7 апреля 2020Современная музыка
4948

Концерты и фестивали: что нас ждет летом

Пандемия — смерть индустрии или полезный стресс-тест? Отвечают продюсеры фестивалей «Дикая мята», Stereoleto и «Усадьба Jazz», основатели «ГлавClub'а» и SAV Entertainment

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Getty Images

Количество жертв коронавируса во всем мире продолжает расти. Целые страны сидят на карантине. Границы закрыты. Массовые мероприятия отменены. В Европе и США начали переносить летние музыкальные и театральные фестивали.

К какому варианту развития событий в России готовятся продюсеры крупных фестивалей и промоутеры — мы спросили у них самих и заодно узнали о том, как они относятся к онлайн-концертам и верят ли в поддержку государства.

Илья Бортнюк, продюсер фестивалей Stereoleto и «Части света»
Андрей Клюкин, продюсер фестиваля «Дикая мята»
Мария Семушкина, президент фестиваля «Усадьба Jazz»
Надежда Соловьева, основатель SAV Entertainment
Игорь Тонких, совладелец «ГлавClub'а»

Илья Бортнюк

продюсер фестивалей Stereoleto и «Части света»

K списку

Мы по-прежнему планируем фестивали Stereoleto и «Части света» в назначенные даты (4–5 июля и 5 сентября соответственно). Конечно, мы пересматриваем бюджет и стараемся минимизировать все расходы, но цены на билеты мы не планируем повышать, несмотря на увеличение курса евро почти на 25% (а у нас больше половины артистов — иностранцы). Но, конечно, мы следим за ситуацией и рассматриваем различные варианты развития событий.

Никто из артистов на данный момент не отказался выступать. Возвратов практически тоже нет, все всё понимают. Но все, конечно, обеспокоены и все время задают вопросы, ответов на которые ни у кого нет, кроме стандартной фразы «мы следим за ситуацией и будем оперативно на нее реагировать».

Конечно, у нас есть план Б — возможность переноса Stereoleto на более поздний срок, но мы рассматриваем такой вариант в случае запрета со стороны властей на проведение мероприятий в июле. Такое развитие событий мне кажется маловероятным, я не могу себе представить, что еще три месяца люди не будут никуда выходить, — все сойдут с ума, и весь концертный бизнес (как и любой другой, впрочем, не входящий в «системообразующие предприятия», которые получат поддержку от государства) накроется окончательно.

Пандемия уже отразилась на гастрольно-фестивальном рынке: бóльшая часть марта, апрель и бóльшая часть мая провалены — концертов нет (и не будет), соответственно, нет доходов. И восстановление тоже будет небыстрое, это очевидно. Что касается фестивалей — я все-таки надеюсь, что фестивали, запланированные на июль—август, состоятся, хотя можно ожидать падения спроса. А может, наоборот, всем надоест сидеть дома и все рванут на фестивали и вообще на улицу. Хотя денег будет меньше у всех, и хлеб все-таки на первом месте, а зрелища на втором.

Я не верю в онлайн-концерты.

Таких кризисов еще не было. Были финансовые кризисы, но там все было связано с падением рубля, ухудшалось экономическое положение, и все понимали, что да, будет плохо, тяжело, но более-менее можно было представить, сколько это продлится, и всегда можно было анализировать — как это было в предыдущий кризис, например, и делать какие-то прогнозы. Здесь же никто не может ничего спрогнозировать — как будет протекать пандемия, будут ли вторая и третья волны и т.д., тем более что все по-разному происходит в разных странах. Наверное, можно в чем-то сравнить ситуацию с началом 90-х в России, когда все рушилось — экономика, государственное устройство, все стороны жизни практически: тогда тоже была полная неопределенность. Но тогда хотя бы можно было эмигрировать — а сейчас эмигрировать некуда, кроме как «самоизолироваться».

Изменит ли пандемия отношение людей к фестивалям и большим концертам и подход организаторов к их планированию и проведению? Вопрос в том, когда все закончится. Никто этого не знает. Наверное, какое-то время еще люди будут с опаской относиться к местам большого скопления людей, хотя с другой стороны — если бо́льшая часть переболеет, схлынет вся эта корона-истерия, то все уже будут более спокойны. Ну и люди, особенно молодые, все-таки в большинстве своем открыты и хотят общения, эмоций, поэтому какого-то серьезного изменения отношения к концертам и фестивалям не произойдет; я вообще уверен, что в будущем году все будут вспоминать это как страшный сон. Организаторы, конечно же, сейчас пересматривают полностью свой бизнес (как и все, кто занимается любым другим бизнесом) — ищут пути оптимизации, возможно, рассматривают новые направления, пересматривают эффективность процессов и персонала. Многие компании исчезнут, но это нормально, выживает сильнейший — или кто смог быстро перестроиться под новую реальность.

Я считаю, что государство должно поддержать всех, кто лишился возможности работать: не просто перенести налоги, а освободить от них минимум на полгода, компенсировать прямые убытки — как минимум зарплаты персоналу, которые непонятно как платить, и аренду. Пока что оно показывает себя не просто беспомощным, но и циничным — работать нельзя, мы все закрываем, но людей не увольняйте и платите зарплаты, в общем, е∗∗тесь как хотите, а мы пока поддержим «Макдоналдс» и выделим еще больше денег на контроль за населением, чтобы его наказать, если что.

Что касается простых любителей музыки — в первую очередь, они могут поддержать организаторов, не сдавая билеты на перенесенные мероприятия. Что касается онлайн-концертов — я не верю в это. Любое онлайн-действие, в первую очередь, имеет смысл с точки зрения получения информации — или это еще может быть интересно как мем, прикол. Но концерт — это, прежде всего, эмоции, и их (по сравнению с обычным концертом) в трансляции практически нет. Насколько я знаю, для небольших артистов, которые дают таким образом концерты, заработка там тоже особо нет. Наверное, монетизация тут может быть — когда деньги дают не зрители, а телекоммуникационные компании, онлайн-кинотеатры, спонсоры. Но как временная мера: наверное, это может как-то работать сейчас — для поддержки музыкантов, в первую очередь. Где тут место организаторов — я не вижу, организаторы тут — это платформа и тот, кто предоставляет сам сервис.

Что касается лично меня, моей компании «Светлая музыка» и Stereoleto — за 20 лет мы пережили несколько кризисов, были тяжелые времена, но в итоге мы существуем и развиваемся: открыли в прошлом году концертную площадку на 2500 человек в Питере, сделали еще два фестиваля, планируем еще несколько новых. Уверен, что это тоже переживем. Я считаю, что препятствия тоже необходимы — они позволяют улучшаться и не дают расслабиться. Главное, чтобы все были здоровы!

Андрей Клюкин

продюсер фестиваля «Дикая мята»

K списку

До «Дикой мяты» три месяца, и пока мы готовим фестиваль в плановом режиме. Очень надеемся, что развитие ситуации с пандемией пойдет по китайскому сценарию и принятые меры будут действенными.

Динамика продаж билетов по понятным причинам снизилась, зрители, так же как и мы, следят за развитием событий. Но все музыканты настроены выступать, включая западных артистов. Пока ни один артист не отказался от выступления на «Дикой мяте».

Нам чуть проще, чем коллегам, так как в прошлом году мы выкупили землю, на которой проводится фестиваль, и мы в любой момент можем поменять дату проведения, согласовав, разумеется, ее с администрацией области. Это мы и делаем, готовясь к плану Б. С артистами мы также прорабатываем такую возможность.

Если зритель просит вернуть деньги за билеты — это 100% банкротство.

Мне сложно говорить о гастрольном бизнесе, так как мы нечасто проводим концерты, делаем это только в осенне-зимний период, выбирая только тех артистов, которые интересны нам с музыкальной точки зрения. Летом концертов мы не проводим — занимаемся фестивалями. Но я понимаю, что для промоутеров это тяжелейшее испытание и без поддержки со стороны правительства рынок рухнет. Сейчас отменяются и переносятся концерты, назначенные на март и апрель, может зацепить и май. И это серьезный удар. Потрачены деньги на гонорары, аренду, проведение рекламной кампании, и если зрители начнут сдавать билеты, то это 100% приведет к разорению и банкротству концертных и фестивальных агентств. Ничего похожего в моей жизни не было. Изменение курса валют, пандемия, запрет на проведение мероприятий — такой страйк сложно было представить.

Все же мы говорим о чрезвычайной ситуации, прецеденте, которого ранее не случалось и, я надеюсь, более не будет никогда. Думаю, что организаторы теперь всегда будут вносить в страховки пункт «пандемия». Но еще раз — это из ряда вон выходящая ситуация, такая, как наводнение или падение метеорита, а предусмотреть все невозможно.

Зрители могут поддержать любимый фестиваль только одним действием — в случае переноса не сдавать билеты. Как финансово устроен фестиваль: ты вкладываешь первичный капитал и оплачиваешь несколько артистов, продаешь билеты и на эти деньги подписываешь контракты с еще рядом артистов, часть денег пускаешь на рекламу и так далее. То есть по факту деньги со всех билетов, кроме тех, что покупаются на самом фестивале, организатор пускает в дело. И если зритель просит их вернуть, то это 100% банкротство. Государство, конечно, может помочь, оказав финансовую помощь организаторам, частично компенсировав потери. Но я не уверен, что такое возможно, в свете того, что нефть стала стоить 13 долларов за баррель.

Мария Семушкина

президент фестиваля «Усадьба Jazz»

K списку

Фестиваль «Усадьба Jazz» запланирован на 30–31 мая. И сейчас, после последнего выступления президента, мы понимаем, что шансов провести фестиваль в эти даты нет. Мы планируем говорить с музеем-усадьбой «Архангельское» о переносе фестиваля на июль-август. Отмену мы не рассматриваем вообще.

Артисты реагируют спокойно. Все с пониманием относятся к ситуации. Наша публика проявляет удивительную солидарность с нами. Билеты почти не сдаются и продолжают раскупаться. Я очень благодарна за это нашей преданной публике. И очень надеюсь, что в скором времени мы сможем конкретизировать и дату, и программу.

Как и во всех сферах, будет серьезный экономический спад на какой-то период. Но, с другой стороны, я не исключаю и подъема индустрии, так как аудитория будет испытывать огромный дефицит в эмоциях и развлечениях. Это время перемен. Кто-то утонет, кто-то поднимется. Фестиваль «Усадьба Jazz» переживает и без того непростой этап, но хочется верить, что мы все уцелеем. Или переродимся во что-то еще более прекрасное. Я оптимист и даже фаталист в каком-то смысле.

Мы уже переживали кризисы. Ведь любой фестиваль на открытом воздухе — это огромный риск. Самым большим ударом для нас был фестиваль под проливным дождем, где мы недополучили около 10 000 проданных билетов. А также фестиваль прошлого года, который, несмотря на шикарный лайнап и прекрасную организацию, совершенно не оправдал ожиданий по продаже билетов и еще и пострадал от отказа генерального спонсора в последний момент. Всеми силами я пыталась вытащить фестиваль, а тут еще грянула пандемия. Сейчас я очень надеюсь, что наши постоянные партнеры нас не подведут, разморозят бюджеты и мы сможем провести фестиваль, по крайней мере, в Москве. О других городах нашего традиционного тура я бы пока не думала. Хотя очень хочется снова вернуться в Питер, Воронеж, Екатеринбург, Сочи.

Музыкальные фестивали — это уникальные эмоции. Особенно если на фестивалях помимо драйва есть артисты, способные по-настоящему дать публике измененное состояние сознания, катарсис. На «Усадьбе Jazz» за ее 16-летнюю историю такое происходило не раз. Достаточно вспомнить эмоции людей от выступлений Cinematic Orchestra, Майкла Кивануки, Джейкоба Кольера, Юсефа Латифа, Авишаи Коэна, Донни Маккаслина, всеми любимой Нино Катамадзе, «АукцЫона» и других — на моей памяти десятки таких уникальных моментов. Никакой онлайн-формат не сможет это передать — это уникальное соединение публики и артиста.

Что касается подхода организаторов — лично я делаю только один вывод: нужен жесткий подход к планированию расходов, необходимо урезание лишних статей, соблюдение баланса между художественной и коммерческой частями. Но важно, конечно, чтобы при этом «магия» не пострадала, уникальная атмосфера. Это я буду всегда держать под контролем.

Фестивалю «Усадьба Jazz» очень нужна государственная поддержка. Просто деньги. Мы все сделаем сами, никакой организационной и информационной поддержки, как нам любят предлагать, нам не надо: нужны деньги, чтобы фестиваль состоялся в Москве и чтобы регионы тоже получили свою порцию радости и позитива. Любители музыки могут поддержать нас тем, что не будут поддаваться панике и не будут сдавать билеты.

© Getty Images
Надежда Соловьева

основатель SAV Entertainment

K списку

На сегодняшний день пандемия COVID-19 полностью остановила нашу индустрию. Нашу отрасль признали одной из самых пострадавших. Государство может помочь непосредственными вливаниями в отрасль и, безусловно, некоторыми изменениями в законодательстве, помочь нашему взаимодействию со страховыми компаниями. Представитель нашей индустрии был на встрече предпринимателей с президентом, мы передали главе государства письмо с описанием положения в нашей отрасли и с конкретными предложениями о помощи.

На сегодняшний день пандемия COVID-19 полностью остановила нашу индустрию.

Плана Б у нас нет. Будем вести работу в сфере интернет-трансляций и онлайн-концертов — это сфера, которая будет активно развиваться сейчас.

Мы очень надеемся, что, когда пандемия закончится, люди соскучатся по живым концертам и мероприятиям, будут чаще на них ходить. Хотим обратиться к публике: пожалуйста, не спешите сдавать билеты на перенесенные концерты и покупайте билеты на новые, когда все это закончится! Наша работа всегда зависела именно от вас, и сейчас ваша поддержка для нас просто жизненно необходима.

Игорь Тонких

совладелец «ГлавClub'а»

K списку

Я считаю достаточно вероятным сценарий, что режим самоизоляции 30 апреля закончится и после длинных майских выходных мы вернемся к станкам. Удаленная работа давно является частью нашей корпоративной культуры, мы работаем из разных городов и стран. Поэтому сейчас мы занимаемся своей обычной работой: верстаем (заново) расписание десятков концертов и туров, оптимизируем издержки, готовимся выполнять больший объем работ меньшим составом — ведь мы должны быть значительно эффективнее в преддверии прогнозируемого существенного снижения покупательной способности, а следовательно — спроса и выручки. Если запрет на массовые мероприятия продлится дольше, то задача станет сложнее, но есть опыт, команда, адреналин — мы готовы. Помните наше сторублевое ноу-хау? Можем повторить.

Артисты, к моему удивлению, относятся ко всему достаточно спокойно. Хотя нужно помнить, что у артистов, собирающих «ГлавClub», в кармане есть не только пачка сигарет. Правда, сложности могут начаться чуть позже, когда (и если) высокие гарантии артистов войдут в конфликт с низкими билетными продажами в «новом чудном мире». В случае концертов западных артистов добавился еще валютный риск — после пяти лет стабильного курса рубль опять поплыл.

Пандемия, скорее, полезна — хороший стресс-тест для армии копирайтеров, коучей и прочих инфлюэнсеров.

Полтора месяца перерыва проходят спокойно — после федеральной зачистки в связи с трагедией в «Хромой лошади» 10 лет назад питерский «ГлавClub» закрывался даже на два. У меня так и нет татуировок, но был бы красивый коллаж: 2020-й, 2014-й, 2008-й, 1998-й, 1994-й (кризисные годы. — Ред.). «Черный вторник» 1994-го случился аккурат в день первого из двух концертов Дэвида Бирна в «Горбушке».

Я не думаю, что пандемия серьезно скорректирует социальное поведение на досуге. На досуг может просто какое-то время не быть денег. А так она, скорее, полезна — хороший стресс-тест для армии копирайтеров, коучей и прочих инфлюэнсеров.

От государства я не жду ничего. Совершенно ничего. Уверен, что поддержка государства коснется только государственных же учреждений культуры. Отсрочка по налогам уже есть де-факто, но их все равно никто бы не смог заплатить полностью и вовремя. Простым любителям музыки я желаю быть здоровыми и поскорее вернуться к нормальной жизни, а мы по возвращении дадим им то, по чему они уже соскучились, — музыку и радость общения.

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Эпистема «Дау»Кино
Эпистема «Дау» 

Историк философии Ури Гершович — о том, как проект Ильи Хржановского расшатывает каноническую структуру кинопроизведений и кинопроизводства, и о том, что делает этот процесс болезненным для зрителя

27 мая 20201358