Gnoomes и психоделическая Пермь

Авторы альтернативного гимна России уже смирились с тем, что в Великобритании они известнее, чем на родине

текст: Марина Аглиуллина
Detailed_picture© Алиса Калипсо / Gnoomes

О пермской группе Gnoomes чаще пишут и говорят на английском языке, чем на русском: психоделическое трио подписано британским независимым лейблом Rocket Recordings, треки с их дебютной пластинки «Ngan!» несколько раз звучали на радио BBC 6 Music, в том числе в авторской программе Гая Гарви из Elbow, группа ездила в туры по Европе и Великобритании, а недавно журнал Dazed попросил 12 музыкантов со всего мира написать альтернативные версии национальных гимнов, и Россию в этом списке представили Gnoomes. 10 марта Gnoomes выпустили второй альбом «Tschak!», и по этому поводу мы расспросили «гномов», как сами себя называют Саша Пьянков (бас, вокал), Паша Федосеев (барабаны, перкуссия) и Дима Конюшевич (гитара), об успехе за границей и о том, как они записывали новый альбом.

— Что вы делали до Gnoomes и как начали заниматься музыкой?

Саша Пьянков: Мы с ранних лет так или иначе занимались музыкой, просто в детстве и ранней юности не особо осознаешь, что, зачем и почему. Поэтому по мере нашего взросления привычка баловаться с музыкальными инструментами переросла в настоящую одержимость. Правда, если раньше раздувал меха на баяне, сейчас крутишь колесо «частоты среза» на синтезаторе Moog. В то же время у всех у нас есть, была и будет всегда какая-нибудь работа, и лучше всего таскать бревна на свежем воздухе, потому что при таком занятии всегда есть время подумать над новой песней и просто помедитировать.

— Как бы вы описали музыкальную сцену Перми? Влияет ли на вас как-нибудь город? Легко ли тут заниматься музыкой?

Пьянков: В Перми всегда была интересная ситуация с музыкальным сообществом, начиная от русско-рокерского андеграунда и заканчивая серьезными вещами, которыми занимается Теодор Курентзис в Пермском театре оперы и балета. Есть тут и металлисты, и гараж-рокеры, и подпольные электронщики. Все живут в своей зоне комфорта, что иногда удручает, потому что встречаются очень стоящие проекты. Стоит отметить проект Антона Рипатти (Anton Ripatti & Babakaband): чуваки — большие молодцы, не топчутся на месте, постоянно обновляют свою программу и гоняют по всей России.

Дима Конюшевич: Влияет ли город на нас? «Бытие определяет сознание» — так говорил Карл Маркс, и, занимаясь музыкой в Перми, трудно с ним не согласиться. Хотя на самом деле, даже если бы мы жили на Гоа, мы бы все равно продолжали писать — и подозреваем, что и там нас преследовали бы как музыкальная эйфория, так и муки творчества.

В клипе на песню «City Monk» с альбома «Tschak!» можно увидеть Пермь с высоты полета дрона в психоделических видеоэффектах. Режиссер клипа — Дмитрий Ратегов, друг участников Gnoomes.

— Вы сразу решили, что будете ориентироваться на продвижение своей музыки за границей?

Паша Федосеев: На самом деле, выпуская первый EP «It's Moonbow-Time, Boy», мы ни на что не ориентировались, мы просто хотели поделиться им со своими друзьями. Было вообще очень неожиданно, что песни вышли за пределы Перми, но, когда мы увидели, что песни Gnoomes начинают «жужжать» за пределами России, мы не стали терять время и подключились к пиару EP в зарубежных блогах.

— Как началось ваше сотрудничество с Rocket Recordings?

— Были бы мы группой из 70-х, нам пришлось бы высылать демо-кассеты на лейблы по почте; некоторые, кстати, до сих пор принимают промо-записи таким путем. Мы же просто воспользовались интернетом. Rocket Recordings ответили через несколько дней.

Альтернативный гимн России, придуманный Gnoomes для журнала Dazed. «Наш трек не имел никакой политической подоплеки, мы просто вдохновлялись тем, что окружает наше творческое поле, в то же время стремясь вырваться из этой реальности. Зима, пермский балет, терменвокс, заводы, церквушки, аналоговые советские синтезаторы… Все это и многое другое стало ингредиентами для нашего трека» — так музыканты объясняют свой «Царь-колокол».

— Как проходила запись «Tschak!»? Чем запись второго альбома отличалась от того, как вы работали над первым?

Конюшевич: Запись «Tschak!» проходила в настоящей старой советской студии в Доме радио на пермской ВГТРК. Опять же не было у нас изначально цели делать ностальгический альбом, однако атмосфера, которая сложилась в студии, как туман, оседала на песнях, это было очень вдохновляюще.

Пьянков: Мы притащили туда Mac, на который в свое время были записаны вышеупомянутый EP и наш первый альбом «Ngan!», арендовали то, что было необходимо из оборудования, записали все сами от начала и до конца, не переставая смеяться и подкалывать друг друга. Здесь коренится основное отличие «Tschak!» от первого альбома, который был записан в профессиональной студии в Екатеринбурге, а именно — желание сделать все своими силами от начала до конца. Правда, мастеринг делал наш товарищ Джеймс Плоткин, но это скорее технический fine tuning, чтобы все звучало круто как на виниле, так и на CD.

В Великобритании спрос на наши концерты гораздо выше, чем на родине.

— Вы выступали за границей больше, чем в России. Какие самые сильные впечатления оставили эти поездки? Чему туры учат музыкантов?

Пьянков: Туры очень много значат для нас. У Gnoomes есть твердое убеждение: музыка тогда жива, когда ее можно воспроизвести живьем. Так уж получилось, что в Великобритании спрос на наши концерты гораздо выше, чем на родине. Это уже не удручает, это просто факт.

Конюшевич: Тур учит командной работе, и это касается не столько концертов, сколько монотонных 12-часовых перегонов или приготовления еды в полевых условиях. Мы должны друг друга поддерживать, иначе на концерте, если мы на разных волнах, велика вероятность того, что мы будем просто воспроизводить свой материал на автомате.

— Поедете в тур в поддержку «Tschak!»?

Федосеев: Да, мы планируем тур по Европе и Великобритании в конце мая — начале июня.

— А Россия?

Федосеев: Возможно, но пока маловероятно. Так как из Европы и Великобритании предложения есть, а из России нет.

«Tschak!» доступен в iTunes и на Bandcamp.

Комментарии
Сегодня на сайте
БиометрияColta Specials
Биометрия 

Маскировка в эпоху законов о защите данных: проект Аделины Калныни — фотографа из Латвии

17 июля 201919240