8 августа 2013Современная музыка
6461

«Единственный выход — сотрудничать с поклонниками напрямую»

Основатель популярной рок-группы ШУРА БИ-2 объясняет, почему они пишут песни для Елки и как работает краудфандинг

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© «Би-2»

9 августа группа «Би-2» дает в клубе «16 тонн» традиционный летний концерт, на который все билеты давно проданы. Это неудивительно, учитывая активность, изобретательность и предприимчивость, с которыми «Би-2» ведут свои дела. За этот год группа объездила всю Россию с тремя разными концертными программами и выпустила двойную пластинку проекта «Нечетный воин 3», в записи которого приняло участие больше десятка артистов из параллельных миров — от самарских британоманов Bajinda Behind the Enemy Lines до Владимира Преснякова и Андрея Мисина, которых уже никто и не ассоциирует с рок-музыкой (а, кстати, зря). На запись «Нечетного воина 3», как и на свой альбом «Spirit», группа собрала миллион рублей у поклонников через краудфандинговую сеть Planeta.ru — и это тоже для нашей музиндустрии рекорд. COLTA.RU поговорила с основателем, гитаристом и вокалистом группы Шурой Би-2 о том, почему они вдруг написали песни для Елки, Преснякова и Мисина, и, разумеется, о том, как работает краудфандинг.

— Вы где-то говорили, что «Нечетный воин» — это для вас прежде всего эксперимент, возможность сделать то, что нельзя сделать в рамках «Би-2».

— Не то что нельзя. Просто так сложилось, что «Нечетный воин» — это такой арт-проект. В нем практически нет никаких рамок. Самые интересные находки иногда переходят на альбомы «Би-2».

— «Нечетный воин 3» записан и выпущен. На него уже есть реакция публики и журналистов. Вы уже поняли, что перейдет на будущий альбом «Би-2», а что нет?

— Уже переходит. Прямо сейчас идет запись четырех новых песен «Би-2». В августе мы летим в Лондон и будем их сводить. Туда перейдут какие-то наработки со звуком, которые мы нашли в первой части «Нечетного воина 3».

«Нечетный воин 3» на «Яндекс.Музыке»

— Именно в первой? Вторая, «Dark Side», звучит еще более неожиданно, чем первая. На ней аранжировки делал ваш дядя Михаил Карасев?

— Да, за исключением двух песен на второй пластинке, для остальных он сам сделал все аранжировки в своей студии. Мы их только дорабатывали в Москве.

— Первая часть пластинки — это ваше видение звука, а вторая — его.

— Там и материал немного разный. Если в первой части использована доступная песенная форма — куплет-припев-проигрыш, то во второй части нет никаких рамок вообще. Карась (мы его так называем) подсел на Amon Tobin и всякую индитронику.

© «Би-2»

— Сколько Михаилу Карасеву лет?

— Он 1953 года рождения. У него была группа «Солнечная сторона». В Белоруссии, по-моему, это была первая нью-вейв-группа. Они играли где-то с 1980—1981 года. В советские времена можно было быть, конечно, рок-группой, но если ты хотел зарабатывать деньги и гастролировать, ты должен был быть при какой-то филармонии. Он забрал всю группу из Белоруссии, и они поехали в Костромскую филармонию, где стали группой «Россияне». Играли концерты в три отделения, где в первом могли петь свои песни, а в остальных исполняли песни советских композиторов. Потом они ушли из филармонии, собрали студию и записали несколько магнитных альбомов, которые были близки по духу американскому нью-вейву типа The Cars.

Михаил Карасев писал песни на протяжении всех восьмидесятых. Где-то записывали, как-то выступали. Потом он уехал в Израиль. Мы все вместе уехали. В 1990-е он практически не занимался музыкой, но потом, когда «Би-2» вернулись в Россию, он уже стал приезжать к нам, и какие-то его песни мы уже записывали для наших альбомов. В 2005-м мы придумали проект «Нечетный воин», состоящий только из его песен. В первом «Нечетном воине» было много старых песен Карасева, малоизвестных, которые мы переаранжировали и переделали, а вот в последнем «Нечетном воине» уже практически все песни написаны им за последние несколько лет.

— Вы играли в «Солнечной стороне»?

— Да, там и я играл, и Лева играл. Мы все играли в этой группе. Он курировал первый состав «Би-2». На первых фестивалях мы играли на их инструментах.

Не поняли наших экспериментов.

— В интервью вокалистки «Солнечной стороны» я прочитал, что у вас еще была какая-то панк-группа.

— «Би-2» тогда играли ска-панк. Я был большим поклонником The Police, UB40… Что мы еще тогда слушали? Левчик больше электро: Depeche Mode, Ultravox, даже Alphaville. Но такой звук мы не могли себе позволить, а набрать духовиков и играть что-то похожее на The Police с дудками — это мы могли.

— Я послушал ваш альбом 1988 года «Изменники Родины» — мне показалось, что он похож на «АукцЫон».

— Да там все, что мы слушали в то время: «Кино», «Звуки Му», «АукцЫон», ранняя «Алиса», «Аквариум», «Ноль» — Ленинградский, Московский и Свердловский рок-клубы. Одни из любимых групп были «Центр» и еще «Альянс», поскольку мы всегда тяготели к нью-вейву. Мы не относились ко всему серьезно, мне было 18, Левке — 16.

— В рецензиях на нового «Воина» в основном обсуждается, какие музыканты были приглашены в проект. Больше всего журналистов удивляют фигуры Владимира Преснякова и Елки. Они же типа из поп-музыки. Почему?

— Еще там есть Андрей Мисин. Я не вижу здесь никаких странностей. В проект попадают замечательные музыканты. Плюс у нас со всеми дружеские отношения. С Елкой мы были знакомы давно, но стали дружить в последние несколько лет. Она может петь и r-n-b, и поп-музыку, что угодно. Она абсолютно свободна и очень крутой вокалист. С Пресняковым такая же история — он крутой вокалист. Песня, которую мы сделали, — «Я иду за тобой» — это красивая рок-баллада, где ему дали возможность раскрыться.

— Ваших поклонников это не удивляет? Ведь история «Би-2» последних лет завязана на отношениях с поклонниками, сотней тысяч человек «ВКонтакте». Это к чему-то обязывает? Условно говоря, вы позовете Аллу Пугачеву, а поклонники не поймут.

— Мы за последние годы приучили поклонников к тому, что каждый альбом «Би-2» отличается от предыдущего. Плюс у нас еще много сторонних проектов. Мне кажется, наши поклонники уже привыкли к сюрпризам. Тут либо песня хорошая, либо плохая, вот и все.

— Чтобы пригласить музыканта в «Нечетного воина», вам сначала надо с ним познакомиться?

— Сначала либо в процессе. Вот с Мисиным мы не были знакомы до работы над этой пластинкой. Но нам всегда нравилось, что он делал в конце 80-х и в 90-е, и нам захотелось сделать ему песню, как будто бы ее написал Мисин, но что-то такое похожее на последний Radiohead c элементами Майкла Наймана, с его скрипичными экспериментами. Потому что Мисин давно ничего не записывал — он писал песни для Пугачевой и Орбакайте, но петь перестал где-то в конце 90-х. Захотелось — и такая песня получилась. Мисин даже сказал: «Такое чувство, что я ее сам написал». Кроме того, Андрей рассказал, что переругался из-за нее со своими друзьями и знакомыми, которые говорили: «Что это за звук?! Почему голос провален?!» Не поняли наших экспериментов (смеется).

Халяву пока еще никто не отменял.

— Очень приятно, что вы приглашаете к сотрудничеству еще и молодых музыкантов, которые нуждаются в поддержке. Интересен ваш процесс взаимодействия с ними. Они, понятно, у вас учатся, а вы получаете от них что-нибудь?

— Например, группа Bajinda Behind the Enemy Lines еще с прошлым вокалистом играла у нас на вечеринках, когда у нас еще была радиопрограмма «Биология», — они мне всегда нравились. Когда полтора года назад они мне прислали свой альбом уже с новым вокалистом, я был просто удивлен. Я ходил по друзьям-музыкантам в предместьях Лондона, ставил им альбом и спрашивал: «Ребята, как вам команда?» Это абсолютно британский инди-рок, очень круто сделанный. Может, звучит немного не так хорошо. Конечно, такие интересные явления могут попасть и на нашу пластинку. Кто еще? Женя Любич. Я тоже ее достаточно давно знаю, как и Варю Демидову. InWhite — очень интересная группа. Они даже несколько раз играли вместе с нами.

— Группа «Би-2» заслуженно считается лидером краудфандинга в России среди музыкантов. Можете дать несколько ценных рекомендаций другим музыкантам, как правильно собирать деньги у поклонников?

— У нас пока краудфандинг так четко и моментально не работает, как, например, в Англии, Германии или Америке. У нас еще потребуется какое-то время, чтобы приучить людей. Наш народ за последние 20 лет привык получать музыку на халяву — у пиратов или в интернете. Когда мы впервые затеяли краудфандинг для записи альбома «Spirit», мы собирали деньги в течение года. Очень долго объясняли поклонникам, почему это лучше, чем если они пойдут в магазин или просто скачают альбом. Придумывали для них различные бонусы.

Нам удалось завоевать доверие поклонников — они поняли, что напрямую поддерживают группу. Когда мы объявили сбор средств на вторую пластинку — «Нечетного воина 3», то 90% тех поклонников, которые поддержали первый альбом, поддержали и новую акцию. К ней у нас было больше возможностей и подарков. Поддержавшие нас фанаты первые услышали синглы — мы устроили для них закрытое прослушивание. В день релиза разослали цифровую версию. Потом — диск, так как «Почта России» у нас работает ужасно, то в некоторых регионах люди получали пластинку месяц-полтора. Но, насколько я знаю, все уже получили свои лоты и довольны.

© «Би-2»

Так как сейчас рекорд-бизнес практически отсутствует, за краудфандингом, мне кажется, будущее. Когда мы начинали со «Spirit» на Planeta.ru, помимо нас этим занималась еще пара групп. Сейчас уже многие наши коллеги — и Brainstorm, и «Сплин», и Диана Арбенина, и Глеб Самойлов — собирают деньги и общаются со своими поклонниками напрямую. Я думаю, через какое-то время поклонники будут еще больше поддерживать музыкантов. Но халяву пока еще никто не отменял. Как только пластинка вышла, она уже через час была во всяких торрентах.

— Вы согласны, что в краудфандинге очень важно каждый раз придумывать какие-то новые фишки для поклонников — бонусы, предложения, инициативы?

— Конечно! Когда мы собирали на альбом «Spirit», у нас было всего три лота, а сейчас порядка десяти. Больше всего интересны поклонникам всякие закрытые презентации или закрытые прослушивания, где они могут с нами нормально пообщаться. Вот это работает. Плюс всякие рукодельные лоты.

— При этом большое значение в успехе вашей пропаганды краудфандинга имело то, что группа «Би-2» много гастролирует, ездит по всей России, и вы на каждом концерте имели возможность вести разъяснительную работу.

— У нас есть такая фишка — мы фотографируемся с залом уже на протяжении двух или даже трех лет. Каждый поклонник может найти себя на этой фотографии. И на протяжении этих же лет мы объясняли поклонникам, что такое Planeta.ru, краудфандинг, или хотя бы предлагали людям зайти на сайт посмотреть на фотографии. Они заходили на Planeta.ru и находили для себя что-то интересное. Так мы и продолжаем.

Мы сделали выбор в пользу «Би-2», потому что это — то, чем мы жили всегда.

Знаешь, даже когда рекорд-бизнес хорошо себя чувствовал, мы практически никаких роялти не получали. Как лейбл объяснял — из-за пиратов. Сейчас мы сотрудничаем с поклонниками напрямую и знаем, сколько можем им предложить. Понятно, что тех сумм, которые мы собираем на запись пластинки, не хватает даже на половину реальных расходов. На «Нечетного воина 3» мы положили полтора года. Он писался в Москве, одна пластинка сводилась в Лондоне у Эдриана Бушби, который не дешевый продюсер, вторая — в Австралии и мастерилась в Америке. Но хотя бы треть суммы эти деньги покрывают — и это приятно. Потому что если ты сейчас предложишь купить новый альбом рекорд-компании, тебе назовут смешную сумму. Они сами не понимают, сколько сейчас могут продать дисков. Единственный выход — сотрудничать с поклонниками напрямую.

— Да, это важно, но зарабатываете вы в основном концертами и гастролями. В этом смысле ничего не поменялось?

— Нет, конечно. Группа «Би-2» много гастролирует. В этом году мы сделали три программы, с которыми ездим по стране: где-то доигрываем программу «Spirit» плюс мы сделали акустическую программу с «Записками из зала» и программу с симфоническим оркестром. Концертов много — и, конечно, это основной доход музыкантов. Потому что с рекорд-бизнеса и раньше никто из нас не жил, а сейчас и подавно.

© «Би-2»

— Меня всегда интересовало: как вы решились вернуться с «Би-2» в Россию? Вы ведь там уже адаптировались, и у вас же наверняка были за границей более ясные перспективы. Это ведь трудно — вернуться и начать все сначала.

— Более того, у нас тогда была и австралийская группа Chiron, которая играла дарк-вейв и плотно гастролировала. Мы с Левой были гитаристами и писали всю музыку. Вокалист и басист были осколками группы Icon, достаточно известной в Австралии, а барабанщик был русский, Вадим, — сейчас он веб-мастер нашего сайта.

Тогда, в конце 1999-го, у нас был выбор — либо ехать в Россию с «Би-2», либо ехать в Германию и Италию, где на фирме Apollo мы выпустили первый альбом Chiron, и заключать новый контракт. Мы сделали выбор в пользу «Би-2», потому что это — основная наша группа и то, чем мы жили всегда. Это был совершенно естественный выбор.

— А что стало с Chiron?

— Мы уехали, и группа развалилась.

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте