19 июня 2019Медиа
90600

Апокалипсис не сегодня

Чем сериал «Благие знамения» лучше «Американских богов»

текст: Федор Панфилов
Detailed_picture© Amazon Studios

Летом 1988 года два внешне очень непохожих человека придумывали не совсем обычную историю про Антихриста и конец света, который, возможно, откладывается. Один не расставался со шляпой, второму шляпы были совсем не к лицу, зато им нравились одни и те же диковинные викторианские справочники. Один работал по ночам, другой — по утрам. Они посылали друг другу дискеты по почте. Днем они созванивались и подолгу говорили по телефону, читая друг другу лучшие отрывки и обсуждая сюжет. Главной целью было заставить друг друга смеяться.

Нил Гейман и Терри Пратчетт были знакомы с 1985 года, когда Гейман взял интервью у автора «Цвета волшебства». И, если верить их словам, оба не ожидали, что написанная совместно книга «Благие знамения» станет бестселлером. Правда, путь на экран занял у бестселлера почти 30 лет. На «Благие знамения» заглядывался Терри Гиллиам — режиссер, точно способный экранизировать эту книгу. Однако, как часто бывает с проектами Гиллиама, фильм так и не был снят. А в 2015 году Терри Пратчетт, страдавший редкой ранней формой болезни Альцгеймера, ушел из жизни. После смерти друга Гейман похоронил было и планы экранизации, заявив, что у них с Терри был уговор работать над всем, связанным с «Благими знамениями», вместе и только вместе. Но Пратчетт, словно предвидя такой поворот событий, оставил другу посмертное письмо, которое убедило Нила продолжить работу над сериалом, со словами «You bastard, yes» («Да, именно ты, ублюдок»).

© Amazon Studios

Короткая предыстория нужна, чтобы понимать: «Благие знамения» — это не просто еще один фэнтези-сериал с бюджетной, но пристойной графикой, знакомыми актерами и британским юмором. Это дружеское признание в любви Геймана, который, работая с Пратчеттом над книгой, чувствовал себя восхищенным подмастерьем рядом с мастером в средневековой гильдии.

Неудивительно, что сериал полон скрытых пасхалок, посвященных Пратчетту. Когда Ньютон Пульцифер читает объявления в газете, в правой части экрана на несколько секунд можно разглядеть заметку о «потерянной шляпе дядюшки Терри». Последняя фраза объявления, «GO 28.04», отсылает к 28 апреля, дню рождению Пратчетта. Черная шляпа годами была неизменным атрибутом Пратчетта, неотъемлемой частью его облика. Шляпу и полосатый шарф Пратчетта можно увидеть и в книжной лавке ангела Азирафеля, где они висят на вешалке.

На премьеру сериала явилась одна из шляп сэра Терри — рядом с ней на зрительское место водрузили огромный пакет попкорна.

По словам Геймана, Пратчетт часто говорил, что поверит в то, что «Good Omens» все-таки обрели воплощение на экране, только если будет «сидеть рядом с тобой на премьере с мешком попкорна — и даже тогда не обещаю, что я поверю в это». В итоге на премьеру сериала явилась одна из шляп сэра Терри — рядом с ней на зрительское место водрузили огромный пакет попкорна. Разумеется, в сериале есть и камео Нила Геймана. Дремлющий на первом ряду пьянчуга в сцене, когда демон Кроули сидит в полупустом кинозале, — Гейман.

«Благие знамения» — книга, мягко говоря, не слишком подходящая для экранизации из-за неспешности повествования и вплетенных в ткань текста бесчисленных каламбуров и шуток. Создатели сериала отчасти решают эту проблему за счет присутствия закадрового рассказчика-Всевышнего (его озвучивает Фрэнсис Макдорманд). Сериал очень близко следует первоисточнику, и даже добавленные сюжетные линии (например, персонаж, подробно прописанный для Джона Хэмма, — архангел Гавриил) не выбиваются из общей канвы. Кажется, что Гейман хотел максимально точно, насколько это возможно, перенести на экран книгу, написанную вместе с покойным другом. И это выгодно отличает «Благие знамения» от другого большого проекта Геймана, также годами ждавшего экранизации, — «Американских богов».

© Amazon Studios

Начавшись за здравие, «Американские боги» утратили большую часть обаяния ко второму сезону, несмотря на прекрасных актеров и внимание, уделенное Гейманом сценарию сериала по его, пожалуй, важнейшему произведению. Экранизация сильно разошлась с книгой во многих моментах (например, в неуместно затянутой предыстории отношений Тени и его жены). Но прежде всего — превратила темную сказку в местами почти лубочную агитку на злобу дня о проблемах эмиграции, расизма и милитаризма (полностью добавленный Гейманом эпизод с богом Вулканом). Книга затрагивала все те же темы, но делала это гораздо тоньше, изящнее и умнее.

Важных вопросов касается и сериал «Благие знамения», но делает это легко и без лишнего дидактизма. Например, феминистическая повестка озвучивается решительной девочкой — подругой юного Антихриста. Кстати, Бог в «Благих знамениях» — женщина, как и чопорный архангел Михаил или демоны Вельзевул и Дагон, но в случае с этими изначально бесполыми персонажами гендерная чехарда только добавляет ситуации комичности.

© Amazon Studios

«Благие знамения» во многом держатся на актерском дуэте Дэвида Теннанта и Майкла Шина — демона Кроули и ангела Азирафеля, закадычных врагов-приятелей. Кто-то наверняка сочтет это слабостью сериала, но не исключено, что именно так и задумана история необычной дружбы, встающей на пути апокалипсиса. Не случайно поклонники книги часто воспринимают Кроули, высокого, худого любителя одеваться в черное, и более коренастого жизнелюбивого эрудита Азирафеля как образы Геймана и Пратчетта. Собственно, так оно и есть — вот что говорит Нил Гейман: «Терри взял черты, присущие мне, когда мне было 28: например, привычку носить темные очки в помещении, даже когда в этом не было нужды… Так что он взял все, что забавляло его во мне, и превратил это в Кроули».

В пятой серии «Благих знамений» Смерть коротает время за игровым автоматом, отвечая на бесконечные вопросы викторины и давая неизменно правильные ответы. На экране соседнего автомата мерцает список имен тех игроков, которые показали лучшие результаты и набрали больше всего очков. Все места в этом списке занимает Смерть. Кроме первого — там имя настоящего победителя: T. Pratchett. С помощью старого друга сэру Терри, чья шляпа явилась с попкорном на премьеру «Благих знамений», похоже, действительно удалось обыграть смерть. Так что апокалипсис отменяется.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Комментарии
Сегодня на сайте
Эстетика возникает как политикаКино
Эстетика возникает как политика 

Владимир Надеин, Клим Козинский, Виктор Алимпиев, Ирина Шульженко и Василий Корецкий беседуют о границах кино- и видеомедиума с точки зрения художника, зрителя и государства

15 июля 20199360