Новое имя: Hmot

Лауреат премии Курехина Станислав Шарифуллин о том, почему он закрыл лейбл Gimme5 и зачем организовал новый — кассетный Klammklang

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Hmot

2 ноября в Красноярском музейном центре пройдет фестиваль «Ночь русской электроники», в котором примут участие «Эхолов» (Красноярск), Ferrein (Новосибирск), Hmot (Красноярск), Speck (Новосибирск), Foresteppe (Бердск), Наум Блик (Екатеринбург), «Самое Большое Простое Число» (Санкт-Петербург), Nocow (Санкт-Петербург) и Mujuice (Москва). COLTA.RU продолжает знакомить вас с участниками фестиваля.

Псевдоним Hmot, который взял себе житель Красноярска Станислав Шарифуллин, должен быть хорошо известен людям, пристально следящим за состоянием российской электроники. Организованный им в 2009-м блог Gimme5 постепенно пришел к изданию молодых русских продюсеров — Moa Pillar, Nocow и Damscray. В 2010-м Станислав стал автором идеи и куратором сборника российских битмейкеров «Fly Russia», который вышел на лейбле Error Broadcast и привлек к новой волне русских электронщиков внимание американских медиа — в частности, огромная статья по мотивам трек-листа «Fly Russia» появилась на популярном сайте Pitchfork.com. В 2011 году стал призером Премии Сергея Курехина в области современного искусства за совместный проект с видеохудожником Тарасом Гешем на фестивале «Электромеханика». В 2012-м выпустил совместный альбом с Nocow «Lost in Taiga».

В этом году Станислав Шарифуллин защитил кандидатскую диссертацию по теории языка, принял участие в организации фестиваля «Ночь русской электроники», запустил кассетный лейбл Klammklang и записал специальный подкаст для COLTA.RU, в полчаса которого спрессовал классику экспериментальной музыки и собственные полевые записи.


— Появление блога и лейбла Gimme5 взбодрило российских журналистов и музыкантов. Почему ты приостановил его деятельность в 2011 году?

— Если честно, то мне до сих пор кажется, что деятельность Gimme5 была во многом переоценена — просто и блог, и лейбл появились в нужном месте и в нужное время. Ну и, естественно, свою важную роль сыграли эти прелестные космические леденцы, визуальный стиль, тут спасибо Роме Любимову. Поначалу было крайне интересно этим всем заниматься, а потом стало надоедать — запал пропал, да и сопровождающая музыкальная эстетика как-то поизносилась. Пора было наконец признаться самому себе, что магии не осталось, что хватит тянуть лямку и надо уже закругляться. Я, конечно, очень ценю приобретенный опыт, но как-то хотелось бы двигаться вперед. Да и воспоминания остались самые приятные, как из детства.

— Как ты сейчас настраиваешь свои фильтры по отбору музыки? Кто для тебя авторитет?

— За новой музыкой я как-то устал следить — сегодня ее слишком много. Иногда глаз цепляется за что-то интересное в почте или соцсетях — в основном это оригинальные электронные проекты или какая-нибудь полузабытая музыка семидесятых.

Конечно, было приятно получить премию. Хотя было бы приятнее, если бы она была денежной.

— Знают ли твои коллеги по университету, что ты делаешь музыку, и как к этому относятся?

— Коллеги по университету вряд ли знают про музыку — я вообще на эту тему не очень люблю распространяться, не думаю, что им будет интересно. Хотя я работаю с двумя моими очень хорошими друзьями — эти точно в курсе. Еще вот мой бывший научный руководитель недавно узнала, теперь просит записать диск!

— Что ты думаешь — как музыкант и организатор лейбла — о возможности продвижения русского электронного музыканта за рубежом? Что нужно делать? Помогают ли премии? Что работает, а что нет?

— Конечно, было приятно получить премию. Хотя было бы приятнее, если бы она была денежной. Тогда я бы купил себе синтезатор, что-нибудь из Dave Smith Instruments — у них такие классные штуки! А если серьезно, то не думаю, что премия как-то повлияла на продвижение. Впрочем, я в этом слабо разбираюсь и вообще пока не особо преуспел — про мою музыку и в Красноярске-то знают от силы человек десять, один из которых — бывший научный руководитель, если помните. Так что грош цена моим рекомендациям. Хотя совсем отчаявшимся советую подписаться на какую-нибудь рассылку из серии «Как стать успешным музыкантом» — они забавные, чем-то напоминают всю эту ересь с пикаперских форумов. Там рассказывают о том, как утроить продажи компакт-дисков, найти менеджера своей мечты и собрать легион преданных фанатов — полный улет. Только не спрашивайте меня, откуда я об этих рассылках знаю.

— Почему ты сейчас запустил кассетный лейбл и в какую сторону планируешь его развивать?

— Тут все достаточно банально. Мне еще с детства нравилась пленка, я и музыку начинал слушать на бобинах, не на виниле. И, естественно, уже позже я стал счастливым обладателем коллекции самой очаровательной музыки, какую можно было найти в то время: индастриал, дум, нойз, блэк-метал, весь этот сладж и прочие радости. В продаже, особенно в Лесосибирске, все это было найти невозможно, поэтому кассеты неоднократно переписывались, а вкладыши представляли собой в самом лучшем случае дрянную черно-белую ксерокопию, иногда чьего-то почерка.

В общем, захотелось переложить эту эстетику на современную экспериментальную музыку — не обязательно электронную, хотя первый релиз на Klammklang будет именно таким. Опять же о планах рассказывать пока рано — для начала неплохо бы стартовать.

В ноябре 2013 года Hmot готовит к выпуску новый мини-альбом «Oneirology».

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм»Общество
Наше нынешнее состояние похоже на «принудительный аутизм» 

Сегодня, во Всемирный день распространения информации об аутизме, вы можете помочь фонду «Антон тут рядом». Почему это важно именно сейчас — объясняет Любовь Аркус в маленьком тексте и маленьком фильме

2 апреля 2020495