8 ноября 2013Современная музыка
236250

Виталий Дубинин из «Арии»: «Мы всегда пели о том, что наболело»

Автор большинства песен главной российской хеви-метал-группы о проблемах с вокалистами, о «Единой России» и о том, как «Ария» угодила в байк-шоу «Сталинград»

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© «Ария»

Основанная 28 лет назад «Ария» остается одной из самых популярных рок-групп в стране. В первую очередь у молодежи — она входит в первую десятку наиболее часто прослушиваемых «ВКонтакте» исполнителей по Москве и России. Несмотря на заслуженный возраст и статус, «Ария» не снижает активности — два года назад группа выпустила новый альбом «Феникс», для записи которого был рекрутирован новый вокалист Михаил Житняков, и стала ездить с ним в длительные гастроли по стране. На этой неделе в клубе Stadium Live состоится именной фестиваль тяжелого рока «Ария Фест 2013», в котором примут участие группы из России, Германии и Норвегии и, разумеется, «Ария», только закончившая тур по Поволжью.

Воспользовавшись поводом, Денис Бояринов отправился в Дом культуры «Чайка», в котором с 1993 года расположена студия «Арии» и где они записали все свои альбомы, начиная с «Ночь короче дня», чтобы поговорить с Виталием Дубининым — бас-гитаристом, бэк-вокалистом и автором музыки большей части песен группы.

— На мой взгляд, одна из главных проблем в российской музыке, и особенно в роке, — это вокалисты. Нет интересного мужского вокала. Группа «Ария» дважды меняла вокалистов — вам эта проблема должны быть хорошо знакома, поэтому очень любопытно эту тему с вами обсудить.

— В российской рок-музыке действительно большая проблема с вокалистами. Я связываю это не только с нашим менталитетом, но и с отсутствием школы. Если гитаристы или другие инструменталисты могут купить, скачать или просто посмотреть в интернете видеошколы и извлечь много полезного, то вокалом надо заниматься непосредственно с педагогом. Конечно, бывают самородки, которым ничего не нужно. Но в основном вокал — это занятия и школа. Как бы ни хотели представить, что для рок-музыки достаточно просто запеть — и как человек поет, так и все. Ничего подобного — это ерунда. Вот школы вокальной у нас нет. По крайней мере, ее не было еще 10 лет назад. Кто кроме Кипелова из наших сейчас хорошо поет? Ну вот [Дмитрий] Борисенков (лидер «Черного обелиска». — Ред.) мне нравится как поет, Коля Носков...

© «Ария»

— Николай Носков мог бы петь вместо Кипелова в группе «Ария».

— Это вы о том, что он работал в «Поющих сердцах»? У него, конечно, школа — просто супер. Скажем, у поколения музыкантов, которые начинали в 80-х и 90-х, с вокалом была беда полная. Надо учиться, надо ходить к педагогу. У Борисенкова был педагог, у Кипелова был педагог, который ездил с нами в течение трех лет на концерты и перед каждым концертом Валеру распевал. При том что у Валеры были своя манера и приятный тембр, но именно профессиональной работе — как сохранить голос и развить диапазон — его научил учитель.

«Каратэ» — дуэт Валерия Кипелова и Николая Расторгуева времен «Поющих сердец» и «Лейся, песня»


— Тем интереснее, что вы выбрали новым вокалистом «Арии» Михаила Житнякова. Он же из другого поколения и без музыкального образования. Это большой риск. Почему вы на него пошли?

— Брать человека пожилого и заслуженного, во-первых, вряд ли бы получилось, потому что у каждого из них есть свое дело. Во-вторых, человек заслуженный всегда сложнее как человек уже сформировавшийся, со своими тараканами. Всегда сложнее ужиться, на мой взгляд. А в-третьих, просто надо было спеть те наши старые песни — все наследие в десять альбомов. Опять приходится сравнивать с Кипеловым, но тесситура должна быть такая же, потому что мы не можем переложить песни. Как у нас играется, так мы и играем — ну плюс-минус можем понизить на полтона. То есть у человека должны быть конкретный диапазон, определенная манера — вот на это мы и обращали внимание.

Михаил Житняков записывает вокал для своей предыдущей группы «Гран-КуражЪ» (2011)


— Сложно было найти такого человека?

— С Мишей получилось так. [Маргарита] Пушкина (автор текстов песен «Арии». — Ред.) дала послушать одну из ее «Династий посвященных». Там было несколько разных вокалистов. Я послушал, и мне понравилось, как спел Миша. Я поставил послушать другим, и мы отметили про себя, что у него и тембр красивый, и диапазон широкий, и манера. В «Арии» очень много нехарактерной для западной рок-музыки чересчур распевной песни. Все, что нам нужно было, мы у Михаила услышали.

Единственное, что нас смущало, — что берем человека непрофессионального. При современном развитии звукозаписывающего дела можно записать все как угодно. Но самое-то главное — это работа на концертах. Петь сольный концерт по час сорок каждый день на протяжении двух недель — это очень сложно. Ты можешь выдержать, если ты на адреналине и тебе страшно, — да, это можно. Либо за счет молодости: ты непрофессионал, но ты свеж, у тебя здоровый организм, неизношенные связки. Третий вариант — это когда есть школа.

В «Арии» очень много нехарактерной для западной рок-музыки чересчур распевной песни.

В общем, мы решили рискнуть и когда начали говорить с Михаилом, то спросили его: готов ли он пойти учиться? Ответил, что да. Он сам долго думал, ему не хватает вокальной техники, и он пошел к тому же педагогу, у которого занимались Борисенков и Максим Самосват из «Эпидемии». Занимался он недостаточно долго, но до гастролей у него было хотя бы месяца четыре, и ему дали азы профессиональной работы для длительных гастролей — как не перетруждать голос и прочее. Ему это помогло. Может, он просто талантливый и уловил. Тем не менее мы уже вместе третий год и едем в третий тур. Проблем не было — человек справляется, выдерживает колоссальную нагрузку.

— Вы сами — профессиональный вокалист, заканчивали Гнесинку. Гнесинка может помочь человеку, который хочет петь рок?

— Когда я учился в Гнесинке, у нас это называлось «эстрадное отделение». Все педагоги были больше заточены под джаз или то, что сейчас называют r'n'b — «ритм-энд-блюз», такое негритянское пение. Больше субтона в голосе, чтобы не драть связки, как у нас тогда на эстраде пели «Я люблю тебя, Россия», а все-таки по-настоящему, по-фирменному. Но таких педагогов, которые бы учили, как петь тяжелый рок, там не было. Эту манеру надо было искать самому. Может быть, сейчас уже и есть такие педагоги, конечно, они появились. Сейчас появляется школа. Та же «Фабрика звезд», где есть педагоги, которых у нас раньше не было. Спустя двадцать пять лет все продвинулось достаточно далеко вперед, но при этом сказать, что все понимают, как надо петь, я не могу. Возможно, это как-то связано с нашей русской фонетикой, с тем, что у нас по-другому заточен звуковой аппарат и другое звукоизвлечение. У европейцев помимо того, что у них школы лучше, как-то все получается гораздо органичнее. Хотя в интернете полно записей, где люди играют и хорошо поют.

© «Ария»

— Я не могу вас не спросить о конфликте с вашим предыдущим вокалистом Артуром Беркутом, хотя тема неприятная. Вы подавали на него в суд за исполнение песен «Арии». Чем это все закончилось?

— Еще не закончилось. Суд в первой инстанции вынес решение в нашу пользу. Это было в августе. Артур подал на апелляцию в Мосгорсуд. Заседание должно было быть вчера. Оно началось, но кто-то не пришел. По-моему, третья сторона, в качестве которой должны были выступить представители РАО. Им, видите ли, не послали вызов. Поэтому все снова отложили на месяц. Я могу коротко сказать: мы не хотели этого суда и уже после того, как подали в суд (Беркут фактически заставил нас это сделать), предлагали несколько способов достичь компромисса и подписать мировое соглашение на условиях, которые бы устроили всех. И Артуру, я знаю, его юристы тоже советовали это сделать. Но он почему-то не хочет. Как только суд состоится, я могу еще раз встретиться и рассказать обо всем подробно.

Артур Беркут на шоу каскадеров в Челябинске исполняет свою песню. Но под фонограмму


— Хорошо, я обязательно воспользуюсь вашим предложением. На вашем последнем альбоме «Феникс» первой стоит песня «Черный квадрат» — достаточно необычная для «Арии», можно сказать, протестная. Вы, записывая эту песню, осознавали, что она прочитается поклонниками как песня о нынешней ситуации в России?

«Ария» — «Черный квадрат»


— Конечно, осознавали. У нас немного таких песен, но все же есть — с социальной направленностью. Например, была такая песня «Что вы сделали с вашей мечтой?». Может, не очень острая, но тоже с социальным подтекстом. Мы всегда пели о том, что наболело. Нам никогда не хотелось превращаться в группу политического плаката, но когда что-то остро не нравилось, то мы всегда что-то писали. Именно про нашу Россию, про сегодняшний день и нынешнюю власть. Нам много чего не нравится. Когда мы писали эту песню, у нас было много вариантов текста — не то что более грубых, но прямых. Но мы сделали то, что сделали. При этом мы с Ритой (Пушкиной. — Ред.) в этом намерении были абсолютно солидарны, «Черный квадрат» не был заказом с нашей стороны, потому что мы чувствуем происходящую ситуацию идентично.

— Владимир Холстинин, отвечая в форуме поклонникам на сайте «Арии», не скрывает своих резких настроений по отношению к власти и к президенту. Какую позицию занимаете лично вы?

— Я, мне кажется, тоже достаточно резко и однозначно высказывался и заявлял свою позицию. Вообще, я считаю, слушателя должны интересовать не политические взгляды музыканта, а музыка. По крайней мере, это не главное.

Беркут фактически заставил нас подать в суд.

Я тоже очень критически отношусь к нашей власти. Мне очень не нравится то, что сейчас происходит в стране. Я противник партии «Единая Россия». Я не хотел, чтобы Владимир Путин переизбирался на третий срок. Объясню. Поступательное движение страны возможно только при сменяемости власти. Тем более такой страны, как наша, где есть клановость, кумовство и прочее. Наша основная беда — не дураки и дороги, а коррупция, которая пронизывает все наше сознание и бытие. Ее искоренить можно только при смене власти. Два срока по четыре года — уже замечательно. Зачем делать из нас дураков — ставить такого послушного мальчика Медведева, который внес предложение продлить срок нашему замечательному президенту до шести лет? Для чего он это делает? Все видят, что страна идет в неправильном направлении и это только тормозит.

И еще эта замечательная партия «Единая Россия»... Что такое оппозиция в парламенте? Это своего рода контрольный орган, который также способствует развитию системы. Власть должна либо доказывать, что она права, либо прислушиваться к оппозиции. А у нас сделали так, что оппозиция вся ручная, что любое решение принимается большинством «ЕР». А мы знаем, как туда людей принимали. Ну как к этому можно относиться? Ужасно! То, что происходит сейчас, мне очень не нравится.

— Тогда каким образом «Ария» попала на патриотическое байк-шоу «Сталинград», которое организовывали Хирург и «Ночные волки», как показалось, для укрепления рейтинга Путина?

— Ну, если я начну оправдываться и говорить, что мы не знали, что там будет, все скажут: ну как ты не знал? Начну с того, что с Хирургом и «Ночными волками» мы достаточно долго сотрудничаем, выступаем на байк-шоу и на других мероприятиях. Когда его вдруг стало заносить в этот, как я считаю, лжепатриотизм, в «православных байкеров», мы как-то призадумались. До этого у него было шоу «Севастополь» — и опять же «За Россию!». Но это как-то, наверное, хорошо: Севастополь — русский город, который, к сожалению, отдали, не подумав. Почему бы не выступить. Мы сыграли в Севастополе, и получилось вполне прилично.

Я противник партии «Единая Россия». Я не хотел, чтобы Владимир Путин переизбирался на третий срок.

В Волгограде мы сыграли чуть ли не первыми, а что там потом происходило, для нас стало неожиданностью. Приехал Путин. И всех этих речей Хирурга мы уже не слышали. Вечером уже посмотрели по телевизору в гостинице и подумали, что если бы нам с самого начала сказали, что будет именно так, то очень большой вопрос, сыграли бы мы или нет. У Хирурга свое видение, свой взгляд на историю. Я не разделяю таких взглядов. Я считаю, что байкеры — это такие люди, которые должны стоять в стороне от политики. Ладно, ты хочешь кому-то отдать почести, но это надо как-то делать не с таким подобострастием к сегодняшней власти. В общем, я не одобряю.

Говорить, что я жалею, что в этом участвовал? Не могу сказать, что мы участвовали. Мы спели четыре песни, как нас попросили. Одну патриотическую — «Поле битвы», потом несколько байкерских песен. Никакого ура-патриотизма не показывали, конечно, но осадочек нехороший остался.

«Ария» на байк-шоу «Сталинград». Съемка канала «Россия 2»


— То есть они вас использовали, не предупредив о том, что там будет.

— Ну конечно.

— А вы сами байкер, как я понимаю?

— Вот Хирург — байкер. Я уже десять лет его вижу, и он все время в кожаной жилетке.

Я катаюсь на мотоцикле, но с годами все реже и реже. По Москве мне перемещаться на мотоцикле не нравится, я считаю, что мотоцикл — это что-то такое, связанное со свободой. Дорога без машин, ты едешь… И в компании. Еще стал меньше ездить, потому что раньше у нас была компания, человек пять-шесть, а сейчас все разбежались каждый по своим делам, стали меньше общаться. Ну, порой езжу на мотоцикле на дачу. Наверное, байкер.

Классическая «Ария» — 25-летней давности


— Михаил Житняков мне сказал, что у вас начался процесс работы над новым альбомом, как только вышел предыдущий, «Феникс». Его ждали долго. Сколько ждать следующего?

— Мне не нравится, когда музыканты говорят: сейчас мы полгода откатаем концерты, потом соберемся в студии, посмотрим, что у нас есть, потом начнем записывать. И люди ждут-ждут-ждут, когда же у музыкантов что-то там наконец случится. Поэтому мы старались в группе «Ария» никогда не обозначать конкретных сроков. Могу сказать, что мы очень плотно работаем над новым альбомом и не собираемся затягивать. Это не в наших интересах. Фактически вся музыка на «Фениксе» была записана до Михаила, он просто спел. Над следующим же альбомом мы работаем уже с ним. Он участвует на сто процентов и даже написал песню, чему я очень рад.

«Ария Фест 2013»: Symphomania (Киев), Rage (Германия), Sirenia (Норвегия), «Черный обелиск» и «Ария» — 9 ноября в Stadium Live

Комментарии
Сегодня на сайте
Мужской жестКино
Мужской жест 

«Бык», дебют Бориса Акопова, получил главный приз «Кинотавра». За что?

19 июня 201913660
Рижское метроColta Specials
Рижское метро 

Эва Саукане реконструирует советскую утопию — метрополитен в Риге, которого не было

19 июня 201911470
Что слушать в июнеСовременная музыка
Что слушать в июне 

Детский рэп Антохи МС, кинетическая энергия Дмитрия Монатика, коллизия Муси Тотибадзе и еще восемь российских и украинских альбомов, которые стоит послушать

19 июня 201914660