22 июля 2016Медиа
38

Покемоны и враги открытого общества

Илью Клишина покемоны неожиданно вдохновили на манифест

текст: Илья Клишин
Detailed_picture© Getty Images

Дело даже не в покемонах, которых надо ловить и тренировать при помощи экрана дополненной реальности в телефонах. То, что пикачу и прочие карманные монстры триумфально вернулись через двадцать лет, взорвав по скачиваниям все магазины мобильных приложений, — бесспорная маркетинговая и коммерческая удача Nintendo, но это, пожалуй, тема для серьезного бизнес-исследования. Не должны нас занимать даже и поведенческие рассуждения о том, что игра-де заставляет теперь ходить по улицам. Важнее то, что она говорит о нас и обществе в целом.

В России, где покемонов прокомментировали уже депутаты, сенаторы, церковь и пресс-секретарь Путина, игра даже еще не вышла. Однако десятки, а то и сотни тысяч людей уже играют в нее полулегально, убедив свои телефоны в том, что они живут в Америке (можно еще выставлять Австралию, например, но обычно все ставят США), что само по себе символично и в некотором роде напоминает консюмеристские манифесты журнала «Афиша» образца так 2009 года — убедить себя, что мы уже сейчас на Патриарших прудах или в Замоскворечье живем не в ∗∗∗, а в Европе.

Себя убеждали-убеждали, да и оказались с хипстерской прической на пути к модной фалафельной в разрытом городе, где не работает нормально ни один политический институт. С телефоном оказалось чуть проще: процедура «переубеждения» занимает всего пару минут и обходится без всяких кризисов самоидентификации и экзистенциальных страданий вроде набивших оскомину «велодорожек в концлагере».

Это не просто bon mot: все это множество людей — от медиаменеджеров до студентов, от бизнесменов до дизайнеров — вполне живет ментально в Штатах, точнее, даже не в Штатах, а на Западе в широком смысле этого слова. В полуархаичной России, прыгнувшей из деревни в авторитарный постмодерн образца Франко, Салазара или черных полковников, они уже живут на пятьдесят лет вперед. Они видят свою страну сильной и свободной, видят ее частью развитого мира.

Убеждали-убеждали, да и оказались с хипстерской прической на пути к модной фалафельной в разрытом городе, где не работает нормально ни один политический институт.

Может, это прозвучит немного нелепо, но люди, которые берут телефон и выходят на улицы ловить покемонов, — это агенты перемен, чье сознание открыто новому и неизведанному; большая редкость в путинской России, где раньше высшей ценностью было не расплескать, не растерять, удержать мгновение, а когда мгновение было упущено, а точнее, умышленно и под улюлюканье растоптано крымским наркотиком, общее настроение тут — смотреть в прошлое и как бы чего не вышло. Ценности спальных районов заключаются в вечном сне и беге по кругу. Это переиздание «Осеннего марафона», новый брежневский застой, только еще хуже, потому что перестройка уже была и неясно совсем, что тут может помочь.

Реакция властей на покемонов как раз предсказуема. В Кремле их лучше не ловить, в церквях тоже. Сенаторы видят в них происки дьявола. Коммунисты просят их проверить. Даже непонятно, искренне все это или просто реакция отторжения чего-либо нового и свежего доведена до автоматизма. О чем думают все эти люди, приезжая на машине с мигалкой домой, к своим корги (или к кому они там приезжают), боятся ли они и правда пришествия Сатаны через пикачу, закрывая глаза перед сном? Скорее нет, они боятся разве что пустоты, разъедающей их изнутри. Они убили будущее не только в себе; они убивают будущее каждый день для нас всех, обрекая нас на тоску и отчаяние.

Сегодня в России гражданский подвиг — поверить, что завтра существует. Что завтра может быть чуть лучше, чем сегодня. Что будущее сказочно, как мы мечтали когда-то в детстве. И люди, которые выходят на улицы — нет, не драться с ОМОНом, а ловить покемонов, — делают нам доброе дело. Они возвращают мечту.


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Илья Будрайтскис: «Важным в опыте диссидентов было серьезное отношение к чужим идеям»Вокруг горизонтали
Илья Будрайтскис: «Важным в опыте диссидентов было серьезное отношение к чужим идеям» 

Разговор о полезных уроках советского диссидентства, о конфликте между этикой убеждения и этикой ответственности и о том, почему нельзя относиться к людям, поддерживающим СВО, как к роботам или зомби

14 декабря 202222405
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий»Вокруг горизонтали
Светлана Барсукова: «Глупость закона часто гасится мудростью практических действий» 

Известный социолог об огромном репертуаре неформальных практик в России (от системы взяток до соседской взаимопомощи), о коллективной реакции на кризисные времена и о том, почему даже в самых этически опасных зонах можно обнаружить здравый смысл и пользу

5 декабря 202221027
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговорВокруг горизонтали
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговор 

Что становится базой для массового протеста? В чем его стартовые условия? Какие предрассудки и ошибки ему угрожают? Нужна ли протесту децентрализация? И как оценивать его успешность?

1 декабря 202237157
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 202221047
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202230913