «Свидание» собрало тысячный зал в Москве, что для инди-группы показатель весьма неплохой, а участие в различных фестивалях, таких, как «Дикая мята» или Stereoleto, для группы уже давно привычное дело. Александр Нурабаев встретился с Андреем Зеберти в Санкт-Петербурге.

— В Википедии написано, что «Свидание» — это московский коллектив, а ты, насколько мне известно, живешь в Сочи. Как так получилось?

— На момент создания группы (2015 год) я жил в Москве, остальные участники группы — москвичи, поэтому мы позиционируем себя как московский коллектив. А вообще я родом из поселка Чертково в Ростовской области. Успел пожить в Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге и на данный момент проживаю в Сочи.

— Переезд в Сочи не усложнил жизнь группы?

— Мы на протяжении практически всего существования группы находимся в разных городах и прекрасно справляемся с этим. Я заранее прилетаю в Москву, и мы репетируем или записываем новый материал.

— По музыкальному образованию ты баянист и в детстве брал награды на конкурсах. Почему баян, а не гитара?

— К нам в общеобразовательную школу пришли скауты музыкальной школы, и я записался на гитару, но мне сказали, что у меня маленькие пальцы и первый год лучше походить на баян, чтобы они вытянулись. Я проходил год, и они говорят: «Еще год походи». А потом выяснилось, что я преуспеваю на баяне и не надо никакой гитары.

— И долго баян был в твоей жизни?

— Около шести лет, включая подготовительный класс, но я не окончил музыкальную школу. Мне оставался год, подошел подростковый возраст, и мне стало интереснее пинать мяч во дворе со сверстниками.

— С тех пор на нем не играешь?

— Нет, периодически прикасаюсь к инструменту, руки что-то помнят. Хотелось бы его попробовать использовать в нашей музыке, возможно, на шестом альбоме он появится.

— Не было у тебя кумиров среди баянистов? Федор Чистяков, например?

— На тот момент я не знал о существовании Чистякова, да и вообще этот инструмент я не представлял в рок-музыке.

Однажды я принимал участие в конкурсе Чайковского в Ростове-на-Дону, и там было показательное выступление баяниста — лауреата международных конкурсов. Я был просто ошеломлен его выступлением, он был как Курт Кобейн с баяном, и я даже представить себе не мог до этого, что можно так обращаться с народным инструментом. Он подбрасывал его, дергал в разные стороны и был в каком-то трансе. Очень сильное впечатление!

— Я читал, что всерьез заняться музыкой тебя вдохновил концерт группы Motorama. Можешь рассказать подробнее об этом?

— Это был 2005 или 2006 год. Мы только переехали из Черткова учиться в Ростов и планировали собрать группу. Для нас на тот момент существовал только русский рок, на всех репетиционных точках играли только подобные «Арии» группы. А нам хотелось услышать русских The Libertines. Мой знакомый играл на барабанах в группе Motorama, он посоветовал нам посетить концерт. И это было то, что мы искали! Под впечатлением от Motorama мы быстро сколотили состав. Группа называлась zeberti (с тех пор за мной это прозвище и закрепилось), в дальнейшем в ней немного поиграл на барабанах Влад Паршин (лидер Motorama. — Ред.), заменив нашего барабанщика, пока он был на армейских сборах.

— Вы сразу были настроены на романтический лад?

— Нет, мы играли в духе The Libertines — такой расхлябанный «британский» панк, некоторые песни того времени перекочевали в наш нынешний репертуар. Даже наши романтичные песни исполнялись агрессивно. На наших концертах слэмились футбольные фанаты.

— Сколько лет прошло с того момента до основания группы «Свидание»?

— Около десяти лет; мы за это время успели переехать группой в Петербург и прекратить свое существование.

Мне уютно не выходить за рамки отношений двух влюбленных.

— Ты сейчас пишешь альбом. Как идет процесс? Уже есть понимание, что это будет?

— Все отлично, мы работали удаленно над альбомом практически весь карантин, а сейчас собрались все вместе в Петербурге, в домашней студии Романа Матухина, с которым были записаны все наши альбомы. Картинка, в принципе, уже ясна, мне нравится, что звук отличен от предыдущих наших работ. Очень много привнес в звучание этого альбома Антон Макаров.

— Антон к вам присоединился в этом году. Вы были знакомы до этого?

— Да, мы были знакомы — общались в интернете, и я посещал его концерт в «16 тоннах». Вообще я наткнулся на Антона в какой-то статье в духе «кого из русских не стыдно показать иностранцам».

— Как пришла идея его пригласить?

— Мы давно хотели разбавить наши живые выступления новыми инструментами, три года играли в одном и том же составе, хотелось изменений и развития. Я пригласил Антона, и мало того, что он усилил лайв, но он еще и отличный аранжировщик.

— Антон — сам по себе весьма сильный автор. Не сталкиваются ли ваши творческие энергии? Конфликтов не бывает?

— Нет, он говорит, что ему интересно поработать в группе, где он будет не на первых ролях. Мне нравится работать с ним, у нас похожие музыкальные вкусы, хорошо понимаем друг друга, на мой взгляд. Он очень сильный музыкант и, без сомнения, влияет на звук группы. Это уже можно услышать по синглу «Кавказ» — нашей первой совместной работе.

— У группы «Свидание» много дуэтов с разными артистами. Я бы хотел остановиться на прошлогоднем треке «Неинтересно» с Феликсом Бондаревым, поскольку он довольно хулиганский и совсем «Свиданию» несвойственный. Как получилась эта песня?

— С Феликсом мы знакомы лично с 2008 года, с момента моего переезда в Петербург. А до этого мы общались на MySpace, меня очень впечатлила песня «Красная девятка» группы RSAC, а точнее, ее начало: начинается она со слов «на х∗й», подобных стартов песен я никогда не слышал. Феликс — очень интересный человек и крутой музыкант! У нас было несколько совместных работ, некоторые свои песни он делал на мои слова. А что касается именно «Неинтересно» — в Петербурге Феликс зашел ко мне накануне моего переезда в Сочи, и я быстро накидал свой небольшой куплет и впервые употребил мат в песне.

— Не знаю, связано это с Феликсом или нет, но на прошлогоднем альбоме «Твой лучший друг» есть песня с рефреном «Давно не виделись, на хер мы встретились». Получается, что твой лирический герой может не только пребывать в состоянии перманентной влюбленности или переживать из-за разлуки: он меняется и порой может быть резким, даже грубоватым. Каким он предстанет на новом альбоме?

— У меня был близкий друг детства, который погиб, это была его коронная фраза («Давно не виделись, на хер мы и встретились»), он часто говорил ее мне при встрече в шутку. Мне сложно рассуждать о лирическом герое — я вообще об этом особо не задумываюсь. Я стараюсь создавать некую атмосферу, а не информативность. Новый альбом также будет атмосферным и более зрелым по звуку.

— Если говорить о музыкальных корнях группы «Свидание», то где их искать?

— Мелодичность — в инди-роке нулевых: Interpol, The Strokes, The Libertines, Kings of Leon, Arctic Monkeys, The National, а также Джей-Джей Йохансон. И мелодичность французов: Серж Генсбур, Венсан Делерм, Air. Мрачность и медитативность — в Joy Division. Ретрозвук — в The Doors, The Kinks, The Troggs, The Velvet Underground.

— А из русских артистов?

— Группа «Кино», Егор Летов. Брит-поп-волна: «Мультфильмы», «Сегодня ночью», «Магнитная аномалия», «Сансара» и «Мумий Тролль».

— А кто из современных отечественных музыкантов нравится?

— Мне очень нравится Алина Орлова — это не Россия, но поет на русском. Еще мне близки The Retuses, «Творожное озеро», Ifwe. Мы дружим с группой «Сова» из Екатеринбурга, у нас есть совместный трек «Сияние», клип на который был снят в Сочи. Группа Lurmish из Петербурга и их земляки «Весна Весна». Недавно услышал группу «Увула», тоже хорошие ребята. Molchat Doma, «Научный сотрудник» из Ростова, Sirotkin, Krovi. Антон Макаров со своими проектами. Нравится все, что делает Влад Паршин, — «Утро», «Лето в городе» и другие его проекты.

— За эти пять лет вы основательно поездили по России. Доезжали до Владивостока?

— До Владивостока мы пока не доехали, самая крайняя точка — Иркутск. Надеюсь, когда-нибудь мы доберемся до родины Лагутенко.

— Я часто спрашиваю, как встречают в провинции, — интересно, как там развита культурная жизнь. Бывало ли, что на концерты приходили 10 человек?

— Я замечаю разницу только между югом и севером, на юге более эмоциональная публика. Бывали у нас концерты и для 9, и для 13 человек, но это очень интересный опыт.

— Такие концерты как-то влияют на моральный дух?

— Так было в самом начале, первые концерты — мы особо ничего и не ждали. Конечно, ты едешь с надеждой, что будет полный зал. Сейчас такого нет, минимум 100 человек, и это очень здорово.

— В прошлом году вы собрали тысячник в Москве, что пока является вашим рекордом в отношении сольных концертов. Каковы были ощущения?

— Хороший был концерт, примерно как и все остальные столичные. Конечно, есть момент радости, что получилось собрать такое количество людей, а по ощущениям 300 или 1000 — особой разницы я не заметил. 300 человек в зале — это уже очень много!

— От альбома к альбому саунд немного меняется, но все песни в целом об одном — о любви и отношениях — и звучат очень узнаваемо, меланхолично, неторопливо. Есть в них такая цепляющая романтическая нега. Тебе не тесно в этих рамках? Или же группа нашла свою нишу?

— Кстати, из групп, что мне нравятся, могу добавить «Дайте танк!». Я слышал о них давно, но не доводилось послушать. Недавно все же послушал, их тексты очень крутые, прям атмосферу детства навеяли! Я так не умею, но ведь для этого и существует разнообразие групп: кто-то умеет так, а кто-то иначе.

Я не выбираю, о чем мне писать, пишу, о чем пишется, сейчас преобладает любовная лирика, что будет дальше — не знаю. Мне довольно уютно не выходить за рамки отношений двух влюбленных.

— У тебя специфическая, немного вальяжная вокальная манера. Как она появилась и кто в этом плане на тебя повлиял?

— Наверное, меня отличает то, что я слушаю много иностранной музыки и на русском пою будто на английском, и это сформировало некую манеру. А из любимых вокалистов назову Джей-Джея Йохансона, Энтони Хегарти, Отиса Реддинга.

— В последнее время я все чаще встречаю упоминание группы в лентах музыкальных пабликов, в этом году вышли сингл и совместные треки с упомянутыми «Совой» и «Сансарой», и если бы не пандемия, то вы бы сыграли на половине основных крупных фестивалей страны, включая «Боль», «Дикую мяту», Stereoleto. Группа переживает подъем?

— Мне сложно ответить. Потихоньку прибавляются люди в наших сообществах в соцсетях, увеличивается количество людей на концертах; все это идет так плавно, без особых скачков. Это как со своим ребенком — лично не замечаешь его роста, всегда виднее со стороны.

«Свидание» выступает:

5 сентября на фестивале Stereoleto (Санкт-Петербург);
13 сентября на крыше павильона «Рабочий и колхозница» на ВДНХ (Москва).

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
«Дочь». «Поле»Современная музыка
«Дочь». «Поле» 

«Песни — это главное»: премьера дебютного сингла группы Яны Смирновой, экс-вокалистки «Краснознаменной дивизии имени моей бабушки»

25 ноября 20202497