30 октября 2018Современная музыка
59430

RSAC: «Стоять с отцом на сцене и играть грязный стиль — это очень круто»

Как Феликс Бондарев сыграл на «Нашествии» в водолазном костюме, собрал группу RSAC и стал кумиром для новых героев молодежной музыки

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© RSAC

В 19 лет уроженец Кингисеппа Феликс Бондарев записал альбом с культовыми американскими психоделистами The Brian Jonestown Massacre, а через год выступал с «Мумий Троллем» на фестивале «Нашествие». После этого у деятельного гитариста и продюсера были десятки коллабораций и проектов с разными музыкантами, но главным для него оставался его собственный — RSAC, где он сочинял раздолбайские, грязные и веселые песенки. В этом году, спустя ровно 10 лет, у RSAC началась новая жизнь: сольный проект Феликса Бондарева превратился в полноценную живую группу и выпустил за год уже два альбома — «Голые факты» и «Аргументы». Денис Бояринов встретился с Феликсом Бондаревым и его нынешним напарником по RSAC Леонидом Затагиным, чтобы выяснить, как пришло второе дыхание и как их песни открыла для себя молодежь.

— Феликс, как тебя свела судьба с сан-францисской группой The Brian Jonestown Massacre?

Феликс Бондарев (смеется): Издалека начнем? Тогда Myspace еще был — сейчас придется объяснять, что такое Myspace.

— Древняя соцсеть для музыкантов. Мы ссылку дадим на Википедию.

Бондарев: На Myspace все добавлялись другу к другу в друзья — читали посты друг друга. Там открыто указывались контакты — даже не почты, а Yahoo-мессенджера. Тогда же еще не было ничего в интернете — даже скайпа. Были только ICQ и Yahoo-мессенджер, в котором все регистрировались по имени — felix.bondarev@yahoo. Мне было 18 лет, и я решил проверить, кто из любимых музыкантов онлайн. Написал и Антону Ньюкомбу из The Brian Jonestown Massacre на anton.newcombe@yahoo. Он ответил.

Жалко, тогда не было айфонов и соцсетей — столько всего можно было нащелкать.

— А кому ты еще писал?

Бондарев: The Horrors появились онлайн, что-то ответили и скрылись. The Foals тоже ответили и скрылись. А Ньюкомб не скрылся — он сразу же послал меня на х** и рассказал, как мои деньги сгорят в аду. У него же тогда шиза была постоянная, потому что он много употреблял амфетаминов и пил водки. Но он зачем-то скинул мне свой EP, на котором была песня под названием «Amazing Electronic Talking Cave». И я подумал: так, я сейчас запишу альбом под таким названием, зарегистрируюсь на Myspaсe, добавлюсь к нему в друзья — вот он ох*еет. И план сработал (смеется)! Я сделал какую-то грязную запись. Он удивился и сразу предложил мне приехать в Берлин и записать альбом. За неделю мне оформили билет — его мне выписал его менеджер Алан Макги, бывший директор Oasis.

— Не кто-нибудь! И так ты оказался в Берлине — в 18 лет?

Бондарев: Мне 19 только исполнилось — вот я, конечно, ох*ел тогда.

The Brian Jonestown Massacre — «Detka». Песня, в которой дебютирует вокалист Феликс Бондарев

— Нюхал амфетамины и пил водку с Ньюкомбом?

Бондарев: Нет, меня не допускали до таких радостей. Я в основном тусовался с басистом Spacemen 3 Уиллом Карутерсом. Очень классное было время: жалко, тогда не было айфонов и соцсетей — столько всего можно было нащелкать. Там был закрытый бар «8 мм», в котором тусовали звезды рока — то группа Singapore Sling, то полсостава Sigur Rós, то Брайан Молко с какой-то бабой...

— Как музыкант ты что-то вынес из работы с The Brian Jonestown Massacre?

Бондарев: Пару гитарных строев — точно. Видишь ли, как это было: тебе 19 лет, ты ничего не понимаешь, сидишь дома в Кингисеппе, и вдруг бах — ты не только побывал в Берлине на концерте любимой группы, ты уже с ней альбом записал. Немного подсрывает крышу от чувства собственной важности.

Тот самый альбом The Brian Jonestown Massacre — целиком

— С тех пор ты возвращался к этому альбому?

Бондарев: Только в виде «роялтиз».

— Все еще капают?

Бондарев: Бывает иногда, потому что у них там постоянно идут переиздания. Небольшие — по 350 евро.

— А на стриминге в России ты больше зарабатываешь?

Бондарев: Сейчас уже да. Тут есть один большой плюс: слишком много говна у меня записано за эти 10 лет (смеется).

Мы вышли на сцену в водолазных костюмах. Басист Сдвиг был в ластах. На улице было 38 градусов.

— С группой «Мумий Тролль» ты сколько проработал?

Бондарев: Три месяца катался в туре. Это стало следствием моего сотрудничества с The Brian Jonestown Massacre. Однажды я увидел, как Лагутенко дал интервью журналу «Афиша», в котором перечислял 10 лучших песен на русском языке. На первое место он поставил «Detka», которую мы записали с The Brian Jonestown Massacre. По той же схеме я стал искать Илью Лагутенко. Зашел на сайт «Мумий Тролля» — смотрю, что в контактах указано. Там пишут: пишите на мейл 2@mumiytroll.com по вопросам пиара, а по вопросам букинга — на 3@mumiytroll.com. Ну, думаю, значит, 1@mumiytroll.com — это точно Илья. Пишу ему: «Привет. Я — тот самый чувак из The Brian Jonestown Massacre…»

— Что вы делали с «Мумий Троллем»?

Бондарев: Мой первый концерт с «Мумий Троллем» был на «Нашествии» — мы вышли на сцену в водолазных костюмах. Басист Сдвиг был в ластах. На улице было 38 градусов. Естественно, без всяких вентиляторов. Первая песня — все уже мокрые. И так 1 час 20 минут. Выступили как положено хедлайнерам — в конце подожгли барабаны и ушли. Скинули, наверное, за концерт по пять килограммов каждый. При этом у нас даже не было репетиций.

Потом мы играли очень много корпоративов. Это было лето, когда в Москве стояла жара нереальная — 40 градусов, все кипело. А мы играли по два-три корпоратива в день.

— Какую тебе положили зарплату?

Бондарев: Мне не платили вообще. Я почему-то думал, что покатаемся, а потом будет расчет, — нет, ни х** подобного. Мне нечем было платить за коммуналку в Петербурге, зато тусовался где-то под Саяногорском в самолете с моделями.

— Понятно, почему ты ушел с этой работы.

Бондарев: Да — настала пора платить за коммуналку.

Мне нечем было платить за коммуналку в Петербурге, зато тусовался где-то под Саяногорском в самолете с моделями.

— Сейчас ты возобновил проект RSAC, и такое ощущение, что у тебя творческий подъем, — ты выпускаешь второй альбом за полгода. Только что были «Голые факты» и вот теперь — новые «Аргументы».

Бондарев: У меня три релиза за год — еще же у меня ребенок родился. Наверное, это и была причина, почему поперли песни. Где-то внутри себя я предполагал, что… свободное время скоро кончится (смеется).

Для меня это год, когда в моей жизни все обновилось. Наконец-то появилась группа — причем не из людей, с которыми я могу легко расстаться. Нет, мы — друзья.

— Леонид, кстати, расскажи, как ты оказался в RSAC. Как тебя переманили из Tesla Boy?

Леонид Затагин: Мы с Феликсом давно дружим, и мы пытались сделать что-то вместе. Это было по фану — дома зависаешь, что-то делаешь или развлекаешься на вечеринке. После того как у нас получилось записать «Твою Россию», появились мысли, что это не просто баловство. В это время у группы Tesla Boy возникла большая пауза, потому что Антон Севидов сел за сольный альбом. Так и получилось.

Бондарев: Когда я писал «Голые факты», то у меня не было и мысли, что это можно играть живым составом.

— Поэтому на «Голых фактах» так много драм-машин?

Бондарев: На «Аргументах» тоже много драм-машин. Если писать живые барабаны, то надо писать все целым составом. Поэтому наш дальнейший план такой: откатать тур и сделать еще один релиз — студийный лайв, сделанный всей группой. Сыграть старые и новые песни по-нормальному — как на радио KEXP, только покачественнее.

— На этих альбомах тебя бросает из стороны в сторону — тут гаражный рок, тут прямая бочка, тут рэп. Пытаешься привлечь новую публику?

Бондарев: Это не я — это фиты. Когда песни делались, не думалось, что это будет альбом. Я только потом понял, что все из фитов состоит. Что делать? Как это исполнять? Судя по всему, с такой же проблемой столкнулся Деймон Албарн, когда записывал предпоследний альбом Gorillaz «Humanz». Но так получилось, что мы уже вокалистку взяли.

У меня три релиза за год — еще же у меня ребенок родился. Наверное, это и была причина, почему поперли песни.

— Словом, группа RSAC развивается естественным образом.

Бондарев: Развилась уже. Превратилась в такую корпорацию. Каждый со своим мнением — и мне это нравится. Я устал за столько лет работать один — с собственной головой. Поэтому, видимо, меня и кидало из стороны в сторону.

Видишь ли, мне всегда было очень легко записать трек — я просто делал то, что мне нравится. Не думая о том, зачем я это делаю. Нравится мне прямая бочка — раз — и записал трек с прямой бочкой. Сейчас понимаю, что надо считаться не только с самим собой.

RSAC недавно выступали на фестивале Station Narva в Нарве — вместе с Echo and the Bunnymen и певицей Гречкой. Всех убрали?

Бондарев: Там еще был крутой момент: на этом фестивале я впервые выступил вместе со своим отцом. Он — гитарист, играет джаз и блюз и преподает игру на гитаре. Он принес свои педали, надел лучший пиджак и вышел на сцену на три последние песни. Стоять с отцом на сцене и играть грязный стиль — это очень круто.

Играешь песню, которая вышла месяц назад, — все знают ее наизусть.

— Так все же у группы Red Samara Automobile Club обновилась аудитория?

Бондарев: Обновилась — и серьезно. Никто уже и не помнит, что RSAC когда-то так расшифровывался. Это было заметно по первым нашим гастрольным турам. Играешь старую песню — думаешь: сейчас наверняка все взорвется. Стоят. Играешь песню, которая вышла месяц назад, — все знают ее наизусть. Это и обидно, и круто. Но эту е**ную «Красную девятку» знают везде — вот что бесит.

Red Samara Automobile Club — «Красная девятка». Первый хит Феликса Бондарева

— Как ты объясняешь, что группу открыла для себя молодежь?

Бондарев: Многие нынешние молодежные группы вдохновлялись моими песнями. RSAC — любимая группа Кирилла Бледного из «Пошлой Молли», у Луны куча моих записей. Недавно Yanix подходит и говорит: «Группа “Волны” у тебя была — это было ох*енно». Как на это реагировать?

— Со всеми записывать фиты.

Бондарев (смеется): На «Аргументах» уже есть фит с «Пошлой Молли»

— Зачем тебе была нужна песня «2 раза»? Это стеб над 90-ми или над певицей Гречкой?

Бондарев (обращаясь к Леониду): Где это было? А, это был Нижний Новгород — когда у Вани (барабанщика RSAC. — Ред.) был день рождения и мы с тобой садились в «Сапсан» до Питера, не спав ни х**, и я тебе говорил: смотри, какие ходы придумал.

Затагин: Естественно, есть стебовый налет на всем этом. В ней припев из песни кабаре-дуэта «Академия», которая никогда и никем серьезно не воспринималась.

— Молодые люди, которые приходят к вам теперь на концерты, этого не знают.

Затагин: Так это же классно.

Бондарев: Все говорят про кабаре-дуэт «Академия», но никто не замечает, что там во втором куплете большая цитата из Глюкозы.

— И еще мелодия из хита ATB.

Бондарев: Это грязные хитрости для стариков. Конечно, это стеб над всеми.

Затагин: Не будем называть имена.

— Но нам-то, старикам, хотелось бы от вас услышать что-то в духе The Brian Jonestown Massacre.

Бондарев: Странно, что до сих пор я ничего не сделал такого. Даже для меня самого странно — я люблю этот звук. Но сейчас я чувствую, что уже близок к этому, — накупил педалей, хороший pedalboard, достаточно гитар. Готов экспериментировать — уже аккуратно набираю в Гугле «строй My Bloody Valentine». Да и второй альбом «Волн» не за горами.

— В связи с новой жизнью RSAC все остальные свои проекты и коллаборации ты закрыл? Или еще с кем-то сотрудничаешь?

Бондарев: С Найком Борзовым. Ему альбом пишу.

— В каком стиле?

Бондарев: The Brian Jonestown Massacre, скорее всего (смеется). Готово уже два трека. Вернемся из тура — и доделаем альбом. Я понимаю, что мне до сих пор больше нравится делать музыку для кого-то, чем для себя. Потому что очень быстро считываешь то, что хотят другие. А самого себя считать — очень тяжело.

Альбом RSAC «Аргументы» на Apple Music

Комментарии
Сегодня на сайте
Новое времяМедиа
Новое время 

Константин фон Эггерт считает, что оно наступило после разгона протестной акции 12 июня

14 июня 201952790