Второе дело Трушевского: изменилось ли арт-сообщество за девять лет?

Художницы, критики и редакторы — о том, как мы сегодня реагируем на темы насилия

6 из 8
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    Анастасия Инопинаактивистка РФО «Она»

    На мой взгляд, проблема с «художественным сообществом» в России в том, что оно умудряется воспроизводить миф о Художнике, противопоставленном обывателям, стремится разделять искусство и жизнь. Казалось бы, искусство — уже давно не индивидуальный процесс (если оно когда-то таковым было), оно встроено в нашу повседневность: существует множество школ, ученики которых должны выдавать по концепции для выставки каждую неделю, есть коучи для художников. И, когда речь идет о производстве образов, деньги оказываются замешаны точно так же, как и при производстве железных труб: что за прекрасное прикрытие для крупных капиталистов, пренебрегающих интересами общества, — создать фонд или галерею (привет, Анна Нова!).

    В общем, художник уже давно не «звезда», которой можно простить что-то за творчество. Он делает искусство в сотрудничестве с множеством людей, с которыми ему необходимо считаться. Это такая банальная этика — считаться с теми, с кем ты работаешь.

    Но при этом мы до сих пор можем услышать невнятный лепет о том, что нужно разделять искусство и жизнь, если вдруг речь заходит о насилии со стороны художника. Человек, который подписывает приказ о зачислении двадцати студентов в арт-школу, говорит, что изнасилование актрисы бутылкой оправданно, если в конечном итоге мы получаем искусство.

    У меня лишь один вопрос: где находится этот конкретный момент, когда становится точно известно, что результатом станет настоящее искусство, и насилие будет оправданно? Каждому из студентов арт-школы нужно дать карт-бланш на насилие? Но где гарантия, что они создадут что-то стоящее, а не посредственное вторичное дерьмо? Да и почему это «стоящее» должно оправдывать насилие, почему аффекты, которые переживают зрители, более ценны, чем травма пострадавш_ей? Не лучше ли действительно разделить «искусство» и «жизнь»?

    Я считаю, что в том, что в этой условной дихотомии зовется «жизнью», субъект, применяющий насилие (особенно к представителям миноритарных групп), должен быть наказан. Мне бы хотелось, чтобы насильники в нашем обществе подвергались остракизму, которому на данный момент несправедливо подвергаются жертвы насилия. Человеку, совершившему насилие, не нужно подавать руки вне зависимости от того, художник он, сварщик или продавец овощей. Так что я за то, чтобы действительно разделять жизнь и искусство, и художники, применяющие насилие, не должны получать ни гроша на поддержание своей жизни, а искусство они могут делать из найденных камней, например, и выставлять его в лесу анонимно.

    Подписывайтесь на наши обновления

    Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

    Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

    RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
«Когда жертву назначают — это фальшивый нарратив. И неважно, что он создан ради высшей цели. Если ты хочешь определить, кто здесь жертва, посмотри на мир!»Общество
«Когда жертву назначают — это фальшивый нарратив. И неважно, что он создан ради высшей цели. Если ты хочешь определить, кто здесь жертва, посмотри на мир!» 

Катерина Белоглазова узнала у Изабеллы Эклёф, автора неуютного фильма «Отпуск», зачем ей нужно было так беспокоить зрителя

12 декабря 20191609
Виржиль Вернье: «Я испытываю страх перед неолиберальным миром. В кино я хочу вернуть себе силу, показать, что мы не боимся»Общество
Виржиль Вернье: «Я испытываю страх перед неолиберальным миром. В кино я хочу вернуть себе силу, показать, что мы не боимся» 

Алексей Артамонов поговорил с автором революционного фильма «София Антиполис» — полифонической метафоры сегодняшнего мира в огне

12 декабря 20191056
«Чак сказал: “Она — секс-робот. Как мы можем сделать понятным для зрителя, что я с ней не сплю? Мы ведь только что познакомились”»Общество
«Чак сказал: “Она — секс-робот. Как мы можем сделать понятным для зрителя, что я с ней не сплю? Мы ведь только что познакомились”» 

Поразительный фильм Изы Виллингер «Здравствуй, робот» — об андроидах, которые уже живут с человеком и вступают с ним в сложные отношения. И нет, это не мокьюментари, а строгий док

10 декабря 20192435