Новое имя: Тати

Единственная певица лейбла «Газгольдер» недоумевает, почему в русском рэпе так мало женщин

текст: Александр Великанов
Detailed_picture© Тати

Певица Тати только что выпустила дебютный альбом, но она — далеко не новичок в отечественном хип-хопе. Ее легкое дыхание хорошо знакомо тем, кто слушает рэп на русском. Тати пишется с 16 лет, а сейчас ей 24. Тати — боевая единица студии-лейбла «Газгольдер». Ни один альбом Василия Вакуленко — от «Басты» до «Братьев Стерео» — не обходится без ее звонкого голоса. До «Газгольдера» Тати записывалась с артистами ЦАО Records — другого известного московского рэп-лейбла. Словом, она немало сделала для хип-хопа в свои годы — сотни куплетов с разными исполнителями.


Настоящее имя Тати — Мурасса, необычное, как и ее внешность. «Это ассирийское имя. Я, как и Смоки Мо, ассириец. Нас двое тут уже ассирийцев», — улыбается Мурасса лисьей улыбкой. Занятный феномен: ассирийцев в «Газгольдере» двое, а девушка-рэпер — только одна. В мужском братстве «Газгольдера» Тати находится на особом положении — не только единственная девушка, но и единственная москвичка: «Я чувствую себя принцессой. Проблема бывает только одна: пацаны в туре иногда не понимают, что девочкам надо звонить за час до выхода из гостиницы — надо ведь подготовиться, накраситься, уложиться, что-то с собой сделать. Слава богу, теперь с нами в гастрольные поездки ездит еще одна девушка — наш диджей. Теперь стало полегче».

В русском рэпе почему-то наблюдается страшный дефицит исполнительниц и вообще женской энергии. Тати попросту не с кем сойтись в словесном спарринге а-ля Versus — разве что с Kristina Si с конкурирующего лейбла BlackStar. Объяснить, почему у русского рэпа не женское лицо, Тати не может: «Когда мне было 16, в хип-хопе было много девушек. Сейчас почти совсем не осталось. Все какие-то ленивые. Или никто в себя не верит. Это странно — возможностей делать свое все больше, а новых исполнителей и идей все меньше и меньше».

Я, как и Смоки Мо, ассириец. Нас двое тут уже ассирийцев.

Главный капитал и рабочий материал для рэп-артиста — обычно его биография. Здесь у Мурассы, которая родилась в Москве, в юности четыре года прожила в Штатах, а потом снова вернулась с родителями в пределы МКАД, нет ничего экстраординарного. «Перестрелок в моей жизни не было. Я скромно ходила со скрипочкой в музыкальную школу. Было много уличного позитива. Мы брали гитары и бумбоксы — выносили их на улицы и что-то читали. В 14 лет записывались с ребятами на районе. Как могли — в микро и непонятный комп. Помню, как справляла 17-летие на студии. Я поняла, что нужна на студии со своими идеями и со своей музыкой. Меня стали звать — на фиты и дуэты. Потом меня поставили перед жестким выбором — “Газгольдер” или ЦАО». Мурасса выбрала «Газгольдер», «потому что здесь совершенно другой уровень музыки». «Здесь действительно музыканты! Здесь действительно музыка!» — с восхищением говорит Тати.

Дебютник Тати, записанный музыкальными руководителями «Газгольдера» Василием Вакуленко и Вадимом «Купэ» Карпенко, — это демонстрация всей широты возможностей студии и ее первых лиц. Вместе они могут многое — помимо душевного рэпа, с которым у многих ассоциируется Баста, здесь есть и альтернативный поп-рок в духе группы Garbage, и аккуратный диско-хаус на английском, и потенциально народный шансон на стихи Марины Цветаевой. Особняком стоит искренняя кавер-версия баллады Михея «Мама», посвященная маме Мурассы, которая любит рэп («она может послушать АК-47 и посмеяться») и всегда поддерживала выбор дочери.


По словам Тати, дебютник писался долго и непросто: «В этом альбоме хотелось показать все, что я могу, что я люблю и что у меня получается. С каждым годом появлялись новые песни, и я все больше запутывалась. В конце концов мы просто выбрали дату и решили к ней во что бы то ни стало закончить». В пестроте стилистической палитры дебютного альбома Тати выделяет треки «Радуга» и «Колесо»: «Хочется назвать Цветаеву — но это же не я сделала песню, а замечательные стихи. Да — и еще “Девочка в черном”. Это тоже я, дерзкая!»


Первый альбом Тати получился лирично-минорным, при том что в жизни все наоборот: ее типаж — боевая девчонка. «Все задают вопрос: “Кто тебя обидел?” — смеется Мурасса. — А меня никто не обижал. Я сама пишу себе музыку и тексты, и почему-то получается преимущественно грустное. И очень много о любви. В дальнейшем мне бы хотелось больше хип-хоп-битов и поменьше тяжелых гитар. Мне очень нравятся Азилия Бэнкс, Sharaya J и Angel Haze. Я хотела бы сделать что-нибудь подобное. С акцентом на танцевальный хип-хоп. Потому что я на этой теме — я всегда в движении. Мне хочется подать все это на клипе и на сцене». Мурасса ненадолго замирает и снова улыбается: «Моей маме хотелось услышать на моем альбоме больше танцевальных треков. Мама, не переживай! Скоро все это будет».


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202239451
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202235209