«Наш выбор — беседовать с планетами и нефтяными океанами»

Авторы нового «Соляриса» в театре «Практика» — о Тарковском, иммерсивных мирах и пучине ковида

5 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture© Личный архив Евгения Мандельштама
    Евгений Мандельштам (группировка Immerse Lab)

    «Солярис» Тарковского — это, конечно, погружение в детство, в полуосознанные фантазмы юного существа, застывшего перед экраном огромного советского телевизора на даче у бабушки. Это переживание невероятного уюта, когда герой фильма, Кельвин, обнаруживает себя на даче своих родителей. В детстве я совершенно не осознавал, что фильм Тарковского про космос, — казалось, что его действие происходит в каком-то уютном советском НИИ, похожем на тот, в котором работала моя мама. Позже, прочитав роман Лема, я очень расстроился, что Тарковский совершенно проигнорировал всю фантастическую топологию планеты Солярис, ее мрачный демонизм. Поэтому, работая над выставкой как одной из частей проекта, мы попытались соединить уют Тарковского с готическим ужасом Лема. Ну и, конечно, очень важной является тема главного героя: мое детское воспоминание о фильме и его герое — это такой вечно молчаливый, пассивный наблюдатель (конечно, пересмотрев в более взрослом возрасте фильм, я убедился, что это ошибочное воспоминание). Разрабатывая дополненную реальность выставки, мы исходили из того, что главный герой нашего произведения — сам зритель: ведь все действие происходит с ним и вокруг него. Вот этот молчаливый скрытый центр повествования — это, безусловно, проекция Тарковского и его героев, перенесенная в мир технологического искусства.

    © Immerse Lab

    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 2022634
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202210621
Чуть ниже радаровВокруг горизонтали
Чуть ниже радаров 

Введение в самоорганизацию. Полина Патимова говорит с социологом Эллой Панеях об истории идеи, о сложных отношениях горизонтали с вертикалью и о том, как самоорганизация работала в России — до войны

15 сентября 202211135
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202266612