11 декабря 2015ОбществоСинема верите
177500

«Бывшие коллеги шампанское откупорили, когда избавились от меня»

Что случилось с людьми, которые после протестов пошли во власть, чтобы менять мир изнутри? Николай Овчинников поговорил с четырьмя депутатами-самовыдвиженцами

текст: Николай Овчинников

В это воскресенье, 13 декабря, в 15:00 в проекте «Синема верите» мы будем смотреть фильм на важную тему — «Самовыдвиженку» Юлии Киселевой. В обсуждении примут участие публицист Илья Будрайтскис, руководитель «Театра.doc» Елена Гремина, социолог, профессор Высшей школы экономики Симон Кордонский, журналист Григорий Охотин, психолог и муниципальный депутат Гагаринского района Москвы Елена Русакова. Попасть на показ еще можно, если успеть записаться на него вот здесь.

В марте 2012 года президентские выборы в России и предшествовавший им всплеск гражданской активности совпали с муниципальными выборами в Москве. В качестве кандидатов в них участвовало более сотни молодых самовыдвиженцев; некоторые из них пошли в политику только после думских выборов 2011 года и первого митинга на Болотной. Судьба тех, кто выиграл, в итоге сложилась по-разному: кто-то остался и продолжает работать, кто-то уехал в другой регион или другую страну, кто-то устал и потерял мотивацию. COLTA.RU поговорила с четырьмя депутатами и экс-депутатами муниципальных собраний с очень разной судьбой.

Владимир Гарначук

экс-депутат МО «Тропарево-Никулино»

© moszapad.ru

Еще в феврале 2014 года я уехал в Крым, стал помощником вице-премьера, ушел с этой должности, сейчас занимаюсь общественной работой. Тем временем наши районные жулики подделали документы о наличии у меня молдавского гражданства. И 23 декабря 2014 года меня лишили статуса депутата. Сейчас идут суды — в первой инстанции мы проиграли. Сегодня будет судебное заседание, но надежды мало.

* * *

Муниципальных депутатов никто всерьез не воспринимает. 95% из них — бюджетники, учителя, директора детских садов. Это полностью выхолощенное муниципальное самоуправление. Есть единицы, которые могут что-то высказывать: Мотин, я, Кац что-то еще делает.

У нас особенно «адский» район. Я за время работы четырех глав управы снял. Потом никто не хотел сюда идти работать, и должность в течение длительного срока оставалась вакантной. Люди плохо работали, мы их постоянно ловили за руку на воровстве. Последнего мы сняли за плохую уборку. Предпоследнего — через Москонтроль и проверки УБЭПа. Никого не посадили — люди или перемещались в другой район, или увольнялись.

Против меня уже спустя три месяца после выборов стали снимать видеоролики, где я фигурирую на фоне Хиллари Клинтон.

Тучи надо мной сгущались постоянно. Против меня уже спустя три месяца после выборов стали снимать видеоролики, где я фигурирую на фоне Хиллари Клинтон, потом начались заявления депутатов Госдумы, когда я пытался не допустить незаконной постройки рынка на проспекте Вернадского. Парламентарий от ЛДПР написал донос генпрокурору Чайке: мол, я «пятая колонна». Давление было постоянное. Меня пытались чем-то зацепить все время. Были при этом попытки переговоров. Например, когда была «муниципальная революция»: мы хотели убрать муниципалитеты, оставив только избранные советы, потому что люди в тапках на работу ходили, чай пили, ничего не делали. Все произошло только наполовину: никаких полномочий нам не передали.

* * *

В феврале 2014 года на меня напала охрана депутата Мосгордумы Милявского, потом мне пытались подбросить наркотики. И в итоге мне порекомендовали на некоторое время уехать. Что я и сделал.

Вскоре по телевизору я увидел, что в Крыму стали разгонять митинги, что начинается давление на русских. В итоге я поехал в Крым, не зная никого. Пришел к Аксенову. Пообщались, и он мне: «Спасибо, всего доброго». А я приехал только. Но я стал помогать: с созданием пресс-центра, собирал помощь, открыл «Яндекс-кошельки» для семей трех погибших в то время.

Я за время работы четырех глав управы снял. Потом никто не хотел сюда идти работать, и должность в течение длительного срока оставалась вакантной.

На Украине реально произошел вооруженный переворот. А в Крыму давно было заметно, что местные жители не чувствуют себя на родине. Когда все это произошло, я был в самом эпицентре и видел, как люди помогают другим: консервы приносили, одежду свою старую. Это была такая настоящая народная революция.

* * *

Потом московские жулики стали на меня писать доносы: мол, я «пятая колонна». А я не скрывал этого: у меня есть фото, где я стою на фоне флага «Русского единства» (партия Сергея Аксенова. — Ред.) и с наклейкой Навального на ноутбуке.

Потом начались попытки реинкарнации украинских порядков. Это произошло после выборов в сентябре прошлого года. На меня начались конкретные наезды. Мой руководитель (вице-премьер Крыма Михаил Шеремет. — Ред.) отбивался: семь раз меня пытались уволить. А потом в какой-то момент ему сказали: «Чтобы его не было здесь». И я ушел.

Теперь у меня есть проект «Чистый берег Крыма». Мы смогли расчистить побережье, которое все было уставлено заборами. У нас в группе в Facebook 1000 человек, что уже немало для Крыма.

* * *

Мне постоянно прилетают «приветы» от Аксенова. В Крыму людей реально арматурой бьют. Недавно мне звонили, предупреждали, что я могу исчезнуть, рекомендовали уехать.

Я не вижу перспектив для себя на муниципальном поприще. Прежде всего, мне не дадут избраться. Я знаю, как работает электоральная система, партиям порекомендуют меня не брать в списки. Когда я шел на выборы в 2012 году, меня дважды пытались снять с выборов. А бывшие коллеги по совету шампанское откупорили, когда избавились от меня.

Вера Кичанова

депутат МО «Южное Тушино»

© kichanova.livejournal.com

Я перепробовала очень многие инструменты, и в тот момент, когда мы избрались, нам казалось, что у нас есть полномочия, что к нам будут прислушиваться и власти, и избиратели. Но очень быстро по телевизору людям объяснили, что мы — «пятая колонна», и это очень мешало находить общий язык с людьми. Хотя первые два года московская власть с нами заигрывала: ей нужно было получить наши голоса на выборах мэра. Потом прислушиваться перестали.

У меня была хорошая команда. Нам что-то удалось сделать. Мы участвовали в общественных слушаниях, приглашали на них людей, когда власти делали все, чтобы никто не узнал о них. Были отдельные проекты. Например, акция, посвященная призывникам: мы раздавали листовки с правовыми советами. Мы консультировали тех, кто хотел создать ТСЖ. Плюс к тому мы на уровне Москвы вели диалог с другими муниципальными депутатами по каким-то глобальным темам. Например, когда Мосгордума хотела отменить общественные слушания, мы собрали круглый стол. Удалось отодвинуть это решение на какое-то время. Боюсь, что не насовсем.

Мы старались привлечь внимание к тому факту, что московская система самоуправления противоречит законам, к тому, что на уровне районов у нас есть дублирующие друг друга органы. Признаком того, что все не зря, для меня было наличие во всех программах кандидатов в мэры Москвы в 2013 году солидного пункта про передачу полномочий местному самоуправлению.

* * *

Сложно вспомнить, что было первым признаком ухудшения ситуации. Скорее, это было связано не с моей деятельностью в качестве муниципального депутата, а с основной работой в СМИ. Это и история с «Лентой» прошлогодняя, и с «Дождем». Последнюю я наблюдала сама, так как работала на Slon.Ru, который с телеканалом сидел в одном помещении. Мы видели «нашистов», пикетировавших офис с плакатами про «пятую колонну». Нас инструктировали, как вести себя при обыске. Это тоже создавало напряженную атмосферу при работе.

С людьми десятилетиями, кроме как лозунгами, никто не общался. Они никому не доверяют.

Со мной тоже было несколько неприятных историй. Когда я баллотировалась в Мосгордуму, на меня и волонтеров напали неизвестные возле одного из торговых центров, порвали подписные листы. Полиция же не проявила никакого желания разбираться.

В августе 2014 года Slon.Ru получил от Роскомнадзора предупреждение за мое интервью с Артемом Лоскутовым, посвященное «Маршу за федерализацию Сибири». Эти две истории стали двумя крупными последними каплями.

* * *

Когда я шла на выборы, мои надежды были связаны с тем, что нас — новых людей, новых политиков — много, что мы все в своих районах станем посредниками между активными людьми, которые хотят менять что-то, и властью, которая будет вынуждена нас слушать. Был общественный подъем: все ждали перемен.

Я переоценила две вещи: готовность людей участвовать в таких процессах и доверять нам, а с другой стороны — готовность власти. С людьми десятилетиями, кроме как лозунгами, никто не общался. Они никому не доверяют, и это объяснимо. Каждые четыре года они получают новый состав совета депутатов, а проблемы существуют и десять, и двадцать лет. Ко мне приходили люди, которые тридцать лет добивались ремонта своего дома. С ними, кстати, у меня получилось: дом поставили на ремонт — это была маленькая, но победа.

Людей использовали, им обещали, их поддерживали, а потом их проблемы не решались. Кроме того, они не понимали, каковы реальные возможности местного самоуправления. Услышав волшебное слово «депутат», люди думали, что это человек, который приехал на машине с мигалкой и решит все их проблемы. Когда начинаешь объяснять, в чем суть, — а я думала, что повышение политической грамотности является одной из моих главных задач, — люди сразу думают, что ты так пытаешься избежать решения конкретных проблем. Ну и, конечно, телевизор говорит: мол, вы — «пятая колонна». Иногда люди из-за того, что я — за Майдан, отказывались общаться со мной.



Я еще больше полугода назад пришла в совет депутатов и сказала, что слагаю с себя полномочия. В уставе есть пункт, по которому постоянное проживание в другой стране приводит к сложению полномочий. Оформили ли эту мою просьбу документально, неизвестно.

Сейчас я живу в Киеве, редактирую интернет-журнал ReeD, ориентированный на первое постсоветское поколение. О чем он? О свободе, реформах, взаимоотношениях человека и государства. Это не только онлайн: мы еще проводим лекции, форумы.

Создание сайта совпало с Евромайданом, мои коллеги уже жили в Киеве, я приехала их навестить. Был январь 2014 года. Это меня вдохновило: одно дело — читать обо всем в Фейсбуке, а другое — видеть действительно народный протест, насколько люди серьезно настроены и готовы стоять до конца.

В Украине решается будущее не только ее, но и России. Если у Украины получится, то и в России задумаются, что есть некий другой путь, кроме как обратно в совок, который выбрала российская власть. Такие разговоры были про Грузию, но там было легко сказать: мол, это маленькая страна, там все легко сделать. Украина — другое дело.

* * *

Надежда, что я вернусь и буду снова в Москве заниматься политикой или журналистикой, есть. Но, мне кажется, для России можно больше сделать, если поддерживать реформы в Украине. То, что я умею делать, я делала в России, и с каждым разом результаты становились все хуже. Но я, конечно, хотела бы вернуться.

Михаил Вельмакин

депутат МО «Отрадное»

© socgrad.ru

Для меня это были уже вторые выборы в муниципальные депутаты, и выдвигался я уже в статусе действующего депутата района. С одной стороны, это было проще, с другой — я понимал, какие могут быть подводные камни, поэтому готовиться нужно было тщательнее, чтобы отбиться от возможных фальсификаций. Кроме того, в 2012 году я руководил проектом «Школа депутатов», на основе которого был сформирован список «Наш город» более чем из двухсот кандидатов; семьдесят из них стали муниципальными депутатами. Была ответственность за людей, которых мы подготовили, так что нужно было концентрироваться не только на своей кампании, но и на кампаниях наших учеников. Было большое желание, чтобы в 2012 году появились действительно независимые депутаты, а вместе с ними и местное самоуправление. Вот такие мысли были в тот момент.

* * *

Десять из восемнадцати человек работали в предыдущем созыве, они и стали в первые месяцы некоторым ядром, что закономерно, но и новички достаточно быстро освоились и приступили к работе. Считаю, что у нас достаточно живой совет, примером может служить решение о том, что мы не поддерживаем платные парковки в районе, — проголосовали почти единогласно, в большинстве районов этот вопрос вообще не стали ставить в повестку, а в каких-то районах даже жителей не допустили с подобными предложениями на заседание. Отношения внутри коллектива — довольно рабочие и уважительные друг к другу. Почти все депутаты — жители нашего района, это очень важно при принятии решений.

Одна из моих побед — закрытие наркоманской аптеки на Северном бульваре. Это продолжалось полтора года, я столько раз слышал фразу «там такая крыша» от различных должностных людей, после публикаций мне поступали угрозы, но все-таки мы с жителями справились и выкинули ее с нашей территории. Это было действительно сложно.

Выкинули 440 детей из театральной студии, сейчас ее захватили какие-то люди, дом возник двадцатиэтажный без документов на строительство, захват первых этажей под магазины.

Я недоволен муниципальной реформой, по факту у нас становится все меньше и меньше полномочий. И даже там, где полномочия есть, с нашими решениями перестали считаться. При бывшем мэре такого не было.

Например, мы второй год не согласовываем «Ярмарку выходного дня». Там очень высокие цены, большое количество нарушений и постоянные жалобы жильцов. Но она продолжает работать, и не только в выходные дни, но и в будни, начиная с четверга. «Есть заинтересованные люди» — так мне сказали в частном разговоре должностные лица. Есть еще примеры. Скажем, выкинули 440 детей из театральной студии, сейчас ее захватили какие-то люди, и кто это, нам неизвестно, а дети остались на улице. Дом возник двадцатиэтажный без документов на строительство во дворе, захват первых этажей под магазины, платные парковки — я еще долго могу продолжать.

И везде подмена понятий: «ради города», «для удобства», «жители попросили» и т.д. Но по факту с жителями никто не считается, и никто их не слушает. Такого быть не должно. Конечно, это сильно расстраивает, но я оптимист и верю, что вода камень точит и что карма возвращается бумерангом. Рано или поздно это случится — так что не унываю.

* * *

Мне кажется, что сейчас люди стали больше интересоваться политикой, вернее — общественно-политической деятельностью. Сейчас многие знают о существовании местных депутатов, люди готовы защищать свой район, свой двор, свой подъезд как юридически, так и выходя на улицу. Может быть, потому, что в нашем районе Отрадное последние два года слишком горячо, много проблемных точек, которые вызывают недовольство со стороны людей, но мне хочется верить, что это тенденция всего города. Могу точно отметить, что доверие как к Собянину с его командой, так и к районным властям сильно сократилось. Раньше мне не приходилось слышать столько критики в их адрес.

Что я делаю сейчас? В плане научной деятельности — как раз исследую современное местное самоуправление. В плане коммерческой — занимаюсь социологическими и маркетинговыми исследованиями. В общественно-политическом плане — вместе с нашими жителями защищаю свой родной район, в котором родился, вырос и живу; еще было бы хорошо создать настоящее, местное самоуправление, рано или поздно оно появится в нашем городе, и среди коллег-депутатов других районов есть единомышленники, которые уже сейчас понимают, как оно должно выглядеть, — мы должны стремиться к этому.

Смысл в том, что люди решили стать самовыдвиженцами на муниципальных выборах, был. Люди узнали о существовании районных депутатов, появилось некоторое поле, которое до этого было совсем в тени. Благодаря в том числе и им, стало больше активных жителей, и это здорово.

У каждого депутата в своем районе есть микропобеды в масштабах города, но в масштабах района это действительно огромные достижения, и если я начну перечислять вам примеры, займу слишком много места.

Максим Мотин

депутат МО «Печатники»

© NPR

В 2012 году я рассуждал просто: критикуешь — предлагай. Если чем-то недоволен, то начни с себя и исправь сам. Хотелось навести порядок в районе Печатники, где я живу: с незаконной торговлей алкоголем, с незаконными свалками и вредными производствами, с нецелевым и неэффективным расходованием бюджетных средств и так далее. Думал, что чиновники в возрасте и с «совковым» кругозором прислушаются к моим советам. Год я честно пытался, но потом понял, что понимают они только силу. Договоренности не соблюдают, моя помощь им не нужна. В общем — бардак у многих из них в голове.

* * *

С остальными членами муниципального собрания я сначала хотел по-хорошему. Но, увы, в глаза они улыбаются, а за спиной им мерещится Госдеп, Навальный и так далее. Многие коллеги пенсионного возраста. Они готовы голосовать за что угодно, лишь бы их не лишали льгот по их месту работы. Подневольные люди. Мне их искренне жалко, на самом деле. Думаю, они в глубине души понимают, что их используют, но им стыдно в этом признаться, поэтому сами себя заставляют верить в эти небылицы с Госдепом. Есть и молодые карьеристы. Например, деятель Высоцкий как-то раз один подписал все акты открытия и закрытия работ по всему району. Я не подписывал, так как работы были выполнены некачественно. А он взял и тайно подписал все! Что здесь: глупость или умысел? Самое печальное, что такие кадры еще и местное самоуправление в институте преподают. Ну и из 15 депутатов в районе живет только семеро. Остальные — приезжие, их заставили стать депутатами, и части из них эта нагрузка уже поперек горла.

Хоть завтра я выиграю любые выборы у любого единоросса. В этом у меня лично сомнений нет.

При мне уже четыре главы управы сменились. Каждый раз это происходит после того, как я или члены Народного совета района Печатники находят очередной беспредел в районе. За незаконную свалку асфальтового скола «ушел» Бирюков, затем незаконный асфальтовый завод «не замечал» Шелухин, при Ширяеве украли более 11 миллионов рублей на строительстве фонтана-невидимки, при нынешнем Григорьеве в районе обнаружили самую большую незаконную свалку бытового мусора. Чтобы ее убрать, нужно потратить 300 млн рублей. Ответственности за этот беспредел так никто и не понес, чиновников покрывают, и они покрывают мошенников.

* * *

За три года вся страна изменилась. С развилки реформ и хоть какого-то движения вперед мы сделали несколько шагов назад и перешли на дорожку, где у страны есть Царь, пресмыкающиеся депутаты, министры и холопы. Людям тяжело — как финансово, так и морально — и страшно за свое будущее, поэтому любые перемены их пугают еще больше. В районе меня знают, поддерживают. Хоть завтра я выиграю любые выборы в Печатниках у любого единоросса. В этом у меня лично сомнений нет.

Перед выборами в Мосгордуму представители управы и депутата Мосгордумы Стебенковой распространяли против меня листовки-кляузы: мол, я — член «Правого сектора» (организация запрещена в РФ), сжигал людей в Одессе и так далее. И вот один раз ко мне бабушка одна за помощью обратилась, помог решить ее вопрос, сидим на ее кухне и пьем чай. Она и говорит: «Представляешь, в нашем районе какой-то фашист живет, Мотин». — «Так это же я. Максим Мотин». Видели бы вы ее лицо и удивление. «А что ж вы в суд на этих негодяев не подадите?» — спросила она меня. Ну а на кого там подавать, если листовки все анонимные?

* * *

Мотивацию я не потерял, и мне не стыдно смотреть в зеркало. Я помогаю людям. За эти три года нам удалось сделать очень многое. Нам — это Народному совету района Печатники. После того как я стал публично рассказывать о депутатских делах, приглашать жителей активнее проявлять свою гражданскую позицию, появилось много активных сторонников. И вот уже больше года мы все вместе помогаем жителям. Можно сказать, что мы, как супергерои, приходим на помощь в трудную минуту и побеждаем зло.

Толк в походе на выборы в 2012 году был. Появилось как минимум 40—60 молодых политиков, у которых уже есть опыт работы депутатом, мы изнутри увидели все проблемы системы и знаем, что нужно поменять, чтобы сделать каждый из наших районов, а соответственно и Москву в целом, лучше и краше. Я очень люблю Россию и свой город, поэтому мне неприятно, когда какие-то заезжие гастролеры на разных уровнях власти занимаются «откатами», воруют, неэффективно тратят бюджетные деньги, но при этом они герои, а я — «пятая колонна».

Комментарии
Сегодня на сайте
Вокруг чего бы нам сплотиться?Общество
Вокруг чего бы нам сплотиться? 

Мир сегодня расколот между группами интересов, идентичностей, правд и постправд. Как найти что-то, что всех объединяет? Историю новейших дискуссий зафиксировал Митя Лебедев

19 февраля 20195760
Прощай, язык!Кино
Прощай, язык! 

«Синонимы» Надава Лапида лидируют в фестивальном рейтинге критиков

15 февраля 201924520
Genius lociТеатр
Genius loci 

«Пермские боги» Дмитрия Волкострелова в «Театре-Театре»

15 февраля 201914950