16 марта 2018Медиа
345650

Андрей Коняхин: «Конкурентов у Сечина нет. Но есть недоброжелатели»

Как ЦУР снимал новый фильм об Игоре Сечине

текст: Анна Голубева
Detailed_picture© Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Центр управления расследованиями снял и выложил в YouTube часовой фильм-расследование об Игоре Сечине. Его уже успели посмотреть и прокомментировать пресс-секретарь Путина и пресс-секретарь «Роснефти». «Приятно знать, что нет у товарищей компромата», — заявил при этом Михаил Леонтьев. COLTA.RU уточняет, есть ли у товарищей компромат и как его добывали.

— Видела комментарии в соцсетях, что ваш фильм о Сечине получился длинный, а при этом с ходу непонятно, что вы там нового нарыли.

— Начнем с «Лунной поляны». Сама тема давно была засвечена — благодаря активистам «Эковахты»; очень люблю этих отчаянных людей, они реально пытаются схватить за яйца чиновников, которые незаконно присваивают Черноморское побережье. Строящийся горнолыжный курорт на горе Фишт они обнаружили еще где-то в 2003 году. Официально там выделили землю Кавказского заповедника, чтобы построить полигон научного центра «Биосфера». Но туристы и ребята из «Эковахты» заметили, что строятся там почему-то бугельные станции и горнолыжные подъемники — как-то не похоже на научный полигон. Стройматериалы завозились с вертолетов, потому что это действительно заповедные земли, дорог туда нет. Стройку инициировало Управление делами президента, и в начале 2000-х СМИ прямо писали, что курорт строят для Путина, потому что ФСО считает небезопасным его катание в Красной Поляне, там туристов стало много. «Эковахта» с самого начала заявляла, что для Путина, но прямых доказательств не было, историю благополучно забыли. Но мы нашли подтверждение, что с середины нулевых туда таки начал ездить турист номер один.

— Как нашли?

— Обнаружили на сайте «Роснефти» в ее закупках документ, что оттуда, с «Лунной поляны», проведена прямая радиорелейная связь с самой известной сочинской резиденцией Путина Бочаров Ручей, которая в 45 километрах по прямой. С тремя ретрансляторами на мегафоновских вышках. Такая прямая связь — верный признак, что речь идет о первом лице. А еще нам это подтвердили источники в компаниях-подрядчиках. И непосредственно человек, который на этом курорте для туриста номер один работал. И не раз встречался с Путиным. Мы у этого человека уточняли — что, вот в самом деле курорт на одного туриста? И больше там никто не катается? И наш источник подтверждает, что да, только Путин там катается. Там содержат серьезный штат обслуги, туда по-прежнему людей и грузы доставляют вертолетами.

Эксклюзив номер два. Найденная нами база под Красноярском, на Красноярском море. Очень красивые места, полуостров в 45 км от Красноярска, 235 гектаров леса в аренде.

— Почему вы решили искать именно там?

— Да места красивые. Первое лицо только такие для себя выбирает. Я, еще когда в «Коммерсанте» работал, много летал, ездил, видел, например, резиденцию Путина на острове Русский — можно себе представить, какие места любит президент. Хакасию, где действительно очень красиво, северные реки. А самые красивые места — устья рек. Чем дальше в лес — тем больше клещей. И место должно быть все-таки с какой-то инфраструктурой — дорог там тоже не так много — и не очень далеко от городов, в радиусе ста километров, чтобы какая-то цивилизация поблизости. Вот примерно так мы и ищем. А это место на Красноярском море — оно знаковое. Недалеко там, километров 15, — плотина, разливается это Красноярское море, там яхтинг, там отдыхают местная знать и богема.

Что, вот в самом деле курорт на одного туриста? И больше там никто не катается? И наш источник подтверждает, что да, только Путин там катается.

— Такая местная Ривьера?

— Ну да. Мы изучили эту территорию на мысу — оказалось, «Ванкорнефть», дочка «Роснефти», вроде строит там спортивно-оздоровительный комплекс. Место защищенное, уединенное — но соседи какие-то невдалеке все-таки есть. И свидетели нам подтвердили, что там бывает и командует Сечин. И местные наши помощники, волонтеры, на территорию пытались попасть, но обнаружилось, что это невозможно: задерживают людей, говорят, что это частная резиденция, нельзя. Мы стали изучать, обнаружили, что там почему-то строятся вертолетная площадка и загон для маралов. Нефтяников собираются забрасывать на отдых на вертолетах? Лечить маральими рогами, которые известны своими целебными свойствами? Маралы, как мы знаем, — любимая цель Игоря Иваныча. Но туда еще и дорогу собираются проложить от трассы «Енисей». И зачем-то вокруг ставят ограждения с противотаранным устройством. Это даже для Сечина как-то слишком, похоже, для кого-то более важного место готовят. А кто у нас более важный? Стройка остановлена, уже год не ведутся работы — а охрана при этом серьезная, стоит намертво и на суше, и на воде.

Номер три. Блогер Давидыч (Эрик Китуашвили. — Ред.) — миллионник, очень известный чувак, безбашенный, основатель Smotra.ru (популярный сайт стритрейсеров, профессиональных автогонщиков и автолюбителей. — Ред.). Его видео патрульной машины, которая совершила наезд на Кутузовском, взорвало интернет. Эти люди из сопровода с мигалками ведут себя на дороге как хотят: они не просто чью-то машину долбанули, а умудрились еще и задеть собственную машину, ту, что сопровождали, — в ней, вполне вероятно, был сам Сечин. Но никто тогда не связывал это с Сечиным. Сам Давидыч говорил, что знает только один «Лексус» в сопровождении. И насчитал 18 машин патрульных и ДПС на месте происшествия — где такое видано? Но СМИ эту тему не развивали (только через год возникли история с машиной Сечина и вопрос, на каком основании он ездит с мигалкой). Эрик раскрутил это первым. И вот он в СИЗО уже два года по обвинению в мошенничестве с использованием страховых схем. Дело 10-летней давности, а арестовали его через месяц после того, как он выложил то видео. Пришли, устроили обыск, забрали его, документы. Мы рассмотрели видео его задержания и узнали кое-кого из этих людей без шевронов, без удостоверений, которые к нему вломились, — из той самой «шестерки», из «сечинского спецназа» (спецподразделение Шестая служба УСБ ФСБ, создано по инициативе Игоря Сечина в его бытность вице-премьером. — Ред.). Эта история вообще много говорит о стиле Игоря Иваныча — о том, как он сносит все и всех, кто встает у него на дороге.

Номер четыре. Охота. Мы случайно прочитали в издании «Тульские PRяники», что под Тулой кошмарят одного фермера, охотхозяйство «Зубр» отнимает у него землю. Начали разбираться с этим хозяйством, принадлежащим Игорю Кабанову. И обнаружили его связь с Худайнатовым — соратником Сечина (Эдуард Худайнатов, бывший президент «Роснефти». — Ред.). Поехали туда — и нам все это подтвердили.

— Кто подтвердил?

— Местные жители. Их там немного осталось — кто у фермера работает, кто в «Зубре». Кто-то из них нас, возможно, и сдал. Или просто охрана не выдержала, увидев наш коптер.

— Да, я читала пьесу о вашем задержании во время съемок. А как эта история развивалась дальше? Дело какое-то завели?

— Дела нет. Есть два заявления, наше — о препятствии журналистской деятельности и господина Кабанова — о вмешательстве в его личную жизнь. У нас изъяли технику и носители информации в рамках доследственной проверки. Сказали, дней через семь-десять вернут. Через неделю звоню следователю Старовойтову — приезжайте, говорит, забирайте. Приезжаю. А следователь Старовойтов с невинными глазами: «Знаете, вы звонили утром, а вечером мне велели все это передать в Москву, в Следственный комитет». Я говорю: вы ж могли меня хотя бы предупредить, чтобы я в Тульскую область не перся зря? «Так мы же у вас СИМ-карту забрали, — говорит. — Ну, раз уж вы приехали, — а я приехал с адвокатом на этот раз, — вы дайте мне еще показания». — «Да какие?» — «Вы имели умысел проникнуть в частную жизнь господина Кабанова?» И я давал показания, что ничего личного у меня к господину Кабанову нет — а юридическое лицо «ООО “Зубр”» частной жизни иметь не может. Провел там полчаса и уехал. Следователь сказал, что технику могут удерживать до 30 дней. Так что пока два коптера, пять телефонов и несколько флеш-карт лежат на хранении в СК. Ждем — 30 дней вот-вот истекают.

— Какие-то ваши материалы, выходит, пропали — или как?

— Ну, за те часы, пока нас на дороге блокировали, мы успели переслать почти все. Связь была плохая, конечно, в этом поле — но потери минимальные. Пропала разве что запись телефонного разговора с Игорем Кабановым. Мы ему оттуда позвонили, представились и спросили, почему его люди нас удерживают. «Вы совершили ДТП с наездом на машину нашего охотхозяйства и скрылись с места происшествия». — «Мы не скрывались, мы тут, не хотите сами с нами встретиться?» Но он бросил трубку.

После выхода «Роснефти» на IPO, когда многие стали интересоваться биографией Сечина, его однокашники и педагоги получили установку не открывать рот.

— Сколько людей над фильмом работало?

— Около 20 человек.

— Вот вы говорите — Сечин всех и все сносит на своем пути. Вам не было страшно?

— Ну, мы более-менее понимали, на что идем. Хотя, конечно, под Тулой немножко недооценили угрозу — не сообразили, что там дорога тупиковая и заметена снегом. Не ждали, что туда прямо вот эфэсбэшники по наши души приедут. Это нам местные полицейские сказали — они и сами слегка удивились, увидев людей в штатском. И что даже какой-то полковник в овчинной папахе явится — я давно такого не видел, он там что-то втирал этим людям в штатском и дэпээсникам. Но нас все-таки было пятеро, мы тут же стали всем звонить. И охранник, который явно собирался имитировать ДТП, включил мозги, просчитал ситуацию и то ли испугался, то ли что, но не стал это делать. И ДТП не случилось. Три исследования провели — дэпээсник не нашел повреждений на моей машине, потом криминалисты их не нашли, потом следователь Старовойтов не нашел. И это все было зафиксировано. Правда, я на выходе после 15 часов задержания так и не получил ни одной бумаги. Но самое смешное — я не взял с собой страховку, ОСАГО, случайно оставил дома. А гаец — он же не может не оштрафовать человека, если его можно оштрафовать. Это выше его сил, понимаете? И он мне выписал штраф на 800 рублей. Записано, что я оштрафован за отсутствие ОСАГО ровно в том же месте ровно в то же время, когда я якобы совершил ДТП и скрылся с места преступления. Это гениально: они сами дали мне документ, который опровергает, что я скрылся. Просто забыли про этот штраф. Мне 8 марта пришло уведомление: возбуждается дело в связи с тем, что я скрылся с места ДТП. А у меня на руках квитанция за штраф, подтверждающий, что я никуда не скрывался.

— А те, кто у вас в фильме о Сечине говорит, — они не боялись? Вот этот фермер под Тулой?

— Фермер на грани банкротства находится. Он просто загнан в угол, он в отчаянии. У него проблемы с Кабановым, который там именем Сечина оперирует вовсю и держит в страхе весь район, у него прямые выходы на Дюмина (губернатор Тульской области. — Ред.). Фермер этот — человек заслуженный, у него ордена-медали, он с советских времен такой вот крепкий хозяйственник. Он да, говорит, что его притеснители прикрываются именем Сечина. И потом, Сечин там бывает, это известно, на это никто ничего возразить не может.

— Были такие, кто отказался о Сечине говорить?

— Ну, известно, что в какой-то момент — после выхода «Роснефти» на IPO (это произошло в 2006 году. — Ред.), когда многие стали интересоваться биографией Сечина, — его однокашники и педагоги получили установку не открывать рот. Мы были в Питере, пытались с кем-то поговорить. Четверо отказались — кто-то сразу, кто-то сначала соглашался, а потом передумал.

— А как вы обнаружили, что сечинский особняк в Барвихе рушат?

— Это чистая неожиданность была. Мы начали верстать фильм, прикидывать, какого материала не хватает. Навальный снимал сечинские владения в Барвихе довольно давно — мы решили, что нужно свежее видео. И неожиданно увидели вот эти Einstürzende Neubauten — рушащиеся новостройки. Коптер завис, и мы как завороженные смотрели, как это все рушится. Красиво.

— И вы считаете, что это из-за развода?

— Да, это ведь все строилось уже под «княгиню Ольгу» (бывшая жена Игоря Сечина, он развелся с ней весной 2017 года. — Ред.). Возможно, она сама участвовала в проектировании и дизайне дома. Теперь, видимо, это надо разрушить, чтобы не напоминало.

У Грефа хорошая глушилка стоит. Он же человек передовой, как известно.

— Когда вы над «Зубром» летали коптером, вас быстро заметили и все это дело пресекли. А над Барвихой — ничего, не блокируют?

— Там обычно ставят глушилки, которые коптер сбивают с курса и насильственно сажают. У нас там с Германом Грефом была забавная история — мы потеряли коптер в неравном бою с глушилкой у Грефа на участке. Нам показали, что мы во «Внуково-3», — и все, коптер посадили и нам не вернули.

— То самое «Внуково-3», которое навигаторы периодически показывают около Кремля?

— Ага. У Грефа хорошая глушилка стоит. Он же человек передовой, как известно.

— Пора в охотхозяйствах глушилки внедрять, а то замшелые методы — дэпээсники, задержания.

— Так у Грефа участок небольшой — гектар. А в охотхозяйстве территория какая — глушилок надо много, а это вложения. Теперь есть закон об обязательной регистрации дронов — скорее, его начнут применять (поправка к Воздушному кодексу, принята в июле 2017 года. — Ред.).

— Еще не начали? Он же летом вступил в действие.

— Да мы тут как-то честно пытались зарегистрировать наш коптер — ткнулись туда, сюда, а менты на нас смотрят квадратными глазами: что мы вам должны выписать? Как мы это будем регистрировать? По факту это пока не работает.

— Песков уже назвал сведения о красноярской резиденции для Путина в вашем фильме вымыслом и неправдой — как обычно в таких случаях. А у вас вообще есть доказательства? Что вы будете делать, если вас, например, Сечин в суд позовет?

— Мы бы не стали ввязываться в эту историю, если бы у нас не было доказательств. Все наши большие расследования с фильмами — за полтора года работы ЦУРа мы их сделали около 50 — имеют документальное подтверждение. Мы и про Сечина находили — про теплоход его прекрасный, про поездки на охоту к друзьям на Волгу. Все это подтверждается, мы не с потолка же это берем. До сих пор ни одного иска против нас не было.

— Сейчас много говорят о том, каким будет новый «Путин четвертого срока». А каким будет Сечин нового срока?

— Ну, у Игоря Иваныча нет другого варианта, кроме как получить еще больше власти. Думаю, он будет действовать так же в лоб, жестко — разве что станет активнее. Прессу он уже более-менее подмял, остались отдельные независимые издания, но их все меньше. Думаю, будут и посадки, и борьба за место возле Путина.

— А с кем? Кто его конкуренты?

— Конкурентов у Сечина нет. Но есть недоброжелатели. К тому же он одиночка — не согласовывает свои действия ни с кем. Все говорят, что у него нет друзей, — это и сильное, и слабое его место. Есть коллеги, товарищи по охоте — но я не уверен, что они его поддержат, если что-то пойдет не так. Он зависит исключительно от Путина. Который его ценит и не бросит — не знаю, что должно случиться, чтобы это изменилось.

— А преемником Путина он может стать?

— Нет, он пока еще все-таки недостаточно плейбой для этого. Хотя — все может быть. Детокс-курорты творят чудеса.

— Последний вопрос. Оказавшись перед Сечиным, что бы вы у него спросили?

— Да о чем его спрашивать? О литературе? О джазе? Почему ты, Игорь, дошел до жизни такой? У меня нет к нему вопросов. Как собеседник или комментатор он мне неинтересен.

Комментарии

Новое в разделе «Медиа»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Блиц-крикТеатр
Блиц-крик 

«Мизантроп» Дмитрия Быкова и Элмара Сенькова в «Гоголь-центре»

7 декабря 201822170