29 января 2016Современная музыка
12098

Fat White Family: «Россия — источник нашей духовности»

Участники эпатажной британской рок-группы о новом альбоме, сочувствии к Геббельсу и Северной Корее как настоящей любви

текст: Людмила Погодина
Detailed_picture© Ludmila Pogodina

Брикстонские хулиганы из Fat White Family только что выпустили альбом «Songs for Our Mothers», подтвердив им реноме самой эпатажной рок-группы Британии — противоречивая пластинка заканчивается слезоточивой балладой, в которой задыхающийся в бункере Гитлер умильно прощается с Геббельсом. Людмила Погодина встретилась с музыкантами перед их берлинским концертом, чтобы обсудить, насколько далеко они могут зайти в своих провокациях.

По лестнице спустился Пит, тур-менеджер Fat White Family. За ним шла уменьшенная копия дикого фронтмена Fat White Family Лиаса Сауди — такая же выбритая голова и смуглое лицо с ухмылкой, но на пару лет моложе. «Это Натан, — сказал Пит. — Он будет давать тебе интервью. Заодно и поест». После этих слов Натан Сауди, клавишник группы и младший брат Лиаса, все полтора часа, что мы говорили, ел шницель. Так выразительно и так громко, что шницель стал полноценным участником интервью, как и все остальные члены группы, которые бесцеремонно лезли в него со своими проблемами.

«Она просит меня поцеловать!»

Натан: Пиво, кола?

— Я не пью колу. Шла я однажды с концерта Slaves

В гримерку врывается Лиас.

Лиас: У кого-нибудь есть интернет?

— У меня нет.

Лиас: Кто-нибудь принес амфетамин?

Натан: Неа.

Лиас (смотрит на меня): А ты знаешь, где найти дилера?

— Вообще-то нет. Я не местная.

Натан: Она из Белоруссии. Она даже колу не пьет, потому что она из советского блока.

Лиас: Это не оправдание.

— Так вот, шла я недавно с концерта Slaves

Натан: Эти свиньи (говорит с набитым ртом). Обыкновенные тупицы, и музыка у них такая ужасная…

Slaves? Да вы же светились вместе на фотографии с тура в поддержку очередной премии.

Натан: Это был New Musical Express. Мы вынуждены были играть вместе, отсюда промо-фотографии и прочая херня. Мы не могли повлиять на список групп. Если бы мы выбирали группы, выступающие в этом туре, — ни одна из тех групп, с которыми мы играли, не играла бы в нем. Но выбирал NME.

— А у вас сегодня на разогреве снова Wolf Alice?

Натан: Wolf Alice? О нет. Страшная трагедия на пароме случилась по пути сюда. Из всех пассажиров погибли только они… (Из коридора доносится хохот Лиаса.) Но все, кто выжил, зааплодировали. И это были самые громкие овации, которые Wolf Alice получили за все время существования группы.

— У вас ведь был совместный тур.

Натан: Да. Но мы особо не разговаривали. Со случайными встречными в «Макдональдсе» я общаюсь больше, чем с ними за все время гастролей.

— То есть их вы тоже не выбирали.

Натан: Да мы вообще никого не выбирали. Ты когда-нибудь слышала японскую группу Bo Ningen? Они невероятные. Психоделический нойз-рок. Отличные музыканты, отличное звучание. На одном из фестивалей их поставили выступать первыми, потом был этот отстой — The Districts и Wolf Alice, потом мы. На самом же деле перед нами должны были выступать Bo Ningen. Но тут снова вмешалась индустрия со своим дерьмом.

— Возвращаясь к первому вопросу…

Натан: К этим засранцам Slaves (громко отрыгивает)? Они были рядом с паромом, когда Wolf Alice тонули.

— Так вот, мы шли с их концерта c двумя английскими близнецами и уже знали, что придем на ваш концерт сегодня. На мой вопрос «Что бы вы спросили у Fat White Family?» один из близнецов ответил: «Они это все всерьез?»

Натан: Всерьез ли мы это все? Что это значит? Ты смотрела фильм «Матрица»? Согласно идее фильма в реальности каждый из нас находится в своей маленькой ячейке. Скажи, если бы в матрице у тебя была кошка или собака, думаешь, в реальности они тоже находились бы в такой же ячейке? Думаешь, у свиней есть свои ячейки? А у рыбы?

© Ludmila Pogodina

— Там что, были свиньи?

Натан: Я не видел, но в ресторане была свинина. Значит, в матрице были свиньи. Были ли эти свиньи в ячейках реальности? Да или нет?!

— Речь, на самом деле, шла о том, что группы вроде Slaves звучат и выглядят хорошо. Но стоит копнуть поглубже — и там уже ничего нет.

Натан: Это как с проституткой. Она даже не посмотрит тебе в глаза.

— Не поцелует.

Натан: Это ужасно, правда? И это ли не подтверждение того факта, что они…

— Короче говоря, они не целуются. А вы, парни, целуетесь?

Натан: Конечно, мы целуемся! Это все, чего я хочу.

(Голос Лиаса из коридора: «Вот дерьмо!»)

Натан: Посмотри на эти губы! На эти соблазнительные губы! Ну разумеется! Лиас, Лиас, слышишь? Она просит меня поцеловать! Три минуты как начали, а интервьюер просится меня поцеловать в ответ на вопрос, реальный ли я!

Лиас (появляется в дверях со строгим видом): Ты осознаешь, что мы можем тебя уволить за это?

Натан (хохочет): Да нет же, она ведь из советского блока. Из России.

— У нас только так и проходят интервью.

Натан: Она попросила меня поцеловать, ты можешь в это поверить? Она воспользовалась метафорой…

Лиас: Не так мы работаем с прессой (стучит кулаком по столу)! Ему еще концерт играть!

Можем ли мы выступить в Кремле, если мы с братом устроим на сцене инцест?

Натан: Она неправильно поняла метафору! Она спросила: реальные ли мы?

Лиас: Как он теперь будет выступать?!

Натан: Как?!! Аааааа (орет так громко, что заглушает голоса всех остальных)! Аааааа!

Лиас: Как он теперь сможет отыграть концерт? Мне нужен этот человек с наполненными яичками!

Натан (громко отрыгивает): Во-о-о-о-он!!!

Лиас: После концерта можешь делать с ним что хочешь!

Натан: R-R-R-RAUS!!! R-R-R-RAAAUS!!! RAUS, RUSKA! (Ржет, стучит кулаком по столу.)

— Похоже, что вы это все всерьез.

Натан: Давай уже следующий вопрос, умоляю.

Интермедия с зубной пастой

У Лиаса возникла новая проблема.

Лиас (обращает к Натану): У тебя есть зубная щетка?

Натан блеет, как ягненок, и достает щетку.

Лиас: У тебя есть зубная паста?

Натан: Нет, я не пользуюсь пастой. Это для слабаков.

Лиас: Почему у тебя нет пасты?

Натан (брызжет слюной): Рок-н-ролльщики не пользуются пастой!

Лиас (спокойно): Мы не пользуемся пастой.

Натан: Мы не пользуемся пастой!

Лиас: Ладно, пасту дай.

Натан: Нет у меня этой <гребаной> пасты.

Лиас: Зачем тебе щетка тогда?! Что мне использовать вместо пасты? Лимон, может?

Натан: Заодно и золото почистишь. Завтра я выброшу эту зубную щетку. Лиас, кусок ты дерьма! Верни мою щетку. Сполосни зубы теплой водой. У Таиши есть зубная паста.

Голос Таиши из соседней гримерки (говорит с сильным японским акцентом): Я оставил ее в отеле.

Лиас: Ты уволен!


«Распутин любил такие вещи»

— Этот вопрос был адресован Лиасу, но раз уж он ушел чистить зубы, мы его как-нибудь обыграем. Вопрос о том, как вы взаимодействуете с толпой. Всем запомнился случай, когда на сцене Лиас измазался собственным дерьмом.

Натан (продолжает жевать шницель): Он засунул палец себе в зад. Пахло как детский понос. Никто из нас не хотел к нему приближаться, потому что запах вызывал рвоту.

Лиас громко поет в уборной: «Schnitzel mit pommes! Schnitzel mit pommes!»

Натан: Следующее, что мы планируем, — инцест на сцене. Отправь интервью Путину, спроси — можем ли мы выступить в Кремле, если мы с братом устроим на сцене инцест?

— Он оценит это по достоинству. Гомофобия сейчас в России в моде.

Натан: Распутин любил такие вещи.

Лиас (появляется в дверях с чистыми зубами): Не могу поверить, что во всем здании нет интернета.

Натан: Боже ж ты мой, ты что — так и будешь тут стоять и ныть про интернет все время?

Лиас: Да!

Натан: Она, между прочим, пытается взять интервью. Я изо всех сил стараюсь объяснить, зачем ты засовываешь в свою жопу пальцы.

Лиас и Натан СаудиЛиас и Натан Сауди© Ludmila Pogodina

— Это у вас семейное?

Натан: Да нет же, я не знаю, чего он тут стоит. Чокнутый какой-то.

— Я имею в виду — пальцы в зад совать.

Натан: Не на сцене. До и после — да.

— Думаешь, он это делает, чтобы посмотреть, насколько далеко он готов зайти? Или для того, чтобы посмотреть, как далеко вместе с ним готова зайти публика?

Натан: Думаю, что это его реакция на серость окружающей действительности, которая не содержит никакой опасности. Мы не действуем по принципу «хлеба и зрелищ». У нас есть, прежде всего, наша музыка и наш разум. Вдобавок к этому у нас есть фронтмен, который хочет слететь с катушек. Почему бы и нет?

— Тем более до него уже были GG Allin и Игги Поп.

Натан: Да, время от времени появляются люди, которые хотят немного встряхнуть этот мир. Это своего рода ответ на проблемы в обществе, когда все летит к чертям, экономическая ситуация угнетает… Хотя не буду углубляться в интеллектуальную херню. Что я могу знать, на самом деле? Только то, что мы хотим взбудоражить людей.

Северная Корея и настоящая любовь — это одно и то же.

— Чтобы они смогли хоть что-то почувствовать?

Натан: Да. И Лиасу это отлично удается. Все остальные участники группы стараются, как могут, играть музыку. Пока он изо всех сил старается сойти с ума.

— Вы ведь и сами точно не знаете, чего ожидать от очередного выступления?

Натан: Ну, у меня есть общее представление о том, где находятся «ми» и «соль». Иногда я по ним попадаю, иногда — нет, но, как говорится, где-то нашел — где-то потерял.

Интермедия с сигаретами

В дверях появляется тур-менеджер Пит.

Пит (обращается к Натану): Где мои сигареты?

Натан: Я никогда не крал твои сигареты.

Пит: Как твой шницель?

Натан: Он бесплатный!

Пит: Серьезно?!

Натан: Ну, ты даешь им 7,50 евро и получаешь его бесплатно.

Пит: То есть он не бесплатный.

Натан (смеется): Ну, я не заплатил.

«Всегда есть кто-то лучше тебя»

— Не секрет, что мир катится в пропасть. Можете как-нибудь обнадежить человечество?

Натан: Нет. Опасность таится в стремительном развитии технологий. Нам уже не понадобится мастурбировать, чтобы получить удовольствие. Скоро у нас будет кнопка для получения моментального оргазма. Кроме того, ядерные бомбы и вся эта хрень.

— Ничего нового.

Натан: Я знаю, но мне это не нравится с тех пор, как я появился на свет.

— Раз речь зашла об оружии, не могу не заметить, что Лиас расхаживает в куртке цвета хаки, у вас у всех, кроме Таиши, налысо выбриты головы. К тому же вы хотели выступать на разогреве у Laibach на их концерте в Северной Корее.

Натан: Это был наш план. Многие теперь копируют Laibach, но в то же время у многих групп вертелась в голове идея выступить перед единственной во всем мире изолированной нацией. Это как бы единственное, чего ты не можешь добиться, и это единственное, чего ты желаешь больше всего. Северная Корея и настоящая любовь в этом смысле — одно и то же.

— Первой песней FWF, на которую я наткнулась, была «Touch That Leather». Помню, я сделала коуб из клипа — медитативный ролик с голым задом, который длится вечность.

Натан: А это мой зад! У нас была идея снять клип по мотивам видео Beasts of Bourbon на песню «Psycho». Помню, в тот день жена нашего менеджера приготовила для нас завтрак. Я сказал: «Отличный завтрак». Менеджер наорал на меня: «Почему ты не сказал спасибо?!» Я говорю: «Я же сказал — отличный завтрак!» Я сбежал с завтрака, но мне пришлось вернуться на встречу с Лиасом. Вернулся, постучал. Дверь открыл Лиас и говорит: «Что же нам делать?» — «В каком смысле — что нам делать?» — «Что нам делать с клипом?» Я говорю: «Покажем мой зад». Я еще с прошлой ночи не оправился, и это единственное, что пришло мне в голову. «Гениально!» — сказал Лиас. Так получился клип.

— Кто еще кроме Beasts of Bourbon оказал влияние на FWF?

Натан: Все, что мы создаем, имеет связь с прошлым. Ничто не оригинально. Никто и ничто. Даже ты. Все эти атомы принадлежат кому-то еще. Любая идея, которая возникает в твоем мозгу, имеет корни. В этом нет ничего плохого, особенно если у тебя хороший вкус. Для создания необходим банк идей. В этом смысле Velvet Underground — особенная группа, потому что их корни дошли чуть ли не до Средневековья. Пока все играли блюз, они играли что-то совершенно иное. Это следствие богатого культурного багажа. Всегда есть кто-то лучше тебя.

— Как есть люди, которые стремятся создать что-то…

Натан: Выше тебя.

— …на их взгляд, уникальное…

Натан: С более длинным членом.

— …не догадываясь о том, что…

Натан: С яйцами покрупнее.

— Это важно?!

Натан: Не знаю, просто говорю. Это риторическое. Всегда есть кто-то, у кого ботинки получше. Носки почище. Рубашка голубее. Кто-то дает интервью в комнате получше...

Рок-н-ролльщики не пользуются зубной пастой!

Beasts of Bourbon, Velvet Underground — что еще?

Натан (чавкает листьями салата): Laibach. The Monks. Residents. Из диско — Донна Саммер, Bee Gees. Где мой телефон? Надо глянуть плейлист.

Выходит из гримерки, орет в коридоре: «Лиас, ты что — косяк раскуриваешь?»

Лиас: Елки-палки, это всего лишь сигарета.

Натан: Если ты скуришь косяк, я сразу пойму. Даже не смей. Я прочту по твоему лицу, по твоим зрачкам. Если тронешь косяк, Лиас, тебе хана. Тебе хана (орет)!!!

Лиас (имитирует стоны): Оh, ja! Das ist so gut! Я так долго этого ждал…

Натан: Знаешь, что? Знаешь?..

Лиас: Ну что?

Натан: Пожалуйста, просто не делай этого.

«Многим эта песня дастся с трудом»

Натан возвращается с телефоном и включает песню Алана Веги «Juke Box Babe», делает громче, закрывает дверь.

Натан: Люблю эту песню. Сексуальная. Помогает мне игнорировать то, чем они там занимаются.

— Соул Адамчевски, ваш гитарист, должен был диджеить на вечеринке после концерта, да?

Натан: Он потерял рассудок. Он нездоров сейчас, ему нужна профессиональная помощь, чтобы прийти в себя. Немного освежиться. Грустно все это. Нам нужно подыскать ему замену, пока он восстанавливается. Но он справится. Как не справиться? Если ты занимаешься самореализацией, то момент, когда ты ничего не думаешь о том, что тебя окружает, должен стать сигналом к тому, что что-то пошло не так. Это уже саморазрушение, из которого нужно выбираться.

— Это все вообще как-то связано с Wolf Alice?

Натан: Возможно, он потопил тот паром.

— Вы же по-прежнему общаетесь?

Натан: Да, я с ним разговариваю. Просто однажды он не пришел на вечеринку. Другой раз ушел со сцены во время концерта. Мы говорим: чувак, соберись! Пожалуйста! Но он еще вернется.

Мы хотим взбудоражить людей.

— Его отсутствие как-то сказалось на записи альбома?

Натан: Это случилось после того, как мы закончили работу над альбомом «Songs for Our Mothers».

— Расскажи про него.

Натан: Он лучше, чем наш первый альбом.

— Этот альбом вы записывали в студии у Шона Леннона?

Натан: Только одну из песен.

— Записываться у Шона Леннона — это как Nine Inch Nails, которые пишут альбом в доме, где погибла жена Романа Полански?

Натан: У Шона просто шикарный дом в Вудстоке, больше похожий на особняк какого-нибудь лорда. Там у него есть гигантских размеров студия, под которую переделан бывший ангар. Остальные песни мы записали в Нью-Палце, Нью-Йорк. С нами работал продюсер Лиам из Trashmouth Records. Еще часть мы записали в его студии в Нью-Молдене, а еще кусок — на студии Drop Out. Звук на этом альбоме менее гаражный. Эта запись более эклектичная. В ней больше глубины, песни сильнее отличаются друг от друга. Проверь, как долго сможешь прослушать. Со своей мамой.

— Ты знаешь немецкую группу Einstürzende Neubauten?

Натан: Нет, но можем послушать (находит на Spotify песню «Garden», включает).

— Я говорила с их бывшим звукорежиссером. И он рассказывал о том, что если ты выступаешь в клубе перед толпой до 500 человек — это хорошо. От 500 человек до 1000 — это тоже может быть ничего, в зависимости от площадки. Но больше 1000…

Натан: Все меняется.

— Да, и он говорил о том, что выступать перед толпой больше 1000 человек — это быть Геббельсом. То есть это тот же механизм управления массами, который использовал Геббельс.

Натан: Одна из наших песен с нового альбома называется «Прощай, Геббельс».

— О чем она?

Натан (говорит на фоне орущего Бликсы с альбома «Tabula Rasa»): Мне кажется, многим она дастся с трудом. Это как грустный балет. Она о последних моментах жизни Гитлера и Геббельса в бункере. Это, конечно же, сатира, а не ода героям. Но сама идея вести рассказ о таких чудовищных людях под балладную мелодию с помощью очень хорошего текста — мы правда написали отличный текст для этой песни — в сочувствующей манере… даже меня это сбивает с толку. И я чувствую, что это случится со многими. В то же время это пугает. Меня не было, когда Соул и мой брат Лиас написали ее. Я тогда уехал в Мексику. А когда вернулся, обнаружил эту прекрасную песню. Мне кажется, с точки зрения текста и музыки это одна из самых остроумных песен, записанных нами. Ко мне это как бы не относится, потому что не я ее сочинил. Но когда я вернулся и послушал, то ощутил, что с помощью текста и музыки они сумели расставить акценты так, что ты начинаешь что-то чувствовать по отношению к этим двум <гребаным> тиранам. Это надо слышать.

Если ты не врубаешься в театр, оставайся дома и смотри телевизор.

Laibach, в принципе, добиваются того же эффекта своим внешним видом, музыкой и текстами песен.

Натан: Да-да, это мощный символизм, на звук которого регулярно тянутся сбитые с толку фашисты. Laibach — в высшей степени театрализованная группа. А если ты не врубаешься в театр, оставайся дома и смотри телевизор. Идиоты. Не то чтобы я интеллектуал, который смыслит в театре и опере. Но если я чего-то не понимаю, я не притворяюсь, что все понял, я задаю вопросы. Люди часто, когда не понимают чего-то, стесняются задавать вопросы, потому что это как бы унизительно, хотя в сущности это тебя развивает. Вместо этого они делают собственные умозаключения. А такие умозаключения — происки дьявола. Есть простое правило: не понял — переспроси.

«Россия не заигрывает с идеями свобод»

Натан: Пожалуйста, пришли мне то, что получится. Однажды я уже давал интервью русскому Rolling Stone, кажется. Я был страшно пьян и постоянно повторял одно и то же слово. В том, что я говорил, не было никакого смысла. Это было в три часа утра после концерта. Меня мучили без особых на то причин. Нам нужно произвести хорошее впечатление на Россию, потому что это наша Отчизна.

— Даже так?

Натан: Да, это источник нашей духовности. Советская Россия. Вместе с дореволюционной. Каким-то образом и та и другая вместе. Шутки шутками, но мне нравится история России и тот факт, что никому так и не удалось ее захватить. Наполеон пытался. И об этом «Война и мир», да? Гитлеру следовало внимательнее почитать «Войну и мир». Первый признак помешательства — это повторение одного и того же в ожидании разных результатов. Ты вообще посмотрел по карте, насколько огромна эта страна? Если ты пойдешь на них, они отступят еще глубже. Плюс этот собачий холод. У европейцев тогда даже водки не было, только шнапс. Куда ты со своим шнапсом против черной водки из луковиц? Ты не возьмешь их голыми руками, оставь их в покое. Еще эта Америка! Сколько военных баз у России по всему миру? А Америка имеет около 650 военных баз по всему миру. Все страны не идеальны.

— Среди гигантских стран нет ни одной идеальной.

Натан: Россия всегда была большой. Она не знала другой власти, кроме сурового режима. Она не заигрывает с идеями свобод. Когда Америка кричит: «Мы освобождаем ваши задницы. Ваши зияющие задницы закровоточат золотом и купюрами. Будущее не за горами!» — да пошел ты в жопу! И они брызжут этим ядом. Я помню интервью из 60-х, когда Никсон встречался с Хрущевым, во времена космической гонки. Это показывали на черно-белом телевизоре в России. И вот две эти мировые суперсилы меряются своими лучшими достижениями. Ваш российский «комиссар» говорит: «Наше достижение — это прогресс в освоении космоса и космические корабли». И американский ответ: «А наше — цветное телевидение». Кажется смешным, но если подумать — минуточку. Цветное телевидение? Это говорит о том, что они сфокусированы на всемирном культурологическом империализме. И им даже не нужно отправляться в другую страну, чтобы доминировать. Они используют для этого развлекательные приборы.

— Ваша группа когда-нибудь станет частью мейнстрима?

Натан: Нет. Зачем нам это? Я — хороший повар. Я могу сделать…

В комнату заглядывает басист Таиши: «Он может приготовить очень вкусные мюсли».

Натан: Я могу готовить отличную еду, не имея денег. Мне не нужны деньги. И книги не нужны — я могу бесплатно почитать их в библиотеке.

© Ludmila Pogodina
«Многие люди не понимают, что сцена существует для усиления эффекта»

Натан: Если бы ты поцеловала участника нашей группы, кто бы это был? Кто симпатичнее?

— Надо хотя бы пару минут присмотреться.

Натан: Тогда смотри на концерте, а после выступления ответишь. Хотя на сцене все выглядит совсем иначе! Многие люди не понимают, что сцена существует для усиления эффекта. Амфитеатр был создан для того, чтобы создать эхо, усилить звук. И это было уже тысячи лет назад. К тому же существует эффект притягивания внимания в центр, чтобы сосредоточить и усилить резонанс. И перед артистом всегда стоит выбор — принимать сценический образ или оставаться самим собой. Я незнаком с Laibach, но полагаю, что они примеряют на себя персонажей, но не являются ими на самом деле. Например, когда я играю концерт — мне просто нравится играть музыку, трясти головой. Точно так же я веду себя, когда громко слушаю музыку дома. Но после пары рюмок водки я точно так же слушаю музыку в автобусе и пою, потому что хочу, чтобы весь мир узнал о моем музыкальном вкусе… О, вот один из них.

— Кто?

Натан: Северин! Северин, иди сюда. Я спросил, кого из всей группы она бы поцеловала. Теперь я беру у нее интервью.

Северин: Он что, вывернул интервью наизнанку?

— Уже давно.

Северин: Он постоянно это делает. Постоянно! Он не может, чтобы все двигалось в одном русле.

Натан: Жизнь не может двигаться в одном русле.

Северин: Совершенно верно. Как вообще дела?

— Неплохо.

Натан: Ну что, симпатичный малый?

— Действительно симпатичный.

Северин: Да ну вас, ребята! Вы слишком добры ко мне. Заканчивай уже свой шницель, и поболтайте по-человечески.

Альбом Fat White Family «Songs for Our Mothers» на iTunes

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Сегодня на сайте
Не ной!Современная музыка
Не ной! 

Параллельно акциям протеста в Беларуси проходит «партизанский» музыкальный фестиваль «Неноев ковчег» — в лесной глуши и посреди озера, но за ним можно следить в онлайн-трансляции. Зачем он нужен? Репортаж Людмилы Погодиной

28 сентября 2020777
И-и 35 раз!..Современная музыка
И-и 35 раз!.. 

Видным московским рок-авангардистам «Вежливому отказу» исполняется 35 лет. Григорий Дурново задается вопросом: а рок ли это? Русский рок? Что это вообще такое?

24 сентября 20203812
Видели НочьСовременная музыка
Видели Ночь 

На фоне сплетен о втором локдауне в Екатеринбурге провели Ural Music Night — городской фестиваль, который посетили 170 тысяч зрителей. Денис Бояринов — о том, как на Урале побеждают пандемию

23 сентября 20203514
«Мужчины должны учиться друг у друга, а не у кого-то извне, кто говорил бы, как следует себя вести»Общество
«Мужчины должны учиться друг у друга, а не у кого-то извне, кто говорил бы, как следует себя вести» 

Зачем в Швеции организовали проект #guytalk, состоящий из встреч в мужской компании, какую роль в жизни мужчины играет порно и почему мальчики должны уже смело разрешить себе плакать

23 сентября 20206623
СВР: смена имиджаЛитература
СВР: смена имиджа 

Глава из новой книги Андрея Солдатова и Ирины Бороган «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль»

22 сентября 20204062
Шаманизм вербатимаКино
Шаманизм вербатима 

Вероника Хлебникова о двух главных фильмах последнего «Кинотавра» — «Пугале» и «Конференции»

21 сентября 20204110