«Ким и Буран» и советское звучание

Питерская группа играет космическое диско, ностальгируя по детству

текст: Александр Великанов
Detailed_picture© «Ким и Буран»

Вообще-то петербургский проект «Ким и Буран», придуманный музыкантом Славой Завьяловым, хорошо известен тем, кто следит за российской электроникой. Младшие братья «Ножа для Frau Müller» появились в 2004 году с дебютной пластинкой сэмплоделики «Kosmos for Children», вдохновленной музыкой Александра Зацепина к культовому советскому мультфильму «Тайна третьей планеты». В начале года группа выпустила новый альбом «Orbita», изданный на британском лейбле Nang Records. «Ким и Буран» заиграли более танцевальную музыку, оставшись приверженцами ностальгии и романтики. 18 ноября в московском клубе China Town состоится редкое появление питерской группы с концертом — по этому поводу мы списались с лидером «Кима и Бурана» Славой Завьяловым.

— Предыдущий альбом «Flight B» выходил аж в 2008-м. Почему вы взяли такую длинную паузу? Что происходило в это время?

— Наш предыдущий альбом «Мама» вышел в 2010 году. Просто он не издавался официально ни на каком лейбле, мы его сами выложили в интернет. Ну а следующие шесть лет мы продолжали играть концерты, а я продолжал записывать новый материал. После альбома «Flight B» хотелось привнести немного другое настроение в музыку «Кима и Бурана», и это чувствуется уже на альбоме «Мама». Просто первые четыре альбома сделаны примерно одинаково в плане стиля и атмосферы, и хотелось поработать с другим настроением и другими звуками. Это ведь еще и следствие внутренних изменений в восприятии мира. Но я по-прежнему люблю советское и французское звучание 60—70-х.

«Orbita» — прекрасный образец ню-диско. Вы научились виртуозно играть на басу и барабанах. Как записывалась эта пластинка?

— Альбом «Orbita» хотелось сделать в духе классического space disco 70-х, но чтобы звучало чуть современнее. Особенно это заметно по звучанию барабанов. В альбоме много сэмплированных барабанов из оригинального диско и фанка 70-х. Все остальное сыграно живьем на старых аналоговых синтезаторах. Бас и гитары тоже «живые», не сэмплированные.

— Как вы играете живьем — какой процент у вас приходится на плейбек?

— Живой состав — это барабаны, гитара, бас-гитара и синтезаторы. В плейбеке остаются соответственно арпеджиаторы, заполнения, эффекты и перкуссии. Вся ритм-секция и соло-партии играются живьем. Но, конечно, процент плейбека хочется сокращать. Поэтому в скором времени мы начнем играть концерты с перкуссионистом.

— На альбоме у вас есть трек под названием «Arp», но нет «Поливокса» или «Аэлиты». Больше не используете советскую синтезаторную экзотику?

— Я очень люблю как иностранные синтезаторы, так и советские — пожалуй, одинаково люблю. Кстати, в прошлых альбомах не так уж и много было советских синтезаторов. Это все в основном Juno 106 и Microkorg. Но на последнем альбоме много стрингс-звучания «Электроники ЭМ-25». Это дальний советский родственник итальянского Crumar Performer, но звучит тоже хорошо.

— Проект Kim&Buran всегда был дорог связью с советской традицией электронной музыки. Последний альбом звучит «по-европейски» — он мог бы быть записан в Норвегии, Франции или Британии. Почему так произошло? У вас поменялась концепция?

— Концепция не сильно поменялась, как я считаю. Немного изменились форма и настроение музыки. Просто, если честно, немного надоело записывать альбомы в одном и том же настроении, в одном и том же стиле. Первоначальная концепция себя не исчерпала, просто хотелось немного отдохнуть. У нас сейчас на подходе альбом, который наверняка покажется очень необычным поклонникам «Кима и Бурана». Пускай это будет небольшой эксперимент. Но от темы ностальгии и детства я не отхожу, а наоборот — пытаюсь ее расширить. Что же касается моих личных вкусов, то я вообще в основном слушаю холодный эмбиент.

— Как вы связались с Nang Records? Что дает вам сотрудничество с ними?

— На Nang Records я просто выслал демо-запись альбома, и они с радостью предложили его выпустить. Сотрудничество с британским лейблом, конечно же, расширяет нашу аудиторию — это главное для нас.

— Норвежец Тодд Терье, которого вы наверняка знаете, сделал трек вместе с Брайаном Ферри. Если бы у Kim&Buran была возможность записаться с кем угодно, кого бы вы пригласили и почему?

— Тодд Терье — хороший композитор, который удачно совместил ретро и современную музыку, создав что-то новое. Новую форму диско-музыки, отличающуюся от просто nu-disco. Он единственный в своем роде. Насчет приглашенных вокалистов — я не знаю, но было бы интересно поработать с Royksop и тем же Тоддом Терье в плане инструментальной музыки. А с вокалом что-то совмещать я пока не хочу.

— Что происходит в российской электронике, на ваш взгляд? Расскажите о проектах и музыкантах, которые вам кажутся интересными. За кем вы следите? Кого сами слушаете или на чьи концерты ходите?

— Из российской электроники я особо никого не слушаю и ни за кем не слежу. Но недавно понравился диско-поп-проект Magicool. Хоть и не все треки, но то, что понравилось, сделано очень душевно, качественно и танцевально. Еще нравятся ретро-вейв-проект «Москва—Кассиопея» и «Маяк». Также есть такой интересный российский танцевальный проект Sunner Soul. D-Pulse и Volta Cab тоже вызывают уважение. А вообще я недавно ходил на «Агату Кристи», и мне очень понравилось.

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Блиц-крикТеатр
Блиц-крик 

«Мизантроп» Дмитрия Быкова и Элмара Сенькова в «Гоголь-центре»

7 декабря 201824670