Андерс Трентемёллер: «Предпочитаю сидеть за роялем»

Датский музыкант, которого выделяют Дэвид Линч и Мартин Гор, впервые покажет в Москве свое шоу. Обещает что-то неописуемое

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture 

Датский музыкант Андерс Трентемёллер известен у нас прежде всего как диджей и автор ремиксов с очень узнаваемым звуком — контрастным, атмосферным, киношным, как в фильмах Линча. (Кстати, Дэвид Линч недавно публично признался в том, что является поклонником музыки Трентемёллера.) Однако датчанин себя считает диджеем в последнюю очередь, куда больше его занимают запись собственной музыки в студии — в сентябре 2013-го он собирается выпустить новый альбом «Never Stop Running» — и представление ее перед аудиторией. В это воскресенье Трентемёллер закроет выступлением своей группы фестиваль Park Live на ВВЦ, и оно должно стать эффектной кодой масштабного музыкального опенэйра — как говорит музыкант, шоу у него неописуемое.

— Какую музыку вы играли до того, как стать диджеем и заняться электроникой? У вас же были группы.

— Да — несколько. Мы играли что-то вроде нойз-попа. Тогда все мои друзья были под большим влиянием английской гитарной музыки конца 1980-х и начала 1990-х — нью-вейва и постпанка. Таких групп, как The Smiths, The Cure и Joy Division.

— Я тоже любил эти группы и до сих пор люблю.

— И я! Я все еще нахожу в их альбомах вдохновение. Можно сказать, что их саунд сопровождает меня все эти годы.

Trentemøller — «Never Stop Running» feat. Jonny Pierce of The Drums

— Как называлась ваша самая первая группа?

Flow. Нам было по 15—16 лет. Мы ничего не умели, но очень хотели играть музыку и пробовали разные стили — ну то есть подражали всем, кого любили. Ах, вот я забыл очень важную для нас в тот момент команду — Echo and The Bunnymen.

— А когда вы вообще начали заниматься музыкой?

— С 8 лет. Я играл на барабанах и пианино в своей комнате. Доводил родителей до бешенства (смеется). Когда стал тинейджером, начал играть в группах. Это продолжалось довольно долго. Потом я увлекся электронной музыкой и стал ее писать — и только потом уже пришел к диджейству. Многие знают меня прежде всего как диджея, но на самом деле это не очень большая часть моей жизни. Диджейство для меня — это прежде всего способ заработать деньги, чтобы я мог играть в группе. А музыкой я занимаюсь… ну, сколько себя помню.

www.anderstrentemoller.com

— Ваш основной музыкальный инструмент — это пианино?

— Да, клавишные — пианино и синтезаторы — и немного перкуссии. В студии я могу поиграть на басу или извлечь какие-нибудь шумы из электрогитары. Но чаще всего играю на клавишных.

— И сочиняете музыку за клавишными?

— Да, большинство песен для нового альбома было сочинено за роялем, который стоит в нашей студии. Я не люблю сочинять музыку, уткнувшись в компьютерный монитор. Предпочитаю сидеть за инструментом — мелодии и последовательность аккордов записываю на iPhone. Потом уже переношу все это в компьютер и работаю там.

facebook.com/trentemoller

— Что изменится в вашей музыке на новом альбоме, который выйдет в сентябре? Критикам показалось, что перемена, происшедшая между дебютной и второй пластинками, была значительной. В этот раз будет что-то радикально новое?

— Я бы не сказал, что моя музыка меняется резко и радикально. Для меня это естественное развитие. Было бы странно, если бы моя вторая пластинка была в точности как первая, а третья — как вторая. Я развиваю идеи в мелодиях и звуке, причем это как-то само собой происходит. Я не трачу времени на анализ того, что было записано, не ставлю себе задачу придумать что-то такое, чего раньше не делал. Это естественный процесс.

www.anderstrentemoller.com

— Может быть, вы использовали какие-то технологические новинки при записи?

— Да, конечно. Только это не новинки, а возврат к традиции. Этот альбом мы частично записывали на магнитную ленту, а потом уже в компьютер. Как мне кажется, при записи на пленку — особенно партий баса и ударных — в звуке появляется органическая теплота. Пленка по-особому впитывает звук — придает ему мягкость. Другие партии инструментов мы записывали прямо в компьютер и подвергали специальной обработке, чтобы получить звук жесткий, холодный и колючий. Вот это смешение теплого и холодного звучания — контрасты и в саунде, и в композиции — то, что интересует меня больше всего, то, с чем я экспериментирую, когда пишу и продюсирую музыку.

Также на этом альбоме есть и быстрые треки в стиле инди-рока, и подходящие для клубов, и медленные, с темной, киношной атмосферой. Контрасты — вот что меня интригует.

Trentemøller «My Dreams» feat. Marie Fisker

— Известно, что на альбоме один трек записан с Джонни Пирсом, певцом из Drums. Кто еще был приглашен вами спеть на «Never Stop Running»?

— Я всегда был большим поклонником группы Low, поэтому мне особенно приятно сказать, что мы записались с Мими Паркер. Кацу из Blonde Redhead: еще одна группа, которая мне очень нравится. Мари Фискер — она пела и на предыдущем моем альбоме, Сьюн Роуз Вагнер из Raveonettes, это датская группа. Все они — артисты, которых я очень уважаю и рад, что они мне не отказали.

— Недавно у вас была возможность пригласить в вокалисты Дейва Гэхана или Мартина Гора из Depeche Mode — когда вы играли на разогреве их концерта в Берлине. Вы ей воспользовались?

— Мне даже не пришло это в голову. Представьте себе, мы играли на Олимпийском стадионе, где собралось 75 тысяч человек. Это не описать словами. Я просто был счастлив быть частью грандиозного шоу этой великой группы, видеть, как они работают. Depeche Mode — удивительная группа с очень хорошими мелодиями, большими хитами, Гэхан — выдающийся артист. Даже если бы мне пришло в голову — мне бы не хватило духу. Может быть, в следующий раз (смеется).

Trentemøller — «Silver Surfer, Ghost Rider Go!!!»

— 75 тысяч человек — это... страшно. Это самая большая аудитория, перед которой вам приходилось выступать?

— Да-да. Фанаты Depeche Mode известны своей преданностью любимой группе, поэтому было страшновато. Но нас приняли очень хорошо — возможно, потому, что у моей музыки есть что-то общее с Depeche Mode: атмосфера, саунд, они тоже любят гитары!

— Вы общались за кулисами — о чем говорили, о синтезаторах?

— Нет. Если бы кто-нибудь подошел ко мне после концерта и начал разговор о синтезаторах, я бы сбежал через минуту. Я им не слишком-то надоедал. Но оказалось, например, что Мартин знает мою музыку и называет себя моим поклонником. Что забавно и странно — ну потому что это я поклонник его музыки, причем с детства. И он это не из вежливости сказал: у него в коллекции, как выяснилось, есть мой микс «Harbour Boat Trips», половина песен на котором принадлежит датским группам — и именно это его привлекло. Что говорит о том, что Мартин пристально следит за новой музыкой.

«Harbour Boat Trips»

— На фестивале Park Live вы впервые в России сыграете свой полноценный концерт. Расскажите, кто с вами выйдет на сцену. На барабанах у вас по-прежнему дизайнер Хенрик Вибсков?

— Нет, что вы, Хенрик очень занят в fashion-бизнесе — к тому же у него двое детей. Наш барабанщик — Джейкоб Хойер, мы его делим с группой Raveonettes. Мари Фискер будет петь. Еще у нас два гитариста — очень крутых. Словом, мы к вам едем в формате настоящей рок-группы. Иногда во время лайва у нас на сцене бывает до 10 человек — но мне больше нравится, когда мы играем таким малым, рок-н-ролльным составом. Так лучше всего получается фокусироваться на звуке. А Хенрик Вибсков сделал нам новое визуальное оформление шоу. Москва станет третьим местом в мире, где его увидят. До этого мы его показывали только в Дании и Швеции, так что мне самому очень любопытно, как отреагирует ваша публика.

— Под визуальным оформлением вы имеете в виду видеоряд — он смонтировал видео?

— Нет, это не видеоряд. Он придумал особенное оформление. Мне даже трудно объяснить что это. Это надо видеть.



Фестиваль Park Live пройдет 28—30 июня на ВВЦ

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте