6 сентября 2016Colta Specials
9711

«А у нас любовь вечная, бесконечная»

Топ-7: любимые песни XX века Людмилы Петрушевской

текст: Людмила Петрушевская
Detailed_picture 

Людмила Петрушевская — не только известный прозаик, драматург, поэт и художник, но и кабаре-певица, которая регулярно выступает в клубах и на фестивалях, исполняя собственные версии классики мировой песенной культуры. Накануне своего первого в этом сезоне концерта, который пройдет 7 сентября в баре «Керосин», Людмила Петрушевская составила хит-парад своих любимых песен XX века, а мы сопроводили его записями их первых исполнений.

1. «Жизнь в розовом цвете» / «La vie en rose» (1945)

Слова: Эдит Пиаф
Музыка: Louiguy

Сознаюсь: все переводы хитов (эти хиты проходили на советском TV под условным названием «зарубежная эстрада») — это мои собственные тексты. За исключением шедевра «Жизнь в розовом цвете». Там настолько прекрасные стихи, что я постаралась их передать максимально точно. Остальные слова песен не слишком интересны, чтобы их переводить.

2. «Опавшие листья» / «Les feuilles mortes» (1945)

Слова: Жак Превер
Музыка: Йозеф Косма

Этот шедевр ХХ века имеет довольно серенький текст («мертвые листья падают на совок для мусора»). Хоть это и Жак Превер. Вообще хитовые песенки поются ради мелодии. Это она дает атмосферу. Но у меня для песен ХХ века написаны тексты, ради них я пою, это мой собственный театрик монологов. Наша жизнь, свои горести, своя печаль и свой смех.

3. «Besame mucho» (1940)

Слова и музыка: Консуэло Веласкес

Эту песню написала 16-летняя девочка Консуэло Веласкес. Я тебя люблю, ты меня любишь, нам надо расстаться. Великая мелодия. Великая бессловесная печаль.

4. «Нет, мне не жаль» / «Non, je ne regrette rien» (1956)

Слова: Мишель Вокер
Музыка: Шарль Дюмон

Это песенка из репертуара Эдит Пиаф. Она поет что — что бросает в костер все прошлое. Все любови, все печали. «Нет, мне не жаль. Нет, ничего мне не жаль. Начинаю новую жизнь. С тобой». А моя героиня поет:

Нет, мне не жаль.
Нет, ничего мне не жаль.
А чего там жалеть,
Как могла я все это терпеть.

Наши меня упрекали за искажение смысла песни великой Пиаф. Но мелодию я не искажаю. А текст пишу свой. Пиаф такую песню могла петь раз в месяц — о новой жизни с новым тобой. А у нас любовь вечная, бесконечная.

5. «Лили Марлен» / «Lili Marleen» (1937)

Слова: Ганс Лейп
Музыка: Норберт Шульце

Это знаменитая войсковая лирика, может быть, по обе стороны фронта, у меня — монолог юного солдатика, который ждет девушку.

«Может быть, назавтра будет дан приказ,
Ты придешь к казармам и не застанешь нас.
Но пусть погибну я в бою —
Ты приходи, я здесь стою
И жду, Лили Марлен».

6. «Утомленное солнце» / «To ostatnia niedziela» (1936)

Слова: Зенон Фридвальд
Музыка: Ежи Петерсбурский

Знаменитая песня времен войны — это «Танго самоубийц» польского музыканта Ежи Мелодисты, у нас после оккупации Польши он работал под именем Ежи Петерсбурского. К молодому композитору в 30-х годах в варшавском кафе подошел парнишка и протянул ему листок со стихами. Ежи написал танго «Последнее воскресенье». Мальчик просит девушку, которая ушла от него, о последнем свидании в воскресенье. Ничего общего с последующим «Утомленным солнцем», которое нежно с морем прощалось.

У этого танго своя печальная судьба — его играли еврейские оркестрики у газовых камер в концлагерях. В Польше после войны и это танго смерти, и само имя композитора не упоминались. Он вернулся на родину (ему разрешили) только в 70 лет, после долгих лет в Латинской Америке, после новых танго, после оглушительного успеха и сотрудничества с самим Пьяццолой… Дома он работал, выступал, писал музыку, женился, родил сына и жил еще 14 лет.

7. «Ночь — моя подруга» / «Il pleut sur la route» (1936)

Слова и музыка: неизвестный автор

Сама я пишу песенки нечасто, всего тридцать штук написала.

Это происходит тогда, когда просыпаюсь — а в голове мелодия вертится, неотвязно причем. И приходится ее запоминать, записывать, придумывать слова. Иногда по месяцу так мучаюсь. А к песне «Ночь — моя подруга» я писала текст чуть ли не месяц. Рифма «молкнет» — «долго нет».

Ночь пришла с дождем,
Мы тебя здесь ждем,
Ночь — моя подруга давно.
Мы умеем ждать,
Издали видать,
Как горит мое окно…
Ночью город молкнет,
А тебя так долго нет,
Не слыхать шагов твоих,
Только дождь во тьме.
Тротуары мокнут,
Дождик плачет в окнах,
Слезами пишет портрет
Того, кого там нет…

Эту песню в тридцатых пел знаменитый тенор Тино Росси. В войну — куда деваться — он выступал. В том числе и перед немцами. Они приходили в кафе. После войны его судили. Но просидел он недолго. Могли бы судить и Эдит Пиаф, но у нее был эпизод, когда она ездила выступать в лагерь для своих военнопленных, их фотографировали вместе и потом делали отдельные фото заключенных, фабриковали паспорта, и кому-то удалось бежать… Очень уже любила Франция своего воробушка. Но оккупация длилась годы, подыхать с голоду певцы не могли. Высоцкий вон в банях пел… И перед кем? Да и потом, не петь — это долгоиграющая казнь, по себе теперь знаю.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Эрнст Карел и Вероника Кусумариати: «Звуку не требуется дополнение в виде кадров, чтобы быть интересным»Кино
Эрнст Карел и Вероника Кусумариати: «Звуку не требуется дополнение в виде кадров, чтобы быть интересным» 

Участники Гарвардской сенсорной этнографической лаборатории — о своем аудиофильме «Материалы экспедиции», который покажут на фестивале «Мир знаний»

15 октября 20204894