20 ноября 2013Современная музыка
187770

Краткий курс: кул-джаз

Джазмены разбирают джаз. Вторая серия: кул-джаз, вест-коуст, «третье течение», Майлз Дэвис, Гил Эванс, Modern Jazz Quartet и другие

текст: Даниил Бурыгин
Detailed_pictureНонет Майлcа Дэвиса во время записи «The Birth of Cool», 1949© Getty images / Fotobank.ru

COLTA.RU продолжает энциклопедический сериал об истории джаза: известные джазмены доходчиво объясняют ключевые понятия и явления из истории музыкального направления, изменившего XX век. Мы говорим о периоде с 1940-го по 1970-е — о джазе, который принято называть «современным», или modern jazz. Неделю назад речь шла о бибопе, сейчас — о рождении кул-джаза.

1940—1950-е. Кул-джаз. Вест-коуст, «третье течение»

В 1949—1950 годах нонет Майлза Дэвиса, состоявший из музыкантов ансамбля Клода Торнхилла, вместе с аранжировщиком Гилом Эвансом записал двенадцать композиций, которые в 1957 году вышли одним альбомом «Birth of the Cool». Эти записи привели к возникновению нового направления современного джаза. В них уже активно использовались многие приемы академической композиции — полифония, усовершенствованная текстура и аранжировка. Участники записей Джон Льюис и Джерри Маллиган позже сыграли ключевые роли в развитии этого стиля. Как очевидно из названия, кул-джаз противопоставлялся «горячему» звучанию и характеризовался сдержанностью и строгостью. Многие представители этого стиля проживали на Западном побережье США, кроме того, их поддерживала калифорнийская фирма грамзаписи Pacific Jazz Records, из-за чего возник фактически синонимичный кул-джазу термин «вест-коуст-джаз». Интерес к композиции, характерный для этого стиля, получил дальнейшее развитие в направлении «третье течение».

Miles Davis Nonet — «Boplicity»


Герман Лукьянов

трубач, флюгельгорнист, ансамбль «Каданс»

Майлз Дэвис создал такую эстетику, которая была антиподом энергичной, темпераментной игре «горячих» трубачей. Он понимал, что можно играть меланхолично, скупо, использовать мелодический минимализм. Фантазия его была настолько яркой, а ощущение гармонии и лада настолько сильное, что это было очень выразительно.

Miles Davis & Gil Evans — «Miles Ahead»


Юрий Чугунов

композитор, аранжировщик, педагог

В 40—50-е годы такие музыканты, как Стэн Кентон, развивают стиль «прогрессив-джаз». Это был шаг вперед в сторону композиторской музыки. Его подхватили такие люди, как Гил Эванс, который писал уже совершенно нового типа аранжировки и произвел революцию в свинговой оркестровке. Он отказался от группы саксофонов, усилил группу меди, ввел деревянные духовые инструменты, такие нетрадиционные для джазового оркестра инструменты, как валторна, туба и даже арфа. Фактически его аранжировка — это настоящая композиторская музыка. Недаром с ним сотрудничали такие музыканты, как Майлз Дэвис, которого я считаю все-таки композитором, несмотря на то что он написал немного пьес. Он всегда был стимулирующим началом в развитии главных стилей современного джаза — и в бибопе он отличился, и в кул-джазе, и фьюжн он начал играть одним из первых.

Modern Jazz Quartet «Exposure»


Владимир Тарасов

барабанщик, перкуссионист, трио «ГТЧ»

Кул-джаз — это одно из многих направлений в джазе, и он ни в коем случае не был, как многие считают, оппозицией бибопу. Хотя бы потому, что одним из основоположников обоих жанров был Майлз Дэвис. Но кардинальное различие между ними в том, что основа бибопа — прямой синкопированный ритм, в основном на 4/4, а импровизации больше напоминают вариации, зачастую не связанные с темой и закованные в жесткие 12- или 16-тактовые повторяющиеся гармонические рамки. Музыка в основном выстроена через «физику» и ритмическую энергию — практически все на концертах бибопа притоптывают ногой и качают головой в такт. Кул-джаз — это еще и нечетные, более раскованные ритмы, более свободная и разработанная гармония и, что самое важное, композиционное мышление. Конечно же, безусловно влияние классического формообразования. Если в бибопе импровизация зациклена в рамках определенного квадрата, то в кул-джазе это уже рассказанная история от начала темы и, через импровизацию, до конца произведения.

Большинство музыкантов замечательно себя чувствовали в исполнении как бибопа, так и кул-джаза, но было много исполнителей, остававшихся стилистически «чистыми», как, например, Modern Jazz Quartet. Когда я услышал их пластинку «European Concert», записанную в 1960-м, эта музыка покорила меня своей изящностью, потрясающим чувством ансамбля и композиционным мышлением. MJQ — одни из самых ярких представителей не только кул-джаза, но и тесно связанного с ним, еще более строгого по музыкальному построению направления «третье течение» (third stream), идеологом которого был Гюнтер Шуллер. Кому интересно, рекомендую записанную тогда же, в 1960-м, пластинку Modern Jazz Quartet совместно с Beaux Arts String Quartet, с Джимми Джуффри на кларнете, Джимом Холлом на гитаре, под названием «Third Stream Music». Дирижирует Гюнтер Шуллер.

Кул-джаз — это еще и нечетные, более раскованные ритмы, более свободная и разработанная гармония и, что самое важное, композиционное мышление.

В России наиболее ярким представителем кул-джаза для меня является Герман Лукьянов, который на основе этого направления создал свой композиционный стиль.

К вопросу о нашем трио (Ганелин—Тарасов—Чекасин): конечно, это направление было нам близко, потому что выстроенная композиция была основой нашей музыки. И просто гонять «темочки» нам очень не хотелось, тем более что наша задача была и в том, чтобы найти и наработать свой собственный музыкальный язык, что, к счастью, нам удалось. Как барабанщику эта музыка мне показала, что не обязательно играть громко и быстро — умение «шептать» на барабанах и слушать паузы меня привлекает значительно больше.

Stan Getz / Eddie Sauter — «I'm Late, I'm Late» from «Focus»


Юрий Чугунов

Особое место в кул-джазе занимает сюита Эдди Сотера, записанная со Стэном Гетцем, под названием «Focus». Только Гетц обладал таким уникальным звуком, со струнами он сливался идеально. Если бы не Гетц, это была бы довольно традиционная музыка. Гетц внес в нее свое личное ощущение музыки, и она оживилась и предстала в совершенно новом качестве. Это, собственно, роль музыканта как организующего, вдохновляющего начала для музыкальной композиции. Стилистика подобных композиций получила название «третье течение».

Нейт Вули

трубач, Nate Wooley Quintet

Gerry Mulligan Quartet — «My Funny Valentine»


Когда мне хочется представить, как должна звучать труба в чистом виде, я возвращаюсь к Чету Бейкеру, Нэту Эддерли, Кларку Терри и Майлзу Дэвису 1960-х годов. Если говорить об обучении игре на трубе, Чет Бейкер был наиболее важен для меня в ранний период. Я начал играть примерно в 12—13 лет и разучивал более простые его вещи, чтобы понять его лирическую манеру исполнения. Его манера была очень «вокальной», это пошло от музыкантов Эллингтона — таких, как Баббер Майли и Кути Уильямс. Но игра Чета по-настоящему напоминала пение. Для меня он был первым, кто сгладил характерный для этого инструмента надрыв и заставил его петь. До него никто не делал этого до такой степени, даже Майлз Дэвис. Для меня всегда была важна связь между голосом и трубой, и именно Чет Бейкер впервые показал мне эту связь. Первым музыкантом, которым я начал по-настоящему восхищаться, был Ли Морган — у меня были все его записи, я старался разучить каждое соло. Но со временем, уже после того ученического периода, я стал все больше возвращаться к Чету.

Dave Brubeck Quartet — «Take Five»


Андрей Разин

пианист, трио «Второе приближение»

Одно из моих первых ярких джазовых впечатлений — композиции Дейва Брубека. Сам Брубек называл себя «играющим на рояле композитором», что, по-моему, очень соответствовало действительности. Известно, что он брал уроки композиции у Дариуса Мийо; в 60—70-е годы Дейв Брубек создал много музыки крупной формы — кантаты, мессы, балеты, композиции для джаз-квартета и симфонического оркестра.

Очень интересно применение Брубеком знаний, полученных у Мийо, — в композициях пианист использовал полифонические приемы, политональность и полиритмику. Новаторскими являются введение и использование Брубеком в джазе метрических размеров — 5/4, 11/4, 9/8; до него себе такой «смелости» не позволял никто (один из, наверное, самых продаваемых дисков в истории джаза — «Time Out» Квартета Дейва Брубека — включал композицию «Take Five», написанную саксофонистом квартета Полом Дезмондом на размер 5/4).

Кстати, в 2009 году после выступления трио «Второе приближение» на джаз-фестивале в Рочестере (штат Нью-Йорк) я получил письменный отклик Дейва Брубека на наш диск «Event Space», что, конечно, очень воодушевило меня и моих коллег!

Продолжение на следующей неделе: 1950-е. Хард-боп.

Комментарии
Сегодня на сайте
La traviataКино
La traviata 

«Тайна падшего ребенка» Джерри Шацберга в «Гараже»

25 июня 20196670