28 мая 2015Театр
108510

«Национальное достояние России»

Додин, Фокин, Серебренников, Гинкас и другие руководители ведущих российских театров — о «Золотой маске»

 
Detailed_picture© Михаил Метцель / ТАСС

В конце минувшей недели на выездном совещании Минкульта «О реализации основ государственной культурной политики Российской Федерации» первый заместитель министра культуры Владимир Аристархов выступил с жесткой критикой Национальной театральной премии и фестиваля «Золотая маска», обвинив организаторов форума в последовательной пропаганде спектаклей, «провоцирующих общество, очевидно содержащих элементы русофобии, презрение к истории нашей страны и сознательно выходящих за нравственные рамки» и усомнившись в необходимости финансирования фестиваля госбюджетом. В финале своего выступления господин Аристархов предложил театральному сообществу ответить на вопрос: «С кем вы, мастера культуры? С народом или против народа?» COLTA.RU публикует результаты опроса руководителей ведущих российских театров, рассказывающих о собственном отношении к «Золотой маске».

Валерий Фокин

художественный руководитель Александринского театра

Самое ценное в этом проекте то, что «Золотая маска» позиционировалась и всегда реально являлась выражением независимого мнения экспертных сообществ профессионалов о произведениях, представляющих современный художественный процесс. Это и укрепило авторитет «Маски» как действительно высшей профессиональной театральной премии.

Отсутствие идеологической и эстетической тенденциозности (сменность экспертных советов, состава жюри и его председателей), система номинаций (отражающих всю полноту театральных форм), охват театров — как региональных, так и столичных, высокая планка критериев, исходящая, как говорят, из «уровня мировых стандартов», — все это реально позволило динамизировать театральную жизнь в нашей стране.

Очень важна роль «Маски» в возрождении и активизации гастрольной деятельности. Показ в регионах лучших достижений российского театра и, в свою очередь, представление региональных театров в Москве и Петербурге — в этих проектах «Маска», безусловно, идет в авангарде отечественного культурного процесса.

Единство конкурса и фестиваля — еще одна позитивная черта этого проекта. Позитивной является и вариативность разного рода специальных премий и призов, которые позволяют поддержать как различного рода значимые для театральной жизни начинания, явления и достижения, так и специальные, индивидуальные заслуги крупнейших деятелей российского театра.

«Золотая маска» остается в сознании российского общества одним из немногих действительно независимых гражданских общественных начинаний.

Лев Додин

художественный руководитель Малого драматического театра — Театра Европы

«Золотая маска» объединяет театральное сообщество России, его столичные и региональные составляющие, что принципиально важно, потому что исторически — и до революции 1917 года, и при советской власти — существовал, на мой взгляд, катастрофический разрыв между столичными и провинциальными театрами, разрыв, прежде всего, в области престижа и известности. Существует он и сегодня, когда серьезный театр сознательно или бессознательно вытесняется из поля общественных интересов легковесными, чисто коммерческими проектами, особенно шоу-бизнесом и вообще массовым искусством. Наконец, фестиваль в том виде, в котором он развился и созрел, противостоит все более растущей сегодня тенденции оценивать работу театра с точки зрения только коммерческой рентабельности. Кроме того, «Золотая маска» остается в сознании российского общества одним из немногих действительно независимых гражданских общественных начинаний — что сегодня, когда руководством страны так много говорится о необходимости структуризации гражданского общества, чрезвычайно важно.

Кирилл Серебренников

художественный руководитель «Гоголь-центра»

Скажу честно, я к «Золотой маске» не имел и не хочу иметь никакого отношения. Эта премия всегда упорно игнорировала мои спектакли, особенно те, которые я сам считал удачными, а те, что попадали в конкурс, каждый раз становились предметом споров и скандалов среди экспертов. Одну «Маску» — как бы по совокупности за работы одного из прошлых сезонов — я отказался принять в знак протеста, другую — за «Отморозков» — все же пришлось взять, чтобы не обижать жюри и тех, кто боролся за спектакль. Это не мой фестиваль, это не мое сообщество, на его трудности и разборки внутри него я скептически смотрю со стороны. Но наступившая новая ждановщина так отвратительна и опасна для Театра в целом, что я высказываю слова поддержки всем, кто делает эту премию и фестиваль. Они работают, делают, создают, а эти «аристарховы» умеют только ломать. Обвинения в русофобии, аморальности и прочих «грехах» ведущих режиссеров — лауреатов премии последних лет — Сергея Женовача, Валерия Фокина, Льва Додина — это просто позор. Этого безграмотного и неумного чиновника надо гнать вон, пока он окончательно не наломал дров.

Андрей Могучий

художественный руководитель Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова

Я искренне восхищаюсь командой «Золотой маски», восхищаюсь их организационным талантом, неутомимостью, какой-то невероятной любовью к театру и людям, его создающим. За что низкий им поклон, уважение и любовь.

Ежегодно «Золотая маска» задает высочайшую планку профессионализма, организуя в Москве показ лучших спектаклей страны. «Маска» — это всегда проверка твоего художественного соответствия запросам сегодняшнего дня. Оценки членов экспертных советов и жюри «Маски» расставляют приоритеты, определяют основные тенденции развития театрального искусства страны на будущий год.

Конечно, недовольные будут всегда. «Золотую маску» будут упрекать в несправедливости, в субъективности экспертов или жюри, в тенденциозности и прочих грехах. На моей памяти — а свою первую «Маску» я получил 15 лет назад — не было года, чтобы после очередного конкурса не разыгрывались бури негодования. И это, к сожалению, свойство и издержки любой конкурсной премии.

Конечно, нет предела совершенству, и есть вещи, которые, наверное, можно и нужно корректировать. Есть что-то, за что «Маску» можно и покритиковать. Но нельзя лишать театральное сообщество возможности профессионального состязания, возможности соотнести себя с коллегами «по гамбургскому счету», понять свое место на театральной карте страны.

Константин Богомолов

режиссер

Все театральные деятели знают, что гастроли — вещь опасная. На гастролях с людьми происходят порой страшные метаморфозы. Тихоня становится дебоширом, семьянин — бабником, случаются и совсем безобразия. Словом, люди культуры в командировках проявляются совершенно неожиданно и, как правило, некультурно. Но это не вина их. Это командировка. Поэтому я бы списал все на выездное заседание.

Генриетта Яновская, Кама Гинкас

Московский ТЮЗ

Ничего не имея, конечно, против государственных премий, должны сказать, что они коренным образом отличаются от премии «Золотая маска»: первые оценивают госслужбу, вторая — вклад в искусство театра. Государственную премию дают таинственные чиновники или приближенные критики. «Золотую маску» присуждает с большей или меньшей объективностью театральная общественность.

Проект «Золотой маски» полезен уже тем, что молодой режиссер, артист или художник, номинированный на эту премию, а тем более получивший ее, получает подтверждение, что он замечен и его поиск оценен. Для молодого театрального работника, комплексующего или сверхсамоуверенного, это чрезвычайно важно.

Никакие призы никогда не бывают объективными. Сюда кроме борьбы групп вмешиваются стратегические и политические мотивы. Даже Нобелевская премия давно перестала быть объективной, полагая, что если премию дали «желтому» континенту, то пора дать континенту «черному». Даже Ахматова не была удостоена Нобелевки, как эту премию всегда называл Иосиф Бродский.

На вопрос молодого артиста, что лучше — номинация или премия, мудрый Игорь Ясулович ответил: конечно, номинация. Номинированы те, кого невозможно не заметить. А далее — дело театральной политики.

«Маска» занимается институционализацией отечественного театра.

Михаил Угаров

художественный руководитель «Театра.doc»

«Золотая маска» формирует и осуществляет театральную жизнь России — очень, надо сказать, разношерстную. «Маска» занимается институционализацией отечественного театра. Не будем брать крупные театры, поскольку у них хватает сил и самим себя предъявлять «городу и миру», но вот, к примеру, история с Прокопьевской драмой: если бы не эксперты «Золотой маски», кто бы знал, что есть этот театр и этот, в конце концов, город? Но он тем не менее сейчас нанесен на карту России. «Маска» создает эту карту, с годами сильно меняющуюся, — более того, оказывается, что многие крупные российские города вообще находятся вне этой карты. Ну, например, Нижний Новгород — абсолютно же нет его, и кто в этом виноват? Честно говоря, видя иногда, что там происходит, думаешь, что сам Нижний Новгород и виноват. Такая констатация картины год за годом очень важна — она дает возможность и профессионалам, и экспертному сообществу, да и так называемым простым людям ориентироваться в том, что происходит в театральном процессе.

Евгений Писарев, Анна Волк

Московский драматический театр имени А.С. Пушкина

Ценность фестиваля и конкурса «Золотая маска» — в возможности увидеть, услышать, узнать, понять, что происходит в театральном процессе страны сегодня и чего ждать завтра. Столичные театры понимают, что жизнь есть и за пределами окружной дороги — и иногда значительно более насыщенная и интересная, чем кажется изнутри МКАД. Нужно ли говорить, что для региональных театров «Маска» — зачастую единственная возможность встретиться с московской публикой, прессой, профессиональным сообществом и получить его оценку.

Сейчас кажется, что «Золотая маска» была всегда — и должна всегда быть, оставаясь константой театрального процесса нашей страны.

Важна независимость «Маски» от кого бы то ни было, кроме профессионального сообщества в лице Союза театральных деятелей как учредителя, критиков в экспертных советах и практиков — в жюри. «Золотая маска» — это премия не чиновников, но профессионалов, деятелей театров. Ее девиз — независимость и субъективность в лучшем значении этих слов.

Алексей Бородин, Софья Апфельбаум

РАМТ

Несмотря на все споры и неизбежные в творческой среде разногласия, авторитет «Золотой маски» для театральной общественности безусловен. Тот «банк данных», срез театральных сезонов, которые накопила «Маска» за два десятилетия своей работы, — это живая история отечественного театра. Дискуссии о том, какой быть «Маске», ведутся со дня ее основания. Фестиваль постоянно видоизменяется, появляются все новые и новые номинации, программы, вносятся изменения в работу экспертов — все это необходимо для того, чтобы «Маска» не превратилась в статичный ритуал.

Евгений Марчелли, Юрий Итин

Театр драмы имени Федора Волкова

«Золотая маска» — национальное достояние России. При невозможности объективности в искусстве с появлением «Маски» возник критерий, заданный профессионалами критического цеха, по которому определяются самые яркие события театрального сезона. Конкуренция, возникающая при определении лауреатов, — стимулирующий, а не разрушающий фактор театральной жизни. Фестиваль создает пространство, в котором на протяжении месяца в столице собирается вся театральная страна, — это бесценный опыт обмена живой информацией, живым общением, опыт, если хотите, единения.

Комментарии

Новое в разделе «Театр»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Сказки об ИталииКино
Сказки об Италии 

«Счастливый Лазарь» Аличе Рорвакер — новый фильм о том, что только чудо может спасти старые формы кино

18 декабря 201810610