2 февраля 2015Медиа
228160

«Чувак, твою полосу мы закроем все равно, вопрос времени»

Что происходит с культурной журналистикой

текст: Егор Петров
Detailed_picture© Colta.ru

Новый год многие российские СМИ встретили в облегченном составе — в декабре 2014-го по отрасли прошла волна сокращений, оставившая без работы около 15% сотрудников. В январе стало ясно, что многих уцелевших накроет второй волной — увольнения продолжаются и, по некоторым прогнозам, могут принять обвальный характер. Культурная журналистика, и без того находящаяся в зыбком положении, в непростые времена часто становится первой жертвой оптимизации. COLTA.RU решила выяснить, каково нынешнее положение редакций, пишущих о культуре, на фоне общего апокалиптического пейзажа.

«Негативная геополитическая ситуация»

Оперативное изучение ситуации показало, что корпус культурной журналистики уже несет потери, причем по всему спектру: задело и отделы культуры в крупных СМИ, и целые профильные издания, и совсем компактные стартапы.

Так, среди уволенных в прошлом декабре сотрудников «Известий» оказались и сотрудники отдела культуры. Правда, главный редактор издания Александр Потапов настаивает на том, что сокращения проводились не по причине кризиса, а в рамках ежегодной оптимизации работы газеты.

«Это был ежегодный пересмотр контрактов по итогам года. Речь не шла о том, что мы отказываемся от того или иного направления — культуры, спорта, экономики. Мы изучали работу за год каждого сотрудника во всех отделах. И, меряя эффективность, определяли, что и в каких местах мы можем сократить без потери качества контента. Отдел культуры, в котором было шесть или семь человек, уменьшился на два человека», — рассказал главный редактор «Известий» в беседе с COLTA.RU.

Всего, по словам Александра Потапова, в рамках оптимизации редакцию покинули 10—15 человек.

«Если один сотрудник пишет каждый день по эксклюзивной заметке, а другой — раз в месяц, а получают одинаково, то это неправильно. С теми, кто был на протяжении года наименее эффективен, мы не продлевали договор. У нас у каждого годовое соглашение — в том числе и у меня. Ежегодно эти договоры пролонгируются в зависимости от результатов работы. Подходы были абсолютно равнозначные ко всем отделам. Приоритет отдавался наиболее перспективным (молодым) и эффективным журналистам. Я оставил всех пишущих корреспондентов», — поделился подробностями руководитель издания.

На вопрос, возможны ли в этом году в «Известиях» дополнительные сокращения, Александр Потапов ответил, что «резать дальше необходимости нет», добавив, что полоса о культуре будет продолжать выходить ежедневно.

После новогодних каникул выяснилось, что приостановлен выход российской версии авторитетного американского журнала о кино и индустрии развлечений Variety. В письме издателя, разосланном сотрудникам (есть в распоряжении COLTA.RU), это решение объясняется «негативной геополитической ситуацией в мире», которая привела к «критическим последствиям на локальном рынке и замедлению индустрии».

Главный редактор Variety Russia Екатерина Мцитуридзе подтвердила COLTA.RU факт приостановки выпуска издания. По ее словам, в журнале в последнее время снизился объем рекламы. При этом отчисления по франшизе выплачиваются в долларах, что в условиях падения курса рубля увеличило затраты почти в два раза.

«Выпуск издания приостановлен предварительно до апреля-мая. Сейчас мы ищем инвесторов. Интерес к проекту есть, поэтому мы очень надеемся возобновить работу», — сказала Екатерина Мцитуридзе.

Сотрудники издания отправлены в отпуск. При этом главный редактор подчеркнула, что редакции в традиционном понимании у Variety Russia не было. Ставка была сделана на удаленных сотрудников и фрилансеров. Количество людей, принимавших участие в работе издания, она не назвала.

Изменения ожидают и журнал «Русский репортер», в котором есть довольно представительный отдел культуры, — издание переходит с еженедельного формата на выпуск двух номеров в месяц. В медиахолдинге «Эксперт», издающем журнал, изменения объясняют «новыми вызовами на медиарынке и меняющимися потребностями аудитории».

Непросто пришлось и небольшим частным проектам. Как рассказала COLTA.RU главный редактор литературного журнала «Носорог» Катя Морозова, неблагоприятная финансовая ситуация повлияла на них самым непосредственным образом.

«“Носорог” появился летом 2014 года, в момент, когда наступление экономического кризиса в принципе было очевидно, но очень уж не хотелось включать его в свои планы. С самого начала была цель найти инвестора, так как существовать в режиме, в котором мы создавали первый номер, довольно проблематично. На удивление, довольно быстро удалось найти заинтересованного человека, однако после “черного понедельника” в декабре 2014 года (в тот день рубль рухнул почти на 10%. — Ред.) наши трудовые отношения с ним были прекращены по его инициативе. То есть мы вернулись к тому, с чего начинали, и снова пытаемся найти инвесторскую поддержку и привлечь рекламодателей».

Катя Морозова заверила, что, несмотря ни на какие трудности, журнал продолжит выходить. Сейчас к выпуску готовится третий номер.

В то же время опрос сотрудников ряда ведущих печатных и онлайн-медиа показал, что в настоящий момент расставание изданий с кинокритиками и театральными обозревателями не носит повсеместный характер. Или, во всяком случае, СМИ стараются обойтись точечным отсечением, не лишая себя целиком отделов культуры.

Так, например, в «Ленте.ру», несмотря на 10-процентное сокращение, отдел культуры избежал потерь. По словам его руководителя Игоря Игрицкого, отдел даже, наоборот, расширяется.

Кинокритик «Комсомольской правды» Стас Тыркин в беседе с COLTA.RU также сообщил, что отдел культуры издания продолжается трудиться без кадровых изменений.

По информации нашего источника, аналогичная ситуация и в «Газете.ру». По его словам, отдел культуры этого издания встретил кризис и так в предельно оптимизированном виде. Задели ли сокращения сотрудников отдела культуры ТАСС, собеседник COLTA.RU из агентства, пожелавший сохранить анонимность, уточнять не стал, но сообщил, что речь не идет о сокращении конкретных редакций.

Ранее стало известно, что, несмотря на кризис, агентство «Интерфакс» намерено сохранить штат и уровень зарплат. Также пока без увольнений настроены обойтись в издательском доме «Коммерсантъ».

По словам сотрудника отдела культуры газеты «Ведомости» Олега Зинцова, его коллеги продолжают работать в полном составе. «У нас в принципе не принята практика сокращений сотрудников. Этого не было в самые тяжелые моменты», — сказал он в беседе с COLTA.RU. Он также добавил, что в их отделе трудится всего четыре человека, остальные авторы внештатные.

Ранее сообщалось также, что и руководство медиахолдинга РБК пока не ставит цели сокращать персонал.

Впрочем, газете «РБК», например, избавляться от отдела культуры не придется даже при самом худшем сценарии. Просто потому, что этот отдел там был расформирован еще год назад.

Новые старые проблемы

По словам бывшего сотрудника газеты «РБК» Егора Антощенко, когда он пришел в газету в сентябре 2013 года (на тот момент издание называлось «РБК Daily». — Ред.), отдел культуры состоял из трех человек, включая его самого. Отдел производил культурную полосу к каждому ежедневному выпуску газеты и 8-полосное пятничное приложение, в котором также принимал участие отдел «Стиль». Однако к началу 2014 года из всего отдела культуры остался только Антощенко, остальных сотрудников сократили, а сам отдел слили с отделом «Стиль».

«Сотрудники “Стиля” убедили руководство, что культура себя не оправдывает в финансовом плане и что они смогут сделать это пятничное приложение более прибыльным. Руководство согласилось с тем, что нужно поменять политику и сделать формат более потребительски ориентированным. При этом мне в “Стиле” сразу сказали: “Чувак, твою ежедневную полосу мы закроем все равно, вопрос времени”», — рассказал COLTA.RU Антощенко.

Он пытался некоторое время доказать руководству, в том числе главному редактору газеты «РБК» Максиму Солюсу, что ежедневную культурную полосу надо бы сохранить, но это ни к чему не привело.

«Мне казалось, что из этой полосы можно было сделать неплохой продукт, но мне постоянно резали гонорарный фонд, и никакого оптимизма по поводу ее будущего у меня уже не было. Так что в августе 2014 года я плюнул и ушел из издания. А в октябре, после редизайна газеты, полоса прекратила свое существование», — подытожил Егор Антощенко.

Руководство РБК ситуацию комментировать отказалось.

Этот пример иллюстрирует очень характерные свойства культурной журналистики в России в последние годы — ее уязвимость и остаточность. И тренд, наметившийся сейчас, кажется, на самом деле просто высветил старый вопрос о культуре в СМИ. Стоит вспомнить, например, о пятничном приложении к газете «Ведомости», которое совмещало лайфстайл и культуру, — его закрыли в июле прошлого года. Бывший главный редактор приложения Александра Ливергант в переписке с COLTA.RU рассказала, как это происходило и что стояло за таким решением.

Какая разница, что там сегодня в филармонии, когда Родина в опасности.

«Само закрытие стало полной неожиданностью. В понедельник, 7 июля, меня вызвали к начальству и сказали, что сдачу номера нужно остановить, что “Пятница” закрывается. Однако то, что назрели перемены, было очевидно: проводилось маркетинговое исследование, обсуждалось, какие нужны изменения и как их проводить. При этом фоном все время шли разговоры о том, что мы тратим больше, чем зарабатываем, что нужно сократить расходы (хотя они и так уже были урезаны). Во время встречи с редакцией именно нерентабельность была названа причиной закрытия, так что все прозаично, никаких звеньев никакой гребаной цепи».

В штате «Пятницы» работали 14 человек, еще шестеро — на постоянном фрилансе. Те, кто работал в штате, получили все причитающиеся выплаты, подчеркнула Александра Ливергант.

«После закрытия шла речь о том, что в каком-то другом виде и другими силами приложение выходного дня к “Ведомостям” будет возрождено, но пока, насколько мне известно, этого не произошло», — добавила она.

Спустя несколько месяцев после закрытия приложения «Ведомостей» стало известно о приостановке выхода публицистического журнала «Отечественные записки».

«Проект останавливается не потому, что “гребаная цепь”. Здесь нет политики, даже тени ее. Спонсоры нашего предприятия устали его финансировать из своих личных средств, что, во-первых, совершенно понятно, во-вторых, уже случалось в прошлом, в-третьих, сегодня уж и вовсе выглядит естественно — все же рецессия, нестабильность и прочая нефть. Ничего, кроме безмерной благодарности, не испытываю», — поясняла тогда главный редактор издания Татьяна Малкина.

По мнению Александры Ливергант, решения о ликвидации отделов культуры, как правило, диктуются двумя соображениями: «Во-первых, там всегда много народу — про классику пишет один, про современную музыку другой, про оперу третий и так далее, а во-вторых, это скорее признак хорошего тона — иметь такой отдел или СМИ, а не необходимость; в конце концов, какая разница, что там сегодня в филармонии, когда Родина в опасности. Думаю, логика примерно такая».

Главный редактор «Нового литературного обозрения» Ирина Прохорова в беседе с COLTA.RU отметила, что состояние культуры в СМИ отражает общее культурное состояние страны, но это нынешнее положение дел не всегда было таким. «В 90-х в СМИ и издательский бизнес пришло поколение гуманитариев, которые настрадались от нехватки информации о культуре, произошел невероятный взрыв интереса к ней, к проектам в сфере культуры. Это поколение было ориентировано на пропаганду культуры, причем новой — той, что раньше не разрешалась, не публиковалась, не обсуждалась», — рассказала она.

Прохорова напомнила, что все крупные ежедневные общественно-политические газеты имели развороты «Общество» и «Культура» и часто они не разделялись.

«Мой журнал “Новое литературное обозрение”, очень серьезный, профессиональный, рецензировался в ежедневных газетах — например, в газете “Сегодня”, что сейчас кажется совершенно невероятным. Я думаю, что то лучшее, что мы имеем сейчас в культурном отношении, во многом и смогло расцвести и устоять ровно потому, что эти культурные институции, проекты попадали в зону внимания СМИ», — убеждена она.

90-е действительно дали очень высокий процент и очень высокое качество культурной журналистики, соглашается с такой оценкой бывший генеральный директор издательского дома «Коммерсантъ» Демьян Кудрявцев.

«Так сложилось по двум понятным и разным причинам. Потому что сохранялось имперское наследие отношения к культуре, советское, где культура играла в медиа как в инструментах пропаганды и социализации большую роль, несмотря на то что, может быть, малую роль она играла в реальной экономике или в реальных воззрениях провинции. Внутри советских медиа культура играла значимую роль, и в 90-х это еще не выветрилось. Вторая причина состоит в том, что 90-е были временем очень сложным, временем конкурентным, инициативным, опасным. Соответственно в них сочетались поиск самоидентификации, страх, поиск своего места, позиционирования. Когда в обществе это происходит и есть много групп, занимающихся этим, спрос и предложение культурных событий, начинаний в области искусства, в области разного рода коммуникаций (в том числе художественной), которыми люди заслоняются от происходящего или которыми, наоборот, пытаются его объяснить, повышаются. И медиа отражают этот процесс», — считает Кудрявцев.

Нынешнему неустойчивому положению культуры в СМИ Кудрявцев предлагает не искать какого-то специального объяснения.

«Мы действительно имеем дело с обществом, большей части которого культура в ее исконном понимании — культура как искусство, как набор духовных и нравственных постулатов и связанных с этим событий — не так важна. Поэтому некоторые газеты спокойно эту культуру сокращают. Но не потому, что у них есть какие-то специальные предубеждения против культуры. Науку тоже везде сократили, много где сократили спорт, потому что тип потребления спортивной информации с появлением интернета изменился. Поэтому, кроме свойств нашего общества, никаких особых причин вроде заговора издателей или чего-то подобного я здесь не вижу», — сказал он.

Перспективы

Чего стоит ждать дальше? Судя по всему, все нынешние негативные тенденции в медиаиндустрии в скором будущем только усилятся. Аналитики Goldman Sachs прогнозируют сокращение рекламного рынка в 2015 году на 15%. При этом в печатных СМИ, по словам первого вице-президента Ассоциации коммуникационных агентств России Сергея Коптева, в первом полугодии 2015 года объем российского рекламного рынка может сократиться на 30%. Ранее председатель правления Ассоциации распространителей печатной продукции Александр Оськин прогнозировал закрытие 20 тысяч газет и журналов в России к концу 2015 года — примерно 30% объема рынка печатных изданий. Замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин и вовсе не исключил, что в течение года может закрыться половина российских СМИ.

Падение рекламного рынка сопровождается ростом цен на полиграфические услуги. Те, кто печатал раньше свои тиражи за границей, стараются перевести заказы в российские типографии — платить зарубежным партнерам в евро и долларах, зарабатывая в рублях, драматически невыгодно. Правда, из-за того, что в российских типографиях тоже зависят от импорта материалов и комплектующих, рост цен удастся, может быть, сдержать, но не остановить. Ожидается, что цены на печатную продукцию в этом году вырастут на 20—25%. К тому же главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев недавно сообщил о том, что сеть киосков с прессой сократилась на 30%, а отмена государственных дотаций для «Почты России» спровоцировала 20-процентный рост цен на подписку. Понятно, что в результате всех этих трансформаций пространство культурной журналистики, скорее всего, будет усечено до совсем уж мизерных размеров, и многим сотрудникам культурных редакций придется задуматься о смене квалификации, а то и жизненного направления.

В России культура всегда была очень важным социальным полем.

Некоторые HR-эксперты, например, уже советуют журналистам присмотреться к работе специалиста по продажам, где, по их мнению, бывшим работникам СМИ поможет умение общаться.

«Как ни странно, мне лично закрытие “Пятницы” пошло на пользу. В результате я сменила вид и тип деятельности — я больше ничего и никого не редактирую, не сижу целыми днями в офисе, зато как продюсер книжного проекта “История глазами Крокодила. ХХ век” я освоила кучу новых навыков — от выступления на радио до обустройства стендов на ярмарках», — рассказала Александра Ливергант.

На вопрос о том, что можно посоветовать коллегам, попавшим под сокращение, она ответила: «Похоже, нам всем пора учиться писать код».

При всех трудностях и вызовах времени у культуры в СМИ есть причины для сдержанного оптимизма, уверена Ирина Прохорова: «Да, кризис, конечно, вещь неприятная, но обратите внимание: все самые тучные годы, когда денег было достаточно, как ни странно, сама культура развивалась — театры, современное искусство, литература и другие сферы демонстрировали рост, а информирование о них парадоксальным образом, наоборот, сворачивалось. Но с исчезновением вообще площадок свободной информации российское общество вполне традиционно разворачивается к культуре как раз в поиске новых смыслов. Мы знаем, что в России культура всегда была очень важным социальным полем в том числе. Так что очень хотелось бы надеяться, что, несмотря на кризисы, культурные проекты будут развиваться, что люди осознают необходимость разговора о таких важных вещах, как эстетические и этические категории».

Демьян Кудрявцев, в свою очередь, разделяет прогнозы на ухудшение ситуации, но также предлагает надеяться на лучшее: «В стране идет кризис, причем не только экономический, но и нравственный, и субъектный, разные кризисы. Всем журналистам от этого будет плохо. Нет никакой журналистики, отдельной от страны, в которой мы живем. Поэтому перспективы сейчас среднесрочные — плохие, а долгосрочные — зависит от вашего взгляда на жизнь. Мои — хорошие, потому что мой взгляд — оптимистичный».

Комментарии
Сегодня на сайте