14 марта 2017Медиа
99380

Минута славы на «Евровидении»

Анна Голубева о военном положении конкурса

текст: Анна Голубева
Detailed_pictureЮлия Самойлова© Продюсерский центр Игоря Матвиенко / ТАСС

Дмитрий Песков призывает не политизировать песенный конкурс «Евровидение» — он прав, куда дальше политизировать. Эту борьбу Россия ведет на международной арене с начала своей новой истории, с 1994 года. Историки еще напишут ее летопись. Как Эрнст снаряжал на «Евровидение» то одного, то другого гладиатора, пытаясь предугадать песенную конъюнктуру. А если примадонну? Не выстрелило. Кого-то свежего и неизвестного? Мимо. Кого-то известного Европе? Недолет. По-русски? По-английски? Дуэт или группу? Девочек? Бабушек? Как повторно брошенный на амбразуру — без особого замаха и не Эрнстом (в тот год кандидата выдвигал канал «Россия») — Дима Билан вдруг победил, и Москва использовала исторический шанс вывести борьбу на новый уровень. Как участие великой державы превратило самодеятельный смотр песни небольших стран в большую гонку с миллионными бюджетами и общенациональной истерией вокруг раздачи баллов.

И вот конкурс опять выходит на новый виток. Теперь «Евровидение» — продолжение войны другими средствами.

Войны давно не мешают Олимпиадам — в наше время разные формы сублимации войн мирно сосуществуют. И деятелям шоу-биза теперь нужно учитывать не столько песенную конъюнктуру — песни всем пишут одни и те же шведские хитмейкеры, — сколько изгибы линии фронта и особенности разных систем залпового огня. Жеребьевка участников украинского «Евровидения» 31 января проходила под грохот канонады в Авдеевке. И если боевые награды спортсменам давно вручают в ставке Верховного главнокомандующего, то и выбор певца на «Евровидение» больше не может обойтись без совета со ставкой.

Песню Юлии Самойловой предъявили публике вместе с новостью о ее выдвижении. Снято видео в полупустой студии Первого канала — вроде бы концертный номер, но непонятно, по какому поводу. Ни музыкантов, ни подпевок, только скупая фонограмма. Немногочисленные зрители рассредоточены по трибунам с явной целью создать впечатление людности. Говорят, снимали наскоро — прямо накануне заявления, что Самойлова будет представлять Россию в Киеве.

В самой кандидатуре Юлии Самойловой нет ничего странного — она участвовала в региональных песенных конкурсах, была финалисткой телепроекта «Фактор А» на канале «Россия 1», выступала на открытии Параолимпиады-2014 в Сочи. Интереснее выглядит способ. Так назначают губернаторов и спецпредставителей президента — внезапно и не того, кого все ждали.

Снято видео в полупустой студии Первого канала — вроде бы концертный номер, но непонятно, по какому поводу. Ни музыкантов, ни подпевок, только скупая фонограмма.

О назначении Самойловой объявили в итоговой информационной передаче Первого «Воскресное время» — за несколько часов до начала совещания представителей стран — участниц конкурса в Киеве. По правилам «Евровидения» канал-вещатель может сам назвать кандидата, свободные выборы не обязательны, хотя многие европейские страны их все еще проводят. Когда-то такое бывало и у нас — но сейчас выглядело бы неуместно, правда?

Еще недавно самым вероятным кандидатом от России считался Александр Панайотов — возможно, его подвела анкета: родился в Запорожье, учился в Киеве (да, в прошлом веке, еще в СССР, но все равно теперь это обстоятельство отягчающее). Предлагалось вообще пропустить это «Евровидение» в столице стратегического противника — за бойкот высказывались не только продюсеры Киркоров и Пригожин, но и депутаты Милонов и Кобзон. Похоже, к этому и шло, но громкий и питательный для рейтингов шум вокруг «Минуты славы» натолкнул кого-то на мысль: о, ведь есть же Юля Самойлова!

И вот великая держава выкатывает на европейскую арену хрупкую певицу на коляске — универсальное оружие. Попробуйте оспорить ее право представлять Россию. Попробуйте не пустить ее на конкурс. Попробуйте недодать ей баллов. Попробуйте сказать, что Россия не создает условий для людей с инвалидностью. Попробуйте предположить, что за девушкой в коляске стоят какие-то расчеты.

Расчет на то, что таки да, попробуют, уже оправдался. Выдвижение Юлии бурно обсуждают в медиа и соцсетях — и поводов для возмущения набралось больше, чем можно было вообразить. Кто ругает ее английское произношение, кто — решение выступать в стране, воюющей с детьми Донбасса, кто — решение выступать за страну, враждебную стране, воюющей с детьми Донбасса. А Иосиф Кобзон, например, считает, что ей негоже ехать на конкурс здоровых исполнителей. Столько вариантов — под стать слогану нынешнего «Евровидения» «Celebrate diversity».

Про Юлю высказались уже не только Песков, но и глава украинского МИДа, и наша Мария Захарова, и Андрей Макаревич. Шума с запасом хватит до мая, Первому каналу не придется натужно генерировать инфоповоды. А ведь Украине еще предстоит решить, идти ли на принцип или все же пустить Самойлову в Киев. Если там тоже будут тянуть с решением до последнего, саспенса прибавится. А какие перспективы откроются, если ее пустят! А если не пустят!

Снисходительное отношение к инвалидам их унижает. И не надо, как говорит Литвинова, эксплуатировать эту тему.

Людям с инвалидностью прежде случалось участвовать в «Евровидении» — но не в роли системы залпового огня. Как Юлия Самойлова это выдержит? Ей ведь еще петь — вполне здорового и спортивного Сергея Лазарева в прошлом году тренировки перед «Евровидением» довели до обморока. Кстати, тогда имя российского участника объявили в середине декабря — за полгода до конкурса. Сейчас середина марта — у Юлии Самойловой, недавно перенесшей операцию, остается на подготовку два месяца.

Но мы же выяснили — спасибо танцору Смирнову, Познеру, Литвиновой и «Минуте славы», — что снисходительное отношение к инвалидам их унижает. И не надо, как говорит Литвинова, эксплуатировать эту тему.

И вообще Юлия сама этого хотела — с детства. Вот же она пишет про свое выдвижение: «Счастье. Все, что мне нужно для счастья, — это солнце сафитов, прибой ваших оваций и биение сердца в такт с музыкой!!!»

Диана Шурыгина© Первый канал

Диана Шурыгина сама согласилась выпить с будущими насильниками. А потом сама согласилась, чтобы из ее истории сделали целых пять выпусков шоу «Пусть говорят». Ее родители сами согласились принять в нем участие. Рената Литвинова и Владимир Познер сами согласились играть злодеев в «Минуте славы» — а потом согласились развивать сюжет и объясняться на камеру с танцором, которого обидели.

Кто кого заставляет? Все сами. Кто виноват? Был один сотрудник канала, его уже уволили. Что делать? Расслабиться и получать если не удовольствие, то компенсацию.

Первый канал получает прибой ваших оваций и хорошие рейтинги. Члены жюри «Минуты славы» получают плату за работу в шоу и связанные с ней неудобства. Участники конкурса получают минуту славы, ее можно монетизировать. Диана Шурыгина, у которой эта минута так растянулась, получила полмиллиона подписчиков, нашла продюсера, рекламирует бижутерию и на последний эфир «Пусть говорят» приходила уже в ней. На войне как на войне.

Ну и чем «Евровидение» не социальный лифт для певицы, которая обычным российским лифтом воспользоваться не может?

И вы не смущайтесь, пристегните вторую ногу.

Комментарии

Новое в разделе «Медиа»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте