18 сентября 2013Современная музыка
161100

Персона COLTA. Серж Танкян: «Придется поменяться и власти, и олигархам»

Лидер System of a Down о царистских замашках президентов постсоветских стран, бойкоте Олимпиады в Сочи и своей любви к джазу

текст: Егор Антощенко
Detailed_picture© Serj Tankian

В первый день своей новой жизни COLTA.RU решила предоставить слово тем, кто восхищает нас, озадачивает, волнует — и вызывает устойчивый интерес. Семь интервью людей, с которыми нам давно хотелось поговорить: от Роберта Уилсона, Цай Мин Ляня и Марты Рослер — до Леонида Парфенова.

Пока группа System of a Down пребывает в затяжном творческом отпуске, ее лидер Серж Танкян записывает альбомы в самых разных жанрах: в Москву и Санкт-Петербург он приедет с материалом двух своих симфонических опусов — «Elect the Dead» и «Orca». COLTA.RU расспросила музыканта, политического активиста и основателя правозащитной организации о работе с оркестром и состоянии дел в современной России.

— Вы, кажется, освоились в работе с оркестром. «Orca» — уже второй ваш симфонический альбом. Вы аранжировали всю музыку сами или с чьей-то помощью?

— Первой оркестровой работой была «Elect the Dead» — для этой пластинки я сам прописал немало струнных и духовых партий, но в основном ее аранжировал Джон Псатос, замечательный композитор и мой большой друг из Новой Зеландии. В «Orca» все партии инструментов сочинил уже я сам, но так как я не знаком с нотной грамотой, помощь аранжировщика все равно пригодилась.

«Orca» в переводе значит «косатка», названия треков тоже отсылают к морской тематике — почему вы вдруг этой стихией заинтересовались?

— Я наблюдал косаток в разных состояниях: вообще-то они ведут себя спокойно, но могут быть очень жестокими. Это навело меня на мысль о дуализме человеческой природы, которая очень схожа: так дельфин-убийца стал у меня своеобразной метафорой. Можно сказать, что разные части этой симфонии иллюстрируют различные состояния косатки (и человека). Но что бы я ни рассказывал, сначала появилась музыка — история о косатке может быть лишь одной из многих историй, которые она может рассказать.

— Вы еще недавно джазовую пластинку записали. Хотя по тому, что вы раньше делали, не скажешь, что вы джаз любите.

— Напротив. Я слушаю много классического джаза: Майлз Дэвис, Диззи Гиллеспи, Телониус Монк, Орнетт Коулмэн, Нина Симон. Мне симпатичен acid jazz, например. На этом альбоме подобралась отличная компания: Тигран Хамасаян на клавишных, Валерий Толстов на духовых, Том Дюпри на трубе — все это замечательные музыканты.

— Вам удается среди этой бурной звукозаписывающей деятельности находить время для Axis of Justice, правозащитной организации, которую вы основали с гитаристом Томом Морелло?

— Да, мы до сих пор выкладываем и комментируем интересующие нас новости на сайте организации, ведем радиошоу уже шесть лет, делаем подкасты. Часто собираем деньги на благотворительность — важно, чтобы были для этого серьезный повод и необходимое время.

© Serj Tankian

— Кстати, о комментариях: когда участниц Pussy Riot посадили, вы написали, что их следует немедленно выпустить. С таким же обращением к власти выступило множество музыкантов со всего мира — но результатов никаких так и нет. Что нужно делать дальше? Отменять концерты в России?

— Я не думаю, что это хорошая идея. Это путь к изоляции любителей музыки и русских музыкантов. Но борьбу за свободу высказывания нужно продолжать — не важно, музыкант ты или нет. Простых решений тут нет, но постоянная и упорная работа обязательно приведет к каким-то позитивным результатам. Правительство не может судить художественное высказывание — это дело публики. Пресекая возможность самовыражения, власти не дают людям выразить свое отношение к музыканту или художнику — причем оно ведь далеко не всегда может быть положительным. Возьмем скандал вокруг Bloodhound Gang, когда басист подтерся российским флагом на концерте в Одессе. В данном случае именно публика должна была заставить промоутеров отменить концерт в Анапе, бойкотировать фестиваль Kubana, если бы возникла такая необходимость. А когда этим занимается государство, оно отучает общество действовать и думать самостоятельно. Еще один характерный пример — изъятие картин с Путиным и Медведевым из Музея власти в Петербурге. Это показывает, что часть вашего правительства совершенно неспособна воспринимать критику. Путин называет себя националистом — что ж, возможно, так оно и есть. Но если ты не доверяешь своему народу, как ты можешь его любить и уважать — независимо от того, боишься ты вмешательства американцев во внутренние дела страны или нет? На самом деле здоровая нация воспринимает себя как большую семью с общим наследием, убеждениями, интересами — и доверие здесь, конечно, не на последнем месте. Но царистские замашки политических лидеров, самостоятельно решающих, что лучше для общества, сейчас характерны, кажется, для большинства постсоветских стран, включая Армению.

— Как вы относитесь к призыву писателя Стивена Фрая бойкотировать Олимпиаду в Сочи? Подобные шаги — действенная мера для того, чтобы привлечь внимание к проблемам ЛГБТ-сообщества в России?

— Чего добились США и СССР, когда бойкотировали Олимпиады в восьмидесятых? Мне не кажется, что это выход. Закон о гомосексуальной пропаганде (что бы ни значил этот термин) — это ящик Пандоры, в котором скрыто множество возможностей для ущемления прав людей, принадлежащих к ЛГБТ-сообществу. Мне кажется, что спортсмены-геи, которым, несмотря на заверения ваших властей, в Сочи будет некомфортно, должны открыто заявить о своей позиции — и, возможно, пропустить эту Олимпиаду. Это их право — и важно его использовать. Несмотря на то что этот закон в России широко поддерживается обществом, он должен быть отменен под давлением активистов. Частично корни этой проблемы — в образовании и воспитании. У вас, как и в Америке, люди не привыкли жить бок о бок с геями — отсюда и страх. А утверждение, что закон направлен только на тех, кто пропагандирует гомосексуализм среди детей, неверно фактически.

Публика должна была заставить промоутеров отменить концерт Bloodhound Gang в Анапе.

— Где та черта, после которой вы говорите: нет, в эту страну я играть не поеду? Скажем, в Турции System of a Down долго не выступали из-за того, что власти не признавали геноцид армян...

— Я не еду в те страны, где не могу выйти на сцену и сказать ровно то, что я думаю. Что касается Турции — после событий на площади Таксим, после того, как слово «геноцид» все же было произнесено, может быть, мы изменим свое решение. Хотя администрация Эрдогана посадила многих журналистов, которые освещали протесты, — у него, наверное, «комплекс султана» или что-то вроде этого. Со свободой самовыражения там, как и у вас, проблемы: драконовская «301-я поправка» позволяет посадить каждого, кто оскорбляет «турецкость» — что бы это ни значило с точки зрения суда. Кстати, в России я никогда не чувствовал, что не могу озвучить свои мысли на сцене или в прессе без неприятных последствий. Может быть, потому, что у меня нет вашего гражданства.

— Как вы относитесь к протестной активности в нашей стране? Как, по вашему мнению, должна на нее реагировать путинская администрация?

— Я поддерживаю любое движение в сторону более эгалитарного, прозрачного и демократического общества — хоть в России, хоть в США, хоть в любой другой стране мира. Стремление посадить за решетку по сомнительным обвинениям или создать другие сложности для Навального, Каспарова — это всего лишь демонстрация страха со стороны властей. К сожалению, это непростой процесс: демократизация общества не обойдется без акций гражданского неповиновения и забастовок, которые негативно повлияют на экономику. Но в конечном счете придется поменяться и власти, и олигархам, которые не смогут принимать решения без поддержки простых людей. Одновременно с этим мне не нравится, когда одни страны провоцируют политические изменения в других в угоду собственным национальным интересам — подобных вещей очень опасаются как в России, так и в Америке. Но это никак не оправдывает стремления подавить свободу слова и демократические процессы. Когда мы в прошлый раз были в Москве, Медведев сказал по телевизору, что главной проблемой в России является коррупция: очевидно, что это до сих пор так, причем не только у вас, но и во всем мире.


Мнение Танкяна о других политических проблемах (в частности, о возможном американском вмешательстве в военный конфликт в Сирии) можно узнать на его странице в Facebook.

Серж Танкян выступает 27 сентября в «Крокус Сити Холле», а 28 сентября — в БКЗ «Октябрьский» (Санкт-Петербург).

Комментарии
Сегодня на сайте