Второе дело Трушевского: изменилось ли арт-сообщество за девять лет?

Художницы, критики и редакторы — о том, как мы сегодня реагируем на темы насилия

1 из 8
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    Надя Плунгянисторик искусства, куратор, редактор раздела «Искусство» COLTA.RU

    В начале недели арт-сообщество всколыхнула плохая новость — художника Илью Трушевского снова обвинили в изнасиловании молодой девушки. Журналистка Рита Бондарь сама рассказала о случившемся в Фейсбуке: поначалу она не хотела подавать заявление, но уже через день изменила мнение и сообщила, что к ней присоединились и другие женщины, недавно пострадавшие от Ильи. Буквальный повтор громкого дела девятилетней давности заставил людей задуматься, много ли изменилось с тех пор в художественных средах и в обществе в целом.

    Напомню, в 2010 году дискуссия шла на площадке LiveJournal и началась с растерянного поста свидетеля преступления — поэта Николая Никифорова, который все же решился вызвать милицию. Несколько его постов тут же обросло многостраничными хейтерскими комментариями — тряпка, богема, почему не набил морду, не мужик. Пострадавшая девушка скрывала свои имя и лицо, ее фотографии полоскали в сети. Наконец — большая часть арт-сообщества выступила единым фронтом в защиту художника, хотя речь шла совершенно не об искусстве: «Если он урод, то это наш урод».

    Подробную хронику событий, после которых художник все же получил пятилетний срок за попытку изнасилования, можно найти здесь. СМИ внимания к ситуации поначалу почти не проявили: новости и пара неопределенных статей о нравах богемы. Аналитический материал решилась опубликовать только Мария Степанова: COLTA.RU (OpenSpace.ru) впервые сознательно предоставила площадку феминисткам. Я написала центральный текст, модераторка сообщества feministki Frau Derrida кратко объяснила, почему жертва не виновата в изнасиловании. В третьем разделе я пыталась собрать мнения арт-сообщества, но говорить почти никто не хотел.

    Сейчас мне грустно читать свой материал: хотя статья имела успех, сегодня кажется, что я пишу банальности, пытаясь заинтересовать читателя, который не готов слушать. Отчасти это верно — почти все защитники Трушевского остались при своих мнениях: в 2013 году пресс-релиз одной из выставок Ильи сообщал, что художник «пострадал после банальной вечеринки», и Сергей Гуськов, редактор Кольты, даже организовал вокруг этой новости круглый стол.

    И все же «дело Трушевского» стало нарицательным, а странная реакция арт-среды вспоминалась потом в контексте всех похожих дискуссий — будь то тексты о «культуре изнасилования», статья Беллы Рапопорт «Обыкновенный сексизм», дело Дианы Шурыгиной, погром на выставке «Феминистский карандаш — 2», круглый стол «Гаража» о харассменте в арт-среде и эфир «Радио Свобода» на ту же тему, #MeToo с обвинениями Яна Фабра, флешмоб #ЯНеБоюсьСказати и скандал в 57-й школе, «Медузагейт» и так далее. Безусловно, новой вехой (2017) стала впечатляющая и совершенно противоположная событиям 2010 года консолидация театрального сообщества в контексте обвинения в изнасиловании и побоях, предъявленного Петру Павленскому, куда более известному, чем Трушевский.

    Не то чтобы в 2019 году ускорился интернет, но какая-то смена этики все же произошла. Феминистское движение успело пережить расцвет, кризис и спад и стало постоянной частью общественной жизни в России. В 2009 году харассмент был темой только для сообщества feministki, куда люди из актуального искусства старались не соваться, чтобы не уронить престиж. Сейчас феминистских сообществ уйма: они позволяют обсудить не только политические, но и просто психологические проблемы, и как раз в одном из них первоначально и обсуждалось новое «дело Трушевского». Более того, на фоне борьбы за пересмотр дела сестер Хачатурян или недавнего жестокого убийства ЛГБТ-активистки Елены Григорьевой новая ситуация вокруг Трушевского выглядит скорее еще одним ужасным случаем бытового насилия, нежели фактом именно художественной жизни. В комментариях у Риты Бондарь и мужчины, и женщины буквально уговаривают ее писать заявление.

    Интересно еще вот что: не успела я начать обдумывать этот материал, как столкнулась с суровой критикой со стороны нескольких знакомых и незнакомых мужчин, близких к арт-сообществу, — мне писали, что Кольта должна была буквально немедленно прореагировать на ситуацию, выступить общественно, что Кольта намеренно отмолчалась, а это медийный позор и низкое качество работы. Думаю, такая реакция — хорошая новость: люди ждут от СМИ развернутой аналитики, в том числе и феминистской, хотят обсуждения сложных проблем, где медиа станут их компасом, даже если сами писать и предлагать такие статьи они совершенно не готовы. Впрочем, как редактор, я уже не считаю, что раздел «Искусство» обязан проговаривать какие-то азы прав человека. В этом материале я постаралась собрать не очевидные оценки первого плана, а более глубокие и разнообразные мнения о проблеме, из которых можно составить представление о дискуссиях внутри художественного сообщества.

    Подписывайтесь на наши обновления

    Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

    Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

    RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте