14 ноября 2013Современная музыка
223010

Краткий курс: бибоп

Джазмены разбирают «современный джаз». Серия первая: бибоп. Чарли Паркер, Диззи Гиллеспи, Телониус Монк и при чем тут хипстеры

текст: Даниил Бурыгин
Detailed_pictureЛаки Томпсон, Диззи Гиллеспи, Чарли Паркер и Билли Экстин в Питсбурге, август 1944© Getty images / Fotobank.ru

COLTA.RU продолжает энциклопедический сериал об истории джаза: известные джазмены доходчиво объясняют ключевые понятия и явления из 130-летней истории музыкального направления, изменившего XX век. В этот раз пойдет речь о периоде с 1940-го по 1970-е — о джазе, который принято называть «современным», или modern jazz. Начнем с бибопа, откуда он вышел.

С середины 1930-х годов в американской прессе возникает рефлексия по поводу значения джаза для американской культуры: как оценить технически развитый, но по своей функции развлекательный современный джаз с точки зрения «серьезной» академической музыки? Можно ли считать джаз по-настоящему национальным американским явлением? Критики-традиционалисты осуждали отход некоторых свинговых музыкантов от «подлинного» хот-джаза в сторону европеизированной усложненной техники. Другие утверждали, что, только приблизившись к современной академической музыке, джаз обретет свое подлинное значение.

Чтобы воспринимать джаз, надо иметь такую организацию, которая остро ощущает движение времени.

На этом фоне в начале 1940-х годов в клубе Minton's Playhouse образовывается сообщество относительно неизвестных музыкантов-экспериментаторов — Чарли Крисчена, Телониуса Монка, Кенни Кларка, Диззи Гиллеспи, Чарли Паркера и других. В результате их совместных джем-сессий вырабатывается новый стиль, сильно контрастирующий со свингом того времени: свинговым биг-бендам предпочитали небольшие ансамбли из четырех-пяти человек, называвшиеся «комбо», вместо танцевальных ритмов и ярких мелодий — длинные импровизации на высоких скоростях и на основе усложненных гармоний. Как и в случае с новоорлеанским стилем, ранний бибоп не был задокументирован на пластинках, во многом благодаря забастовке Американской федерации музыкантов 1942—1944 годов, направленной против крупных американских фирм грамзаписи, с требованием регламентации авторских отчислений (другим следствием этого события, по мнению некоторых исследователей, стало угасание инструментальных биг-бендов и вытеснение их из мейнстрима вокальной популярной музыкой). Первые записи бибопа появляются только в 1944 году, когда этот стиль уже приобрел относительную известность. Этой известности не в последнюю очередь способствовала значительная часть его аудитории, получившая название «хипстеры» (поклонники бибопа, состоявшие в основном из белых студентов и выпускников колледжей, представителей среднего класса, которым импонировали определенные черты образа жизни боперов — например, стиль одежды Диззи Гиллеспи или героиновая зависимость Чарли Паркера). Романтизированный образ маргинального музыканта-бопера во многом связывался с бунтом негритянского населения США против коммерческой эксплуатации их уникальной культуры, с реакцией на сегрегацию и даже с прогрессивными политическими взглядами. Следствием стремления боперов к тому, чтобы их музыка воспринималась прежде всего как серьезное искусство, оказалось рождение современного джаза.

Charlie Parker and Dizzy Gillespie — «Hot House»


Герман Лукьянов

трубач, флюгельгорнист, ансамбль «Каданс»

Паркер и Гиллеспи создали язык, которым люди пользовались многие годы. Если вы создали манеру, по которой вас можно узнать через два-три такта, — уже отлично. Если вы создали свой стиль — вы уже гений. Такой музыкант становится полководцем, который указывает дорогу, ведет за собой сотни музыкантов, у него есть ясный план, как развивать это искусство. Паркер и Гиллеспи дали такое направление — бибоп. Позже многие музыканты, нехотя, осторожно, стали следовать этому. Если сравнить со свингом, это более виртуозные импровизации, более подвижная мелодика, использование некоторых политональных движений, когда происходит смещение мелодии относительно основной гармонии, скажем, на полутон. Поначалу гармонически они были очень скромны. Они брали обыкновенные песни. Многие музыканты даже не знали нот. Образование постепенно становилось необходимо джазу. Музыканты сочиняли сложные темы в зрелом бибопе — неграмотному человеку это было бы не под силу. Элемент соревновательности всегда присутствует в искусстве. Когда джазмены хотят показать себя лучшим образом, начинается погоня за скоростью. Если говорить об эстетике, то, конечно, нельзя сказать «чем быстрее, тем лучше». «Полет шмеля» Римский-Корсаков написал не для того, чтобы играли все быстрее и быстрее. Когда Чайковский написал 1-й фортепианный концерт, все говорили, что это сыграть невозможно. Теперь студенты-второкурсники играют — выросла техника.

Бетховен, Бах, Шуберт, Скрябин — все они были джазовыми музыкантами своего времени.

Джаз — это вдохновенное чувство ритма. Джаз любит меньшее количество людей, чем симфоническую музыку, оперу, балет, он требует определенного ритмического таланта у слушателя, потребности наслаждаться свободой игры ритма. Чтобы воспринимать джаз, надо иметь такую организацию, которая остро ощущает движение времени.

Charlie Parker «Koko»


Юрий Чугунов

композитор, аранжировщик, педагог

Почему Паркера можно назвать композитором? Он заложил новый язык для импровизации. Впервые по-настоящему боперы стали заниматься гармонией, они начали интересоваться современной академической музыкой, посещали концерты Стравинского, Бартока, стали изучать европейскую гармонию по учебникам. Импровизация значительно усложнилась по всем параметрам — ритмическим, гармоническим и мелодическим. В бибопе уплотнилось гармоническое время — в одном такте могло быть от двух до четырех аккордов (подробная гармонизация). Вошло в употребление понятие гармонической замены — тонические и доминантовые аккорды могли строиться не только на основных ступенях. Усилилась роль хроматизма. Использование гармонических надстроек дало возможность применять политональные приемы.

Thelonious Monk — «Ba-lue Bolivar Ba-lues-are»


Розуэлл Радд

тромбонист

В это время появились новые стили. Можно послушать записи Чарли Паркера и других музыкантов конца 1930-х — начала 1940-х годов — это был очень утонченный стиль. Но если вслушаться в то, что они делали, становится видно, как они взаимодействуют, а это самое важное. В музыке может быть сколько угодно структур, композиции и аранжировки, но как только возникает «электричество» между музыкантами, это становится джазом.

Если говорить о новаторстве, Телониус Монк как композитор был очень оригинальным и изобретательным. Тигарден был изобретательным в большей степени в ранние годы. Монк же оставался таким всю жизнь. Никогда нельзя было предугадать, чего ждать от него дальше. Для меня очень сложно выделить одну его композицию — я люблю их все (то же я могу сказать и о наследии Херби Николса). В репертуаре Монка широкий диапазон композиций — от простейших до самых сложных. С одной стороны, есть такие, как «Ba-lue Bolivar Ba-lues-are», с другой — «Trinkle Tinkle», достаточно сложная. Я думаю, это и есть самое ценное в наследии Монка — есть целый спектр композиций, на которых можно учиться.

Thelonious Monk — «Pannonica»


Нед Ротенберг

саксофонист, R.U.B., Ned Rothenberg's Sync

Практически все, кого я знаю, ощутили сильное влияние Монка. Я никогда не пытался заучивать соло с его пластинок, но я старался учить все композиции. Именно на его пластинках я впервые услышал Макса Роуча. Я слышал, как барабаны играют мелодию, они имели там очень большое значение. Если вы послушаете «Blue Сонни Роллинса, там Монк тоже играет темы. Я всегда имел интерес к тематической импровизации. Это видно из моей музыки, которую я не считаю джазом. Самое главное — это процесс, тема и вариации. Каждое произведение — это материал, который развивается в процессе. Такой подход отличается от того, что делает, например, мой друг Джон Зорн, у которого есть много коллажа и резкого переключения с одного на другое. Идея развивающейся в процессе темы идет от Роллинса, но точно так же она идет от Бетховена и Баха, которые сами были великими импровизаторами. Просто в те времена не было звукозаписи, и им приходилось записывать это на бумаге. Бетховен, Бах, Шуберт, Скрябин — все они были джазовыми музыкантами своего времени. Под «джазовыми музыкантами» я подразумеваю созидающих импровизаторов. Так что представление, что на джазовых музыкантов влияют только исполнители на том же инструменте или только джазовые музыканты, — это заблуждение.

Продолжение на следующей неделе: 1940—1950-е. Кул-джаз. Вест-коуст, «третья волна».

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201913680
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201911470
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201914660