Три короны и крипта: что шведы учатся делать с блокчейном и биткоином?

Эти штуки в будущем сильно упростят вам жизнь, и кое-кто уже показывает пример. Объясняет Дмитрий Филонов

текст: Дмитрий Филонов
Detailed_picture© KnCMiner

Текст продолжает совместный проект COLTA.RU с официальным сайтом Швеции в России на русском языке Sweden.ru«Например, Швеция».

Вид у 39-летнего Матиаса Сундина довольно брутальный. Лысый бородатый мужик, ему не хватает пары татуировок, чтобы сойти за героя смешанных боевых искусств. Но он не боец без правил, а, скорее, законодатель новых правил. Бывший учитель, стал IT-предпринимателем, в настоящий момент — член парламента Швеции. В принципе, гик. На его странице в Facebook фото с политических тусовок перемежаются со снимками из Кремниевой долины около офисов Apple, Google и Tesla. Но внимание к себе швед привлек, конечно, не этим. А тем, что Сундин стал первым в мире политиком, который собирал деньги на свою предвыборную кампанию только в биткоинах. И произошло это не в 2017-м, когда о криптовалюте не говорит только ленивый, а в далеком 2014-м — когда биткоин еще стоил смешные по нынешним меркам 400—600 долларов (сейчас — около $18 000 — $20 000 за штуку). Как же Матиас догадался?

В одном из интервью он вспоминает: «Я несколько лет следил за новостями о биткоине. Все они были или о покупке наркотиков, или о волатильности. Всерьез я к этому делу не относился». Отношение Сундина к новой валюте изменил один шведский подкаст, где ведущие обсуждали статью венчурного инвестора Марка Андриссена, который сравнивал биткоин с интернетом в 1993-м и персональными компьютерами в 1975-м. «Тогда я подумал, что в этом действительно что-то есть. Биткоин сам по себе может провалиться, но за технологией блокчейн я увидел огромный потенциал». Идея его так зацепила, что он решил найти механизм ее пропаганды, причем политический. Сундин избирался в Национальный парламент Швеции именно с конкретной целью — изменить систему налогообложения для инновационных компаний и продвинуть в Швеции криптовалюты и технологию блокчейн, на которой они работают. Сейчас его называют фактически ключевым лоббистом криптовалют в шведском парламенте. И что же?

За последние несколько лет Швеция действительно мощно продвинулась во внедрении блокчейна. Причем все проекты реализуются за счет местных стартапов. Конечно, неправильно все заслуги приписывать Сундину, хотя он молодец и в любом случае пионер. Так чего же удалось добиться в этой сфере в одной северной стране буквально за пару лет?

Криптоземля, криптодом, криптокамин

«Швеция — один из лидеров на мировом биткоин-рынке», — сухо констатирует Клер Инграм Богуш из Стокгольмской школы экономики. Клер изучает криптовалюты. То, что новая технология рванула в стране, которая была форвардом многих технологий, нас не должно удивлять. Швеция — действительно один из крупнейших хабов по финансовым технологиям в Европе. Стокгольм в начале 2017 года занимал третье место среди европейских городов — после Берлина и Лондона — по числу инвестиций, привлеченных в финтех-стартапы. Еще один факт: Швеция, например, почти победила наличные деньги, едва ли не полностью перейдя на безналичный расчет.

Конечно, к концу 2017-го любой мало-мальски интересующийся финансами человек слышал про биткоины и блокчейн. Но штука это хитрая, не для всех понятная. Поэтому давайте разберемся для начала, о чем, собственно, речь.

Биткоин — это виртуальная валюта, которую в 2009 году придумали человек или группа людей, скрывающихся под псевдонимом Сатоси Накамото. С тех пор разных криптовалют появилось много, но биткоин из них — самая популярная и дорогая. Как можно получить биткоин? Есть два способа: либо намайнить, либо купить на соответствующих биржах. Что значит намайнить? Для функционирования биткоина должны постоянно генерироваться новые блоки, куда записывается информация обо всех транзакциях криптовалюты. Майнеры, грубо говоря, как раз и занимаются генерацией этих блоков — на их вычислительных мощностях просчитывается алгоритм. За это они получают награду — биткоины. Это и называется майнить.

Платежи биткоинами осуществляются на основе технологии блокчейн — это огромный массив блоков, куда записывается история транзакций. Доступ к блокам есть у всех участников системы, поэтому подделать информацию невозможно. И если о будущем и применимости биткоина идут жаркие споры, то к единому мнению о полезности блокчейна все же пришли.

Дело в том, что блокчейн можно использовать не только для цифровых валют. По сути, это распределенная база данных, куда можно записывать не только сведения о денежных транзакциях, но и вообще любую информацию. Например, информацию о сделках по недвижимости? Не вопрос.

Недвижимость — как раз один из первых примеров, когда применимость блокчейна обсуждают на государственном уровне. В июле 2016 года в Швеции был опубликован отчет о первом этапе разработки и тестирования реестра недвижимости именно на основе блокчейна. Это совместный проект госведомства Lantmäteriet, отвечающего за кадастр, телекоммуникационной компании Telia, консалтингового агентства Kairos Future и стартапа ChromoWay.

Зачем? Шведы объясняют так. Во-первых, сделки по недвижимости проходят очень долго. В случае с блокчейном работать с документами одновременно могут сразу несколько участников сделки, значит, отпадает необходимость согласовывать документы. Во-вторых, часть документов может банально потеряться из-за человеческого фактора. Блокчейн помнит все, любые изменения сразу отображаются и записываются у всех участников системы. В-третьих, в Швеции придерживаются принципа открытости и всеобщего доступа к документам различных ведомств. Блокчейн, по их мнению, решает и эту проблему — раз доступ к документам имеют все участники системы и все ходы записаны, а изменить что-то без ведома остальных невозможно, прозрачность всей системы автоматически повышается.

Конечно, шведы не первые, кто прикладывает блокчейн к недвижимости. В своем отчете они упоминают, что такие эксперименты идут в Эстонии, Грузии, Гане и Гондурасе. Но не только в Гане и Гондурасе, в России тоже не дремлют: вице-премьер Шувалов в ноябре утверждал, что проект реестра недвижимости на блокчейне обсуждают уже в правительстве Москвы. Между прочим, переход на блокчейн в России приобрел бы еще и местный колорит. «В стране, где люди не могут полагаться на правительство или сталкиваются с риском появления нового диктатора, эта технология дает возможность доказать право на владение землей, даже если чиновники пытаются пересмотреть старые контракты», — хладнокровно замечают в отчете шведы.

Тем временем в марте 2017-го в Швеции закончилась вторая фаза эксперимента по внедрению блокчейна в цепочки, связанные с недвижимостью.

Как сделка по продаже дома выглядит сейчас? Продавец хочет продать дом, он обращается в агентство, агентство проверяет его право собственности и ищет покупателя. Когда покупатель найден, агентство проверяет его платежеспособность и еще раз право продавца на недвижимость. Потом заключается договор, между прочим, обычно в четырех экземплярах. Затем нужно удостовериться, что в кадастровом ведомстве поменяли собственника недвижимости, а продавец получил деньги покупателя. Это если кратко. Сами шведы при публикации проекта описали этапы прохождения сделки в 33 пунктах. Каждый пункт — это потраченное время.

Как все должно выглядеть в будущем? Несколько менее помпезно. Продавец и покупатель ставят приложение на смартфон, подтверждают свои личности цифровыми подписями и проводят сделку. Блокчейн уже знает, что дом действительно принадлежит продавцу, а у покупателя действительно есть деньги. Несколько нажатий на экран смартфона — и сделка совершена. Система сама и поменяет владельца дома, и переведет деньги, сняв налоги, и прочее. Все это будет прозрачно и под контролем всех участников системы. К обычному аппу подключены госведомство, отвечающее за реестр, налоговые органы, банки, выдающие ипотечные кредиты, риэлторы — и, разумеется, покупатели и продавцы.

Участник проекта — консалтинговая компания Kairos Future подсчитала, что с переходом на блокчейн Швеция может сэкономить до 100 млн евро ежегодно. Как именно? Блокчейн должен сократить операционные издержки. Например, понятно, что для подтверждения права собственности вам не нужно будет идти в профильное госведомство и получать выписку. Вся информация (притом полностью достоверная) будет храниться в реестре на основе блокчейна, и доступ к ней можно получить в любой момент. Окончательно система должна заработать в 2019 году. Если шведы, конечно, не передумают.

Криптодолг, криптополиция, криптокиргизы

Но передумают они вряд ли: шведы готовы к риску и не боятся экспериментировать. Вот пример. Осенью 2017-го Служба судебных приставов Швеции в качестве долга взяла с одной из компаний биткоины в сумме 0,6 BTC, что по нынешнему курсу составляет около $12 000. Правда, чем занималась компания и почему из имущества у нее остались одни биткоины, в ведомстве не уточнили. По словам представителя Службы судебных приставов Швеции Йоханнеса Полсона, ведомство несколько лет работало над тем, чтобы учитывать новые типы денег. «Активы есть не только в гараже или в гостиной, но и в интернете», — резонно напоминает Полсон. С другой стороны, случился конфуз. У ведомства нет легальной возможности продать эти биткоины на криптобирже. Пришлось устраивать обычный аукцион.

Еще один эксперимент: в ноябре 2016 года шведский Центробанк задумался о выпуске e-krona. Зачем? А опять-таки — почему нет? Е-крону можно было бы использовать для небольших платежей между гражданами и компаниями. Выпускалась бы она Центробанком, привязана была бы накрепко к шведской кроне и стала бы дополнительным платежным средством. К тому же такая платежная система была бы более устойчива к техническим сбоям.

У Швеции был шанс стать первой страной, которая выпустила государственную криптовалюту. Но шанс забуксовал — только 10% жителей поддержали идею, хотя о криптовалютах слышали две трети опрошенных. Однако «забуксовал» не значит «остановился». Центробанк продолжает исследование. Кстати, в России тоже обсуждают создание крипторубля, а Министерство связи даже подготовило в октябре проект, как технологически это должно выглядеть. Правда, как использовать крипторубль, пока не придумали.

Разумеется, раз речь идет про деньги, то в деле биржи, банки и трейдеры. «Блокчейн позволяет регуляторам отслеживать подозрительные транзакции почти в режиме реального времени», — утверждала гендиректор биржи NASDAQ Адена Фридман, которая в сентябре 2017 года запустила проект по созданию платформы на основе блокчейна. Теоретически за счет упрощения процедур переход на блокчейн может сэкономить банкам, фондам, трейдерам миллиарды долларов. И здесь не обошлось без Швеции. Партнером NASDAQ в этом проекте выступает шведский банк SEB, один из крупнейших в Скандинавии.

Ну и еще один пример. Если вы зайдете в салоны «Связного», то увидите на кассе очередь. Ее образуют не только покупатели, но и еще две категории людей — те, кто по старинке кладет деньги на телефон в салоне связи, и те, кто делает денежные переводы, обычно мигранты. За первую половину 2017-го мигранты из одной только Киргизии перечислили домой больше $433 млн, 95% этих переводов — из России. А это треть ВВП страны. Рынок огромен, посредников помимо «Связного» тьма, на комиссии и издержки уходит огромная сумма.

В Швеции эту проблему решил стартап Plingpay из Мальмё. Создатели Plingpay используют блокчейн для переводов денег между странами. Выбираешь в приложении валюту (можно переводить в биткоинах), страну назначения, переводишь деньги, и они падают на банковский счет получателя через несколько часов. В чем выгода? Создатели приложения говорят, что можно будет избежать банковских комиссий. Plingpay пока не берет комиссию, но потом она составит 0,5%.

Правда, такой стартап вряд ли победит пока существующие сервисы. Например, российские надзорные ведомства точно не обрадуются, если люди будут переводить друг другу деньги в биткоинах, даже с учетом конвертации в национальные валюты, — расчеты в криптовалютах у нас, как, впрочем, и в целом ряде стран, все еще под запретом, поскольку их нельзя контролировать. Хотя за счет использования блокчейна все переводы легко отследить. Главное — привязать биткоин-кошелек к реальной личности.

В холоде. Быстро

У Швеции есть еще одно преимущество для криптоэкономики. Как ни странно, это холод. Майнинг биткоинов или операции в блокчейн-системах сопровождаются большим количеством вычислений. Для этого нужны дата-центры, а значит — большое потребление электроэнергии, выделение тепла и, как следствие, необходимость охлаждения. Север Швеции для этого идеален. Здесь, в небольшом городке Лулео с населением около 60 000 человек, один из своих дата-центров построила социальная сеть Facebook. Недалеко от Лулео есть еще два города — Боден и Эльвсбюн. Они образуют треугольник, где и строятся в основном дата-центры.

Шведы и сами майнят. Например, KnCMiner — один из лидеров по майнингу биткоинов после китайских компаний и грузинской BitFury — начала строить здесь свой дата-центр еще в феврале 2014 года. Потом еще один, в два раза мощнее, через полгода еще один, причем за месяц. «Самая длительная часть процесса — это подписание соглашения. В нашем бизнесе время — это главное», — говорил гендиректор KnCMiner Сэм Коул.

Но в 2016 году KnCMiner внезапно начала процедуру банкротства. Во-первых, власти тянули со снижением налога на электроэнергию для дата-центров — на него у компании уходило около 40% выручки. Налог все-таки был снижен, но только с января 2017-го, зато сразу на 97%. Но пока суд да дело, тем временем в два раза сократилась награда майнерам.

Напомним, что майнер получает призовые биткоины, когда на его мощностях генерируется очередной блок, куда записывается информация о транзакции. До 2016 года за каждый блок майнер получал 25 биткоинов, потом награда упала до 12,5 биткоина. Почему? Да потому, что количество биткоинов ограничено — всего можно намайнить 21 млн криптомонет. Создатели валюты придумали, что после создания 210 000 блоков награда майнерам должна сократиться вдвое. Да, Сэм Коул был прав: в этом бизнесе главное — время. Кстати, претендентов на покупку KnCMiner было много, но владельцем стала телекоммуникационная компания GoGreenLight. Которая тоже начала майнить.

Построить на шведском холоде свой дата-центр хочет компания из Майами Future of Mining. Чуть раньше китайская Canaan Creative договорилась о строительстве дата-центра в Бодене. Зачем? Ведь Китай является лидером по майнингу биткоинов, там очень дешевое электричество. «Я встречался с владельцами Canaan Creative в Пекине. Они говорят, что в Швеции открытое и стабильное общество, которое готово обсуждать криптовалюты», — объясняет гендиректор технологического кластера Node Pole Патрик Олунд.

Время, открытость, скорость, холод. Вот так в Швеции и майнят будущее.

Комментарии

Новое в разделе «Общество»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте