14 октября 2021Современная музыка
3485

«Мы не хотели быть традиционными рэперами»

Как группа 2H Company стала делать интеллектуальный хип-хоп на русском и зачем решила вернуться в обновленной версии

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture3H Company© Стерео Лиза

14 октября в клубе Mutabor состоится первое московское выступление проекта 3H Company — новой версии культовой хип-хоп-группы 2H Company, придуманной тремя ее участниками — Михаилом Феничевым, Михаилом Ильиным и Ильей Барамией. Появившись в 2005 году, альбом «Психохирурги» от 2H Company был одной из редких и удачных попыток сделать интеллектуальный хип-хоп на русском. Спустя 16 лет его авторы записали старые песни в обновленном и усиленном звуке — недавно выпустили их на альбоме «8 жизней» и вот теперь даже играют их на концертах. Денис Бояринов обсудил с Михаилом Ильиным и Ильей Барамией историю группы и то, зачем им этот реюнион.

— Миша, до 2H Company у вас с Феничевым была группа «Провинция». Что она исполняла?

Михаил Ильин: Мы как нормальные тинейджеры были поклонниками рэпа лет с 14. Любили East Coast: Onyx, Wu-tang, Naughty by Nature и прочих андеграундных рэперов. West Coast не уважали. Решили сделать проект, потому что Феничев сделал микстейп и между песенками, которые мы записывали с радио «Катюша», на своем магнитофоне записывал маленькие скиты. У меня даже осталась эта кассета, где он пытается читать. Это очень смешно. У нас был дружок в Горбунках, который в FastTracker написал для нас биты. В одной из первых наших песен были такие слова: «Скука — совсем непростая наука, под властью ее сейчас моя комнатуха, здесь муха летает и что-то там болтает...»

Потом у нас появился круг знакомых рэперов. Мы даже выступили на RAP Music, который Влад Валов устраивал, — это был фестиваль, где впервые участвовала «Каста», и там было много рэперов, которые потом стали первой волной русского рэпа. Мы тоже в нем участвовали. Но мы были по жеребьевке первыми, на нас отстраивали звук, и все звучало очень плохо. Словом, у нас была нормальная андеграундная рэп-группа «Провинция», которая потом почему-то превратилась в La ProV. Мы повыступали немножко, в основном в Петербурге, в Москве тоже играли. Без особого успеха, но музыка, кстати, была классная, однако в целом это был традиционный рэп. А потом Феничев встретился с Ильей и Сашей из «Елочных игрушек».

Михаил ИльинМихаил Ильин© Стерео Лиза

Илья Барамия: Я видел группу «Провинция» живьем. Мы с вами выступали как-то на концерте в клубе «Грибоедов». Там еще сцены не было — и люди обозначили сцену, выложив свои рюкзаки. А вы с Феничевым читали, повернувшись к залу спиной.

Михаил: На самом деле мы не хотели быть традиционными рэперами. Рэп-вечеринки нас смущали. Мы же были интеллигентными мальчиками. А рэперы, которых мы встречали, жестко слэмились и дрались со скинами, что нам не очень нравилось. Поэтому в конце концов мы пришли к «Елочным игрушкам».

Илья: Это была какая-то вечеринка, на которой группы играли импровизацию. Выступали «Елочные игрушки», потом к ним присоединялся Fizzarum, потом еще кто-то. И Феничев подошел ко мне, говорит: «Давай песню запишем?» Я говорю: «Давай попробуем». Он пришел в наш гараж, и мы записали две песни. Ну то есть он принес биты, а я их переделал.

Миша обычно приносил стопку MP3-дисков и говорил: «Вот с этого диска вот из этой папки возьмешь такую-то песню. Вырежи из нее фрагмент со второй минуты по 2:18». Я ему вырезаю, кольцо из этого делаю четырехминутное, а он на него сочиняет текст.

Михаил ФеничевМихаил Феничев© Стерео Лиза

Михаил: А какие это были песни?

Илья: Я вообще не врубался в то, что Миша слушает. Этого слишком много было. Я помню Bus Driver, Cannibal Ox, а остальных не помню. Мы записали две песни — «Чушь» и «Космос». И мы что-то делали, делали, но звучало все это очень странно, не цельно, и тексты нам казались не самой мощной силой. А потом к нам в студию приехала Риз Маслен из группы Neotropic. Случайно, после своего концерта. Мы слушали ее альбомы и так рады были. Она говорит: «Поставьте что-нибудь, что вы делаете». Мы поставили то, поставили се. Поставили и то, что еще не называлось 2H Company. Она такая: «О, вот это прикольно. Доделаете?» И мы такие: «Ладно». Она нас благословила, так сказать.

А потом Миша приехал как-то вечером и привез пять текстов настолько мощных, что я прям на ночь остался доделывать их, потому что это было очень круто. Такого сочетания электронной музыки и хип-хопа я еще не слышал. Пять треков — это почти весь альбом «Психохирурги».

Михаил: Мы пришли к «Елочным игрушкам», потому что фанатели от Ninja Tune и Anticon. Это был новый звук и новая, свежая музыка, чего очень хотелось. В тот момент мы уже начали слушать много электроники всякой, и это был полный кайф. Тут вдруг оказалось, что есть рэп с электроникой. Его не то чтобы было много, но он начал появляться.

— Вот я хочу как раз спросить: какой это был год?

Илья: Да черт его знает. Наверное, 2000-й. Но первый трек у нас вышел на сборнике «Выход в город», и это был 2003 год. А в 2005-м вышел альбом «Психохирурги».

Но тут выяснилось, что Феничев не хочет выходить на сцену. Он говорит: «Я не буду». Я говорю: «Мы почти год записывали альбом. С дисков денег не будет, надо давать концерты». И он такой: «Нет, ребят, я давал концерты, мне не понравилось». Я его очень долго убеждал и объяснял, что не обязательно выступать на рэп-фестивалях и входить в рэп-тусовку. Можно быть совсем отдельными. Нас, например, долго не пускали в клуб «Молоко» выступать, потому что говорили: «У нас рэпа нет! Сейчас парни в широких штанах набегут». В итоге, когда клуб «Молоко» сменил площадку и стал называться «Цоколем», его владелец говорил, что у них было три аншлаговых концерта, когда очередь стояла на улице, хотя люди точно знали, что в клуб не попадут: Tequilajazzz, «Ленинград» и 2H Company.

Илья БарамияИлья Барамия© Стерео Лиза

— Как появилось название 2H Company?

Илья: Феничев ляпнул. Я спросил: «Как название?» Он говорит: «2H Company». Я даже спрашивать не стал, что это значит.

Михаил: Для меня всегда было очевидным, что 2H — это хип-хоп. Сейчас, живя в Америке, я понимаю, что это наивное и не совсем грамотное название. Правильно было бы назвать 2H Crew или 2H Squad. Но это трогательно, по-моему.

— Когда вы почувствовали, что 2H Company стали известной группой?

Михаил: Наверное, когда мы приехали в Москву. У нас было интервью для «Афиши» — это был номер с Лимоновым на обложке. И у нас был большой концерт на «Винзаводе», где было очень много людей. Тогда мне стало очевидно, что происходит что-то по-настоящему большое. Но, мне кажется, Илюха был к этому привыкший.

Илья: Для меня стало сюрпризом, когда чуваки из Мариинки пришли к нам и попросили сделать с ними балет. Мы очень долго их отговаривали. Это была очень серьезная история — полугодичный проект и с жестким дедлайном. Они нам объясняли историю развития балета — устроили курс на несколько недель, чтобы ввести нас в контекст.

Михаил: Павел Гершензон показывал нам фильм «West Side Story»: «Вот же, смотрите, как может быть».

— Как случилось выступление 2H Company на «Нашествии»? Говорят, что вы были чуть ли не первой русской хип-хоп-группой в его лайнапе.

Илья: Я бы не назвал это пиком карьеры, потому что мы играли ночью при полупустом зале. И с нами тогда в первый раз ехал Кирюха (Иванов — лидер «Самого Большого Простого Числа». — Ред.). На самом деле, это был его звездный час, потому что его точно никто не слышал и он выступал третий раз в жизни. А сцена большая, и когда Миша переставал читать, а Кирилл шел к микрофону, ему народ сразу начинал аплодировать, потому что они слышали предыдущую песню. Это было прикольно.

Михаил Ильин и Илья БарамияМихаил Ильин и Илья Барамия© Стерео Лиза

— Миша, ты на сцене волнуешься?

Михаил: У меня адский страх сцены. Я бы хотел расслабиться по-настоящему — общаться с публикой и шутить, но не получается совершенно. У Феничева такой же был. Все-таки нужно иметь какой-то кураж, если ты настоящий рэпер, — уметь заводить людей и работать с публикой.

Илья: Мне кажется, что 2H Company все-таки скорее группа «записи», нежели группа «концертов», потому что столько текста, тебе важно разобрать слова и ты хочешь переслушать много раз.

Михаил: Я не знаю, не слышал никогда из зала.

— Потом вышел второй альбом «Искусство ухода за АК-47», и после его выхода все быстро закончилось. Почему?

Илья: Феничев с Сашей жестко поссорились, а причин я даже не узнавал. Однажды Миша сказал: «С меня хватит, я пошел». И ушел. Было видно, что между ними какое-то напряжение создается, а копаться в этом как бы и не хотелось, да и некогда. Было чем заняться. Я все время думал, что пройдет какое-то время и разногласия улягутся, но нет — не улеглись.

В 2019 году возникала идея возродить 2H Company. Но Саша не отреагировал, как и в этот раз. Поэтому мы решили поменять название и записать новую музыку.

Михаил: Саша не хочет возвращаться к старому. Говорит, что это все пройдено и неинтересно. Можно понять эту позицию.

Все стали такие скилластые. Это все звучит как офигенный хип-хоп.

— Кто был инициатором появления 3H Company?

Илья: Миша Ильин. Он, как обычно, наивно подошел к этому вопросу: «Давайте сделаем концерт!» Я говорю: «Миша, ты представляешь, сколько работы надо сделать?» А время вроде есть, и я решил попробовать. Начал искать исходники и понял, что все утеряно. Остались еще какие-то, плохо записанные а капелла, где-то на старых винчестерах, в обрывках файлов. Словом, оно просто невосстановимо. Тогда возникла идея: сделать старым песням новый звук, как если бы я сделал его сейчас.

Сначала меня пугало то, что получается. Потом, когда я услышал это с голосами, стало интереснее, а когда мы вместе отрепетировали программу, мне прямо понравилось, что получается. Читка все собирает. Энергия умножается. Тем более что тексты — хорошие, временем проверенные. Правда, непонятно: кому они сейчас нужны?

Михаил: Все стали такие скилластые. Феничев читает как монстр. Илья — крутой хип-хоп-продюсер. Это все звучит как офигенный хип-хоп. Другой уровень. Но я до сих пор, Илья, не уверен, что нужно перезаписывать альбом «Психохирурги». Было бы класснее, конечно, издать новые песни вместе со старыми.

© Стерео Лиза

— А что, есть новые песни?

Михаил: Феничев сказал: «Я пишу». Но он всегда очень медленно пишет, и непонятно, когда он закончит.

Илья: Поэтому я пропускаю это обычно мимо ушей и жду, когда он придет с текстом и скажет: «Давай записывать!»

3H Company выступят 23 октября в клубе «Мачты» (Санкт-Петербург) и примут участие в фестивале St. Fields, даты проведения которого будут объявлены дополнительно.


Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
МоскварийМолодая Россия
Москварий 

«“Надо будет показать, почему Москву стали называть Москварием”, — подумала Веспа». Рассказ Д. Густо

19 октября 2021696
Час экспертаМолодая Россия
Час эксперта 

«А теперь мы хотим сравнить 2050-е с 2080-ми — так, как будто у нас есть шансы на успех. Понимаете?» Рассказ Александра Мельникова

19 октября 2021479
Николай Толстой-Милославский о себе и своей работе историкаОбщество
Николай Толстой-Милославский о себе и своей работе историка 

Видеоинтервью Сергея Качкина с Николаем Толстым, британским историком, потомком русского аристократического рода, который расследует насильственную репатриацию эмигрантов после Второй мировой

18 октября 20211612
Что слушать в октябреСовременная музыка
Что слушать в октябре 

Альбом-побег Tequilajazzz, импрессионистская электроника Kedr Livanskiy, кантри-рэп-хохмы «Заточки», гитарный минимализм Дениса Сорокина и другие примечательные релизы месяца

18 октября 20211608
Лесоруб Пущин раскрывает обман советской власти!Общество
Лесоруб Пущин раскрывает обман советской власти! 

Группа исследователей «Мертвые души», в том числе Сергей Бондаренко, продолжает выводить на свет части «огромного и темного мира подспудного протеста» сталинских времен. На очереди некто лесоруб Пущин

13 октября 20214364