12 августа 2013Современная музыка
5504

Ойя!

Что сегодня играют в Норвегии? 13 лучших выступлений на Øya Festival 2013

текст: Денис Бояринов
Detailed_pictureKvelertak© Ruben Kvamme / Øya Festival

Все летние музыкальные европейские фестивали похожи друг на друга, а те, которые происходят в Скандинавии в одну неделю августа, — особенно. Речь идет о хельсинкском Flow Festival, гетеборгском Way Out West и Øya Festival, который проводят в Осло, признанном музыкальным трендсеттером Европы. Потому что совпадения в лайнапах велики — по части иностранных хедлайнеров. Впрочем, велики и различия. Главная особенность норвежского Øya Festival — в том, что там звучит очень много тяжелой гитарной музыки, причем ее не прячут в жанровые гетто, показывая на отдельных сценах, а наоборот, выдают через запятую с международными поп-звездами, уравнивая в правах. Таков национальный вкус страны, в которой сотрудников МИДа обязывают проходить курсы блэк-метала, а самым известным музыкантом является, пожалуй, поджигатель церквей Варг Викернес (он недавно снова переполошил полицейских — на этот раз французских). Пожалуй, только в Норвегии в одном временном слоте с группой Blur могут соперничать хардкор-тролли Kvelertak, наиболее популярная местная рок-группа на данный момент, а на концерте мрачнейших дум-металлистов Electric Wizard молоденькие норвежские блондинки пускают в толпу облака мыльных пузырей. На Øya Festival понимаешь, что между популярным сейчас у молодежи трэпом или рэпером Кендриком Ламаром и ортодоксальными металлическими группами, кажущимися китчевыми и смешным, не так уж велика разница. Звук местами очень похож, а уж механика его действия на слушателя и вовсе одинакова: самое важное — это в правильном месте сделать «дроп», чтобы публика запрыгала на месте или затрясла хаером.

Если учесть, что в России тяжелая гитарная музыка почти в такой же чести, как и в Норвегии, Øya Festival мог бы стать местом паломничества русских музыкальных туристов, несмотря на то что жизнь в Осло дороже Гетеборга, Хельсинки и Москвы. Это самый жирный минус фестиваля, который, увы, не исправить.

Далее — короткие впечатления о самых интересных выступлениях музыкантов на Øya Festival.

© Johannes Granseth / Øya Festival
Норвежские музыканты

1.
Skadne Krek

Квартет молодых инструменталистов из Ставангера только что выпустил дебютную пластинку, «пренебрегающую любой традицией», как пишут в аннотациях. Для Skadne Krek как будто бы действительно не существует стилевых барьеров: в их композициях, сыгранных задиристо и легко, несмотря на цветущую сложность, агрессия и напор тяжелого рока соединяются с фанковым басом, модными синтезаторными тембрами и прог-роковой завернутостью а-ля King Crimson. Альбом продюсировал барабанщик Бёрг Фьордхейм из известной альтернативной норвежской группы Cloroform, который работал с Майком Паттоном и Кайли Миноуг.


2.
Cashmere Cat

Последняя сенсация музыкального экспорта Норвегии — 25-летний диджей, продюсер и турнтаблист Магнус Август Хёйберг (Magnus August Høiberg), который проснулся восходящей звездой электронной музыки после дебютного EP, привеченного топовыми диджеями Diplo и A-Trak, и ремиксов на Лану Дель Рей и 2 Chainz. Cashmere Cat играет бас-музыку в духе Hudson Mohawke или, например, наших российских битмейкеров Mujuice или DZA (которые, надо заметить, ничуть не хуже), но отличающуюся «эдвардгриговской» мелодичностью. Вокруг Cashmere Cat сейчас большой ажиотаж не только в Штатах, но и в родной Норвегии — на Øya Festival он выступал сразу после заслуженных рэперов Wu Tang Clan и, надо сказать, ничуть не растерялся, мгновенно раскачав толпу, быть может, только слегка переигрывал в театральной экспрессии, изображая взаимодействие с ноутбуком, над которым так и летали его длинные локоны.


3.
Blood Command

Несмотря на стереотипное название и логотип, музыка трио Blood Command совсем нетипична. Яростный гитарно-барабанный вал, которым оглушают норвежцы, выдает в них хардкор-группу, но пронзительный вокал Силье Томбре (Silje Tombre) и простые, запоминающиеся мелодии заставляют вспомнить Бритни Спирс. Еще Blood Command напоминают утяжеленную версию Paramore или упрощенную — куда менее известных англичан Rolo Tomassi. Иными словами, послушать Blood Command — это как под контрастным душем постоять.


4.
Carmen Villain

Скандинавская модель с электрогитарой — это убийственное сочетание, если она к тому же сама сочиняет мантрообразные песни и играет их с группой в плотном, грязном психоделическом звуке. Кармен Мария Хиллестадт когда-то снималась для Vogue, а недавно записала дебютный альбом на отличном норвежском лейбле Smalltown Supersound под руководством Эмиля Николайсена из Serena Maneesh и короля норвежского прог-диско Принса Томаса. Ролевые модели Кармен считываются на раз — Нико, Патти Смит, Ким Гордон и — если вспоминать ровесниц — Анна Кальви, но в этом нет ничего дурного, только хорошее.


5.
Black Debbath

Норвежский специалитет — комедийная хард-рок-группа, которая выглядит удачной пародией на Motörhead, шутит по-норвежски про политическую ситуацию и неплохо играет. Black Debbath записали 6 альбомов и, видимо, немало популярны. По крайней мере, во время их выступления к главной сцене Øya Festival было не пробиться. У вокалиста Black Debbath самая эффектная микрофонная стойка, которой бы позавидовал Джонатан Дэвис из Korn: она представляет собой руль и вилку чоппера, из которой периодически вырывается дымок.


6.
Sandra Kolstad

Норвегия — это родина не только Mayhem и Burzum, но еще и группы a-ha, поэтому здесь умеют и любят делать электро-поп. Сандра Кольстад сейчас представляется королевой норвежского электро-попа (хотя в моем сердце это место отдано Энни) и, судя по лайву, хочет соперничать со знаменитыми шведками — Люкке Ли, Робин и Карен Дрейер (из The Knife). Однако, положа руку на сердце, ей еще рановато.

</>

Зарубежные хедлайнеры

1.
Kraftwerk

© Steffen Rikenberg / Øya Festival

Самым эффектным концертом Øya Festival лично для меня стало 3D-шоу Kraftwerk. И не только потому, что это развлечение сродни посещению кинотеатра Imax — когда ты в бумажных очках стоишь в чистом поле, а на тебя под песню «Space Lab» налетает орбитальная станция, хочется кричать от восторга вместе с соседями. Больше всего изумляет способность этого немецкого предприятия, в котором трудится неизвестное число сотрудников под руководством незаменимого Ральфа Хюттера, модернизироваться, оставаясь неизменным и подчеркнуто традиционалистским по форме. Kraftwerk уже зарезервировано место в истории. Они всячески подчеркивают, что их знаменитые песни — это музейные объекты, которые они при этом постоянно реконструируют, обновляя саунд и украшая дополнительными эффектами. Теперь трехмерным видео, а что будет дальше?


2.
Blur

© Johannes Granseth / Øya Festival

У коллег-журналистов почему-то заведено упрекать главную английскую рок-группу 1990-х (о'кей — одну из) в том, что в этом году они играют без души — для галочки и гонорара. В Норвегии в этот штамп было легко поверить еще и потому, что местная публика предпочитает стоять на концертах стройными деревьями. Они погружены в себя и в музыку, их тяжело раскачать. Сначала это выглядело как форменный communication breakdown: на сцене интроверты во главе с сутулым молодым человеком неопределенного возраста в джинсовом костюме — и под сценой интроверты. Искры нет. При том что хет-трик «Out of Time» — «Trimm-Trabb» — «Caramel» Blur исполнили одной грандиозной психоделической пьесой в духе Grateful Dead. Это прозвучало мощно, но осталось без ответа. Ситуацию исправила простецкая «Coffee & TV», во время которой Дэймон Албарн лишь ехидно улыбался, и на следующей песне, гимноподобной «Tender», пела уже почти вся толпа. Некоторые норвеги, правда, все равно пытались обернуться и окатить соседей ледяным взглядом.


3.
Tame Impala

© Johannes Granseth / Øya Festival

От имени австралийских рок-героев юношества на фестивале продавались майки с виньеточным рисунком радужных грибов. Они и сами на сцене были похожи на загадочные грибки на тонких ножках — хрупкие, трепетные, как будто просвечивающие. Несмотря на тонкость музыкантов и их музыки, звуковая волна Tame Impala мощна и увлекает в магическое путешествие безо всяких грибов. Кроме того, гармонии квартета приятно напоминают о первых пластинках другой австралийской группы — Bee Gees, которые полвека назад начинали с такой же радужной поп-психоделики.


4.
Grimes

© Markus Thorsen / Øya Festival

Канадская певица Клэр Буше выступала на открытой сцене и при солнечном свете, хотя ее гипнотическим песням, в которых кукольный вокал закутан в сотни вскриков и шорохов, больше подошел бы полумрак гулких сводов. Аниме-магия музыки Grimes, впрочем, от этого не рассеялась — ее песни не превратились в груду стекляшек. Под них можно было даже потанцевать. При том что на сцене Буше выступает один на один с кучей железок, поддерживаемая лишь парой танцоров, которые выдают брейк испорченных человекообразных механизмов.


5.
Cat Power

© Ihne Pedersen / Øya Festival

Женщина-бард трудной судьбы Шон Маршалл нашла себе мужчину, на которого она может положиться. Им оказался гитарист-клавишник Грегг Форман (The Delta 82), который на сцене выглядит как рок-н-ролльный Джонни Депп. Его стонущая гитара добавила блюзам Cat Power героинового шика и взвинченного драйва. Благодаря тому же Форману живьем песни Cat Power звучат совершенно не так, как на альбомах, — вопрос только в том, понравится ли эта трансформация преданным поклонникам.


6.
Goat

© Øya Festival

Шведская психо-рок-группа, выстрелившая в прошлом году альбомом «World Music», стала неожиданным хитом фестиваля. Ее выступлению отвели самую скромную, крытую площадку Klubben, куда стояла очередь как в Мавзолей. Попасть в шатер было тяжело. Внутри шатра было людно, тесно, душно и суетно (люди то напирали, то отваливали), потому целиком отдаться шаманским ритуалам Goat не было возможности. Их сет прозвучал бы в десять раз мощнее на открытой сцене Øya, одним из сильных мест которого является то, что он проводится в живописнейшем парке — трава, озеро, средневековые развалины, скалы, поросшие лесом, и солнце, садящееся в море.


7.
Стив Мейсон

© Ruben Kvamme / Øya Festival

Меланхоличный и ироничный шотландский рок-певец Стив Мейсон больше известен как участник группы The Beta Band, запоминающимся голосом которой он был. Еще Мейсон писал для группы песни — мелодический дар у него как у Пола Маккартни, если бы тот был неудачником. Говорят, что коммерческие дела The Beta Band были так плохи, что Мейсону пришлось уйти из группы работать на стройку. На одну из сцен Øya Festival Стив Мейсон, выпустивший в этом году отменный и злой альбом «Monkey Minds in the Devil's Time», вышел в наряде разнорабочего — невзрачная рубашка, штаны в брызгах краски. Его группа, состоящая из людей антирок-н-ролльной внешности, была одета под стать лидеру, и лишь когда эта компания лузеров смачно заиграла в стиле Ian Dury & The Blockheads, стало понятно, что они — суперпрофи, а все это — маскарад. Мейсон, навсегда разочарованный в женщинах, политиках и вообще людях, все допытывался у норвежской аудитории, есть ли у них какие-нибудь проблемы в жизни, и никак не мог поверить, что никаких нет.

А ведь возможно, что это и правда.

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте