16 июня 2017Медиа
15319

Дряблая линия

Что не так с прямой линией Путина?

текст: Анна Голубева
Detailed_picture© Россия 1

Прямая линия проводится в России с начала новой эры. Уникальный медиаформат, придуманный Эрнстом и Добродеевым и неизвестный ни одной развитой стране мира, за 17 лет стал национальной традицией — чем-то вроде весеннего обряда плодородия. Как император Маньчжурской династии в Китае, царь-жрец у древних римлян или Рамзан Кадыров в Чечне символически проводили весной первую борозду — так президент России проводит весной прямую линию, знаменующую его сакральный союз со страной и начало нового земледельческого цикла.

Это единственный момент, когда президент на глазах у всех вступает в контакт не с пресс-секретарем, не с близким окружением, не с красными папками, а напрямую с народом. Еще в прошлом году публичный сеанс ручного управления державой казался вполне эффектным зрелищем — а в этом все заговорили о смерти формата.

Что случилось? Посмотрим на это как на реалити-шоу — которым прямая линия, по сути, и является

Если ежегодный ритуал священной битвы — большой пресс-конференции — предполагает, что президент в одиночку сражается с ордой причудливо одетых орков-журналистов, ловко отбивая «острые вопросы», то прямая линия — обряд единения правителя с народом. Здесь нет места конфронтациям. Но, как во всяком шоу, должны быть свои драматургия и конфликт.

Прямая линия как будто утратила нерв.

Нарушение пропорций

Формально прямая линия — обмен вопросами и ответами, диалог в почти первозданном, античном виде: актер, играющий божество, обменивался репликами с хором. Задавая вопросы, народ как бы испытывает правителя во всех важных сферах жизни — защита рубежей, посевы, дороги, здравоохранение, ЖКХ.

В ходе шоу Путин обычно говорит о глобальной политике, экономике, бизнесе, новых технологиях, попутно демонстрируя подданным развитые риторические навыки и хорошую память на цифры. Большие топики чередуются с проблемами маленьких людей — тут президент являет пример эффективного менеджмента, одной рукой грозя нерадивым чиновникам на местах, а другой делая их работу: подводит газ, организует ремонт, дарит тренажер.

Но в этом году из повестки изъяли практически все вопросы политики и макроэкономики — остался нескончаемый плач о нищенских зарплатах, разоренных жилищах, невыданных пособиях. Тематический баланс нарушился, поток народных бед вышел на первый план, автоматом вырастая до космических масштабов.

К тому же в ответ на очередную жалобу президент предпочел снова и снова недоумевать — «странно, так же быть не должно, федерация же выделила вам денег, не знаю точно, что у вас там такое». Точно знать все это он, понятно, и не должен, но достаточно нескольких подобных ответов, чтобы у зрителя возникло стойкое впечатление — президент не владеет матчастью. Даже поклонники Путина, собравшиеся в студии «Время покажет» после прямой линии, чтобы спеть президенту традиционную хвалу, говорили, что его обманывают, не докладывая об истинном положении дел.

© Россия 1
Никаких чудес

С эффективным менеджментом на этот раз тоже не задалось. В прошлом году на одного городского голову прямо во время прямой линии завели уголовное дело, а одного вундеркинда, который просился на отдых в «Артек», отправили на экскурсию в Сколково. В этом году Путин никого не одарил ни щенком, ни российским гражданством — ничего, кроме обещаний «рассмотреть вопрос», он не раздавал, предоставив разбираться с проблемами мелким чиновникам. Своим отказом от роли волшебника Путин лишил зрителей главного элемента шоу — возможности в реальном времени наблюдать, как вершится возмездие, восстанавливается справедливость и творятся чудеса.

Никаких сюрпризов

Давно известно, что вопросы для прямой линии проходят многоступенчатый отбор. Год назад СМИ подробно рассказали, как инструктируют участников шоу. То, что людей, отобранных для контакта с Путиным, за пару дней до начала церемонии изолируют от мира, переодевают и учат правильно формулировать, никого уже не удивляет. Зрители — что воспитанные телевизором, что выросшие на видеоблогах — знают: сюрпризы ломают ритм, а импровизации хороши тогда, когда отрепетированы.

Главным источником сюрпризов прямой линии всегда был сам президент. Он вносил в шоу элемент непредсказуемости — перебивал ведущих, пускался в пространные объяснения, внезапно обращал внимание на вопрос по СМС или давал слово гостю студии. Это держало участников в тонусе и оживляло атмосферу. Но на этот раз ни одной попытки проявить инициативу и сломать сценарий Путин не сделал.

Он в этом году был даже слишком предсказуем. На вопрос о преемнике повторил то, что уже не раз говорил (его выберет народ). Сведения о личной жизни дословно совпали с тем, что уже было сказано на экспорт — в интервью Оливеру Стоуну (внуки есть, дочери в политику и бизнес не лезут, занимаются наукой и образованием). А в случае с пресловутым стихотворением Лермонтова Путин просто повторил свой прошлогодний разбор.

Чужие руки не должны касаться священного скипетра власти — его подносит гостям Держательница Микрофона.

Слишком контрастная картинка

Прямой эфир, телефон, телеграммы, СМС, ММС, интернет-форумы, соцсети, скайп, а в этом году — специальное мобильное приложение. Каждый год на прямой линии добавляется новое средство коммуникации, это, помимо всего прочего, парад медиатехнологий. Студия шоу в Гостином Дворе должна не только гармонировать с галстуком и голубыми глазами гаранта, но и служить витриной передового телепроизводства. Дизайн, свет, разнообразие точек съемки, слаженная работа кранов и камер, ритм включений из разных точек — все это за 17 лет отточено и отшлифовано до блеска.

Но когда на этом фоне возникают аварийные халупы, руины больниц, разбитые дороги и циклопическая свалка в20 километрахот Кремля — эффект получается несколько двусмысленный. Телеканалы-организаторы — Первый и ВГТРК — старались, как могли, разбавить печальное зрелище. Но постановочные сюжеты, где вопросы задавались на фоне нового аэропорта, строящегося стадиона или самого большого в мире ледокола, только усугубили контраст. С одной стороны, они выглядели слишком уж бутафорскими, а с другой — репортажная картинка все равно проигрывает нарядной студии.

Технические накладки

В умеренных количествах они украшают прямой эфир, придавая ему подлинности. Но на этот раз накладок было многовато. Потеряли связь с Няганью. Потеряли контакт с «Одноклассниками». Объявили, но не смогли вовремя вывести в эфир сюжет из Волгограда. А самой вопиющей стала история с дерзкими СМС, которые всплывали на экране, подчеркивая честность организаторов прямой линии и полное отсутствие цензуры. Целую серию таких СМС — в том числе с вопросами о том, не устал ли Путин, когда в стране появится первая леди и можно ли верить всем этим подставным вопросам, — случайно прокрутили в ПРЯМОМ ЭФИРЕ ДВАЖДЫ.

© Россия 1
Микрофон и папка

Как известно, микрофон в студии прямой линии неприкосновенен. Чужие руки не должны касаться священного скипетра власти — его подносит гостям Держательница Микрофона. Этот институт тоже постоянно совершенствуется: сначала микрофоны в студии носили безвестные лица без речей, потом — молодые телеведущие, а теперь микрофон доверяют исключительно статным и миловидным дочерям народа. Они не только подносят его к губам гостей, но и подбадривают, направляют и напоминают о приличиях. «Помните, краткость — сестра таланта», — напутствовала гостя одна из этих весталок в прошлом году. В этом году в арсенале жриц микрофона появилась папка-щит. Одним движением такой папки Ольга Паутова ловко отправила на место пытавшегося было подняться президента Национального союза производителей плодов и овощей.

И это был, кажется, единственный живой момент в студии прямой линии. Зал на этот раз выглядел сонным и скучным. Смех — неуверенный и не слишком дружный — раздался всего раз за четыре часа эфира. Никто не просил слова, как бывало прежде, не рвался досказать, уточнить или добавить. И никто не аплодировал — даже там, где это предполагалось, например, когда Путин заявил, что «все будет хорошо», и явно ждал одобрения.

Студия шоу в Гостином Дворе должна гармонировать с галстуком и голубыми глазами гаранта и служить витриной передового телепроизводства.

Снижение темпа

У прямой линии принципиально нет регламента — она длится столько, сколько пожелает Путин. Продолжительность контакта президента с народом в разные годы колебалась от двух с половиной до четырех с половиной часов. За этим в последние годы следили с особым пристрастием — ведущие то и дело ликующе восклицали: «Мы в эфире уже два часа! Два с половиной! Три! Поступил миллион вопросов! Полтора! Два!»

В этом году о рекордах говорить не приходилось — и для оживления оглашали количество комментариев в соцсетях. Прямая линия как будто утратила нерв. Ведущим, корреспондентам и модераторам ни разу не пришлось никого торопить. Людей, задающих вопросы, подолгу не уводили из эфира. Более того — впервые в истории многим из них предложили задать еще один вопрос. Кого-то это явно озадачило — тренер по мини-футболу из Калининграда, получив вторую попытку, поинтересовался, что будет дальше с новым стадионом, а выпускники девятого класса из поселка Краснополка попросили президента дать им напутствие. В прошлом году прямая линия длилась 3 часа 40 минут — Путин тогда успел ответить на 80 вопросов. В этом он рассмотрел 73 вопроса за 4 часа.

Почему так холодно?

Прямую линию в этом году отодвинули с весны на лето — а 15 июня оказалось самым холодным за последние 138 лет наблюдений. Прохлада ощущалась и в эфире: президент был скуп не только на подарки, но и на эмоции, он не заводился, не раздражался и ни разу не рассмеялся. А единственная за все четыре часа шутка в его фирменном стиле (о голубых, которых Украине следует опасаться в Европе) увязла в многословных объяснениях.

Персонажей, которые обычно разогревают атмосферу, — детишек с просьбами о велосипеде и старушек, желающих президенту удачи, — на этот раз тоже не было. Стариков прямая линия проигнорировала, а с мальчиком, который по-взрослому пожаловался на вредные выбросы в порту Находки, Путин и говорил по-взрослому, официально. Дела не поправил даже скетч, разыгранный в уфимском роддоме: отец новорожденного младенца, как бы случайно оказавшийся перед камерой репортера, был слишком хладнокровен, а младенец так и не открыл глаза.

Снижение градуса ощущается и среди зрителей. Никто не задал президенту ритуального вопроса о здоровье, рационе и спортивных занятиях. Не слышно традиционных дифирамбов его отличной реакции и прекрасной физической форме — кажется, всем очевидно, что Путин устал.

Не зря он так долго не хотел признаваться, что стал дедушкой.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202229398
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202227939